Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Дхрув Гулати придумал Factmata — стартап, который призван бороться с фейковыми новостями. Для того, чтобы проект работал, ему нужны были инвестиции, и Гулати отправил письмо на электронную почту миллиардера Марка Кьюбана. Инвестор не только не проигнорировал письмо, но и вложился в стартап. О том, почему он это сделал, пишет Business Insider.
Среднестатистический инвестор проводит со стартапом четыре-восемь лет — а затем продает свою долю, осуществляя так называемый выход из инвестиции. В России венчурный рынок начал активно расти в 2007 году, и, по прогнозам экспертов, его уже должна была захлестнуть первая волна выходов. На практике таковых не более 20-30 в год, а сумма сделок крайне мала. Почему на наши стартапы нет спроса?
Холдинг Softline перед IPO проведет крупнейшее размещение бондов в истории российского IT-рынка. Он выпустит облигации на общую сумму 10 млрд рублей.
Директор компании Berner&Stafford рассказал Руслану Станчеву о политической воле российских управленцев, разнице между болью и мечтами бизнеса, а также раскрыл формулу большого консалтинга
Основатель сети пиццерий «Додо пицца» Федор Овчинников на своей странице в Facebook написал, что инвесторы вложили в его компанию $7,5 млн, что больше 430 млн рублей по текущему курсу. Средства пойдут на развитие компании, сообщил Овчинников.
Кремниевая долина — эльдорадо для стартапов. Сотни и тысячи стартаперов приезжают сюда в надежде поднять инвестиции, найти партнеров, выйти на американский рынок. Однако удается все вышеуказанное только десяткам. А стать «единорогом» под силу уж и вовсе единицам.
Программисты — в Нижнем Новгороде, инвесторы — из Южной Кореи, продажи — в развивающихся странах по всему миру. Как двое программистов отказались от амбиций и создали международный бизнес по облачному хранению данных
Максим Азаров и Дмитрий Малин — выходцы из холдинга Rambler&Co. Создать успешный бизнес у них получилось не сразу: в сфере, которую они выбрали, пришлось конкурировать с IT-гигантами. О том, как им удалось найти свою нишу, получить финансирование от южнокорейских инвесторов и закончить 2016 год с выручкой в $2 млн, предприниматели рассказали РБК.
Венчурный фонд Novartis, по версии компании EP Vantage, с 2007 по 2016 г. инвестировал в 161 стартап. Это наивысший показатель среди фармацевтических компаний. При этом активность корпоративного фонда лишь ненамного уступает независимым инвесторам.
Венчурный биотех-фонд Primer Capital инвестировал в разработку препарата для пациентов со множественной миеломой компании «Гемофарм». Средства будут направлены на реализацию доклинических исследований. Об этом Firrma рассказали в фонде.
Не так давно западные инвесторы вкладывались в китайские стартапы (например, в начале 2010-х Юрий Мильнер вложился в Alibaba, Xiaomi и JingDong, многократно отбив инвестиции), а сейчас все наоборот: китайцы сами ищут, в кого бы им вложится на Западе.
Российско-американский акселератор Starta Accelerator запустил отдельную программу для стартапов из СНГ, которые работают с блокчейном или желают внедрить эту технологию. В ходе программы проекты смогут подготовиться к ICO, рассказали Rusbase представители акселератора.
Блокчейн-стартапы Omise GO (OMG) и Qtum стали первыми проектами, которые стали «единорогами» — набрали $1 млрд капитализации — после ICO на базе платформы Ethereum. Об этом свидетельствуют данные Coinmarketcap.


Статьи за 2020 год: Январь
Архив статей: 2019 2018 2017 2016 2015
Место проведения: