Media Review

Российские Deep Tech-проекты привлекают внимание

Сог­ласно дан­ным эк­спер­тов «Сколково», Deep Tech-про­ек­ты привлекают все больше внимания со стороны игроков рынка инноваций. По данным компании CB Insights, в 2019 го­ду специализирующиеся на глубоких технологиях стартапы привлекли рекордные $26,6 млрд, заключив более 2200 сделок по всему миру. Российские Deep Tech-про­ек­ты демонстрируют все большую востребованность за рубежом. Нес­мотря на то, что Deep Tech-про­ек­ты тре­буют боль­ших ин­вести­ций, ана­лити­ки от­ме­чают, что ры­нок рас­тет.

Международная консалтинговая компания BCG выделила отличительные характеристики Deep Tech-решений. Среди их: научная и технологическая новизна (novelty), глобальность решаемых проблем (impact), сложность коммерциализации, для которой требуется значительный объём финансовых (investment) и временных ресурсов (time and scale) и междисциплинарность, то есть совмещение самых разных областей медицины, биологии, физики, ИТ и так далее.

Несмотря на высокий потенциал Deep Tech, инвесторы долгое время с опаской относились к вложениям в подобные проекты: в 2011 году на мировом рынке показатель составил всего $1,7 млрд. Среди основных рисков эксперты выделяют высокий уровень технологической экспертизы, необходимый для оценки эффективности предложенного решения, и длинный цикл выхода на рынки.

«По итогам 2020 года мы видим рост инвестиций в российские стартапы в области цифрового Deep Tech. Например, в первом полугодии 2020 года объем частных инвестиций в цифровые решения, которые можно отнести в Deep Tech, составил 3,5 млрд рублей, что более чем в два раза больше чем за аналогичный период 2019 года», — оценивает российский рынок операционный директор Кластера информационных технологий Фонда «Сколково» Сергей Ходаков.

«В России и мире наблюдается устойчивый тренд на развитие Deep Tech-проектов, особенно на базе технологий искусственного интеллекта (ИИ). Многие барьеры развития Deep Tech-проектов, такие как проблемы с коммерциализацией, привлечение компетенций, защита интеллектуальной собственности, привлечение инвестиций, становятся все менее значимыми. В России после спада объема инвестиций в Deep Tech в 2018 году наметился устойчивый тренд на рост инвестиций. В первом полугодии 2020 года отечественные цифровые стартапы, которые можно отнести к Deep Тech, привлекли 3,5 млрд рублей частных инвестиций. Основными драйверами развития Deep Tech-стартапов становится растущий предметный интерес со стороны корпораций и усиливающая поддержка со стороны институтов развития и государственных программ», — считает Сергей Ходаков.

«Более 80% объема инвестиций в мировой цифровой Deep Tech приходится на три страны: США, Китай и Великобританию, причем более 50% инвестиций приходится на американские стартапы. Россия, к сожалению, не входит в первую 10ку стран по привлеченным инвестициям, однако, учитывая сильную математическую школу и имеющие технологические заделы, в России есть целый ряд успешных компаний, финансирование развития продуктов которых осуществляется с привлечением государственных программ и государственных мер поддержки», — отмечает Сергей Ходаков.

«Мировые тенденции показывают, что объем инвестиций в Deep Tech находится на стабильно высоком уровне. Россия также находится в данном тренде, мы видим что компании размораживают инвестиционные программы которые были приостановлены в связи в Covid-19, поэтому в 2021 году, поэтому ожидаем что рынок Deep Tech инвестиций, не смотря на падение мировой экономики в 2020 и сдержанные темпы восстановления мировой экономики в 2021 году, покажет заметный рост по сравнению с 2020 годом», — считает Сергей Ходаков.

Само по себе понятие Deep Tech —очень широкое, поэтому сложно оценить реальный объем рынка, считает директор по развитию цифровых решений ИТ-компании «Крок» Алексей Сидорин. Например, в оценку можно включить затраты на медицинские технологии и вакцины, и в этом случае рынок, конечно, вырос.

«Надо понимать, что Deep Tech связан с долгосрочными инвестициями и глубоким погружением со стороны команды, поэтому пандемия и экономические аспекты последних месяцев не могли кардинально повлиять на уже запущенные проекты. Новые проекты, скорее потеряли в количестве, чем в финансовом выражении и поэтому молодым игрокам сейчас довольно сложно найти финансирование. При этом есть ощущение, что в качественном выражении инвестиции в фундаментальные исследования и глубокие R&D выросли. Deep Tech с точки зрения бизнеса — это всегда долгие деньги и высокий риск. Чаще всего, наблюдается рост таких направлений во время стабильного и прогнозируемого рынка. Однако, государственные программы и экономические кластеры положительно влияют на рост сегмента», — отмечает Алексей Сидорин.

По мнению руководителя направления роботизации и заказной разработки Softline Станислава Маслова, Deep Tech-проекты в большей степени актуальны компаниям, изначально ориентированным на какие-то инновационные идеи, которые в последствии становятся продуктом. Оценивая динамику рынка Deep Tech, можно сказать, что на его рост в большей степени влияют какие-то глобальные факторы, связанные с появлениями благоприятных условий для развития стартапов.

«Потенциал таких стартапов в России высок, но эти проекты сложные и дорогие, а первые инвестиции под них чаще всего привлекаются уже с действующим MVP. В тоже время крупные корпорации с целью поиска инноваций в последние годы активно привлекают Deep Tech-стартапы в свои бизнес-акселераторы. Крайне важное влияние на рынок оказывает и инновационная политика государства с точки зрения поддержки научных стартапов, создания экосистемы для их успешного развития, а также инвестиционная привлекательность, как со стороны внутренних, так со стороны внешних экспертов», — отмечает Станислав Маслов.

«Связывать же рост рынка исключительно с пандемией не стоит: как-то сильно на него повлиять она вряд ли сможет, потому что процесс формирования Deep Tech-стартапа, связанного именно с созданием нового продукта и вывода его на рынок занимает достаточно большое количество времени. Так, решение, оценивающие степень поражения легких, скорее показывает пример, как определённый продукт, уже выведенный на рынок, можно адаптировать под влияние времени. Это преимущественно социальная и имиджевая история», — считает Станислав Маслов.

Однозначно сказать про рост Deep Tech в 2020 году сложно, потому что многие процессы в компаниях, особенно в части инноваций и R&D, долгое время либо протекали в спокойном режиме, либо вовсе находились на паузе, считает директор корпоративного акселератора GenerationS в РВК Екатерина Петрова. Компании-гиганты, лидеры в своих отраслях, могли позволить себе не останавливать инновационную деятельность, а наоборот сфокусироваться на новых возможностях. В большинстве компаний серьезный шифтинг был замечен только в середине 2020 года, когда корпорации стали постепенно «оживать» и возрождать инновационную активность.

«Если говорить про технологии Deep Tech в целом, то ряд компаний развивают собственные лаборатории, где «выращивают» технологии под себя, другие же прибегают к внешнему поиску проектов Deep Tech. Среди партнеров нашего акселератора были компании, которые полностью выкупали стартапы, чтобы решение было только у них, а не у конкурентов», — отмечает Екатерина Петрова.

«Многие компании, особенно международные, готовы выделять немаленькие бюджеты на развитие собственных исследовательских лабораторий. Например, Samsung в первой половине 2020 года потратила почти 10 млрд долларов США на R&D, чтобы определить новые направления развития и роста. Среди стран лидерами в области R&D уже который год являются Израиль и Южная Корея, которые тратят внушительный процент своего ВВП на исследования и разработки. На развитие этой сферы существенным образом влияет не только государство, которое должно обеспечить поддержку и стимул к развитию, но и наличие спроса со стороны крупных заказчиков в лице компаний», — считает Екатерина Петрова.

«За последние пять лет привлекательность Deep Tech проектов для инвесторов выросла очень сильно. Мой Telegram-канал proVenture выступал партнером в подготовке отчета «Альманах искусственный интеллект №4: Итоги 2019 года», где мы считали статистику по инвестициям в проекты в области искусственного интеллекта за 2019 год и за последние 5 лет. Так вот, в 2019 году насчитывалось 50 сделок, а в 2015 году — только 6 сделок. Безусловно, только часть этих проектов по-настоящему Deep Tech-проекты, но это говорит о том, что внимание инвесторов в целом растет. Однако до мирового рынка нам далеко — объем инвестиций составил только $226 млн (или $79 млн, если исключать крупную сделку. Но рост и тут значительный, либо с $8 млн до $79 млн (то есть, почти в 10 раз), либо до $226 млн (то есть, более чем в 28 раз)», — отмечает принципал Fort Ross Ventures Денис Ефремов.

Разные DevOps направления, облачные сервисы, open source, edge computing, HPC являются самыми привлекательными направлениями для Deep Tech-проектов, считает Денис Ефремов. Однако серьезные технологии являются частью многих бизнесов, которые олицетворяют для клиентов более традиционные и понятные продукты — тут большой потенциал у HR, EduTech, Mental Health Tech и ряда других ниш, например, связанных с контентом (например, производство видео) или consumer apps.

«Классические направления в Deep Tech очень капиталоемкие, нужно потратить много сил, времени и применить много таланта, чтобы Deep Tech-продукт стал по-настоящему качественным, а если это решение в области В2В, то еще и время, чтобы продать этот продукт клиентам. Поэтому я думаю, что активность инвесторов в России будет расти кратно, а также активность корпораций, которые будут искать и внедрять подобные решения. Однако я все равно считаю, что до глобального рынка AI&ML очень далеко, и многие проекты будут искать и финансирование, и клиентов за рубежом, где больше бюджета для подобных историй», — считает Денис Ефремов.

Инвестиционная привлекательность технологий и отраслей, относящихся к Deep Tech, выросла за последние годы достаточно сильно, отмечает директор представительства VIAVI Solutions в России и СНГ Денис Сладких. В первую очередь, это можно увидеть по блокчейн-ориентированным финансовым платформам.

«Если смотреть на эти рынки, не ориентируясь на прибыль от шортов, то весьма привлекательна фотоника, находящая сейчас свое применение не только в чистой науке, но и в прикладной медицине, и в автомобилестроении, и в безопасной идентификации пользователей и так далее. Квантовые вычисления также очень многообещающи для инвестиций в то время, как рынок робототехники, на мой взгляд, уже достаточно насыщен разработками и менее привлекателен для долгосрочнных инвестиций. Разработка вакцин и лекарств от COVID-19 тоже относится к Deep Tech, и в этой экосистеме достаточно стартапов, базирующихся на технологических открытиях. Также привлекательными я бы назвал технологии, совместимые с дополненной и виртуальной реальностью в плоскости иммерсивоного образования или медицины, — захват движений, передача, создание и проекция трехмерных моделей. Им легко выйти на практическое применение при достижении достаточной технологической зрелости и доступности», — считает Денис Сладких.

«Следует оговориться, что я имею в виду именно современное понимание Deep Tech, так как в некотором смысле он существует уже много лет, но, по понятным причинам, мы не затрагиваем разработки и отрасли, направленные на закрытие потребностей военной промышленности. Рынок инвестиций Deep Tech существует давно, но до недавнего времени он был недоступен частным инвесторам. Где-то он не будет доступен никогда в связи с секретностью и государственной тайной», — отмечает Денис Сладких.

Со временем таких научных проектов, привлекающих частные инвестиции, становится все больше и больше, и в целом технологический рынок набирает популярность у инвесторов, интересующихся наукой, считает Денис Сладких. К ним примыкают и те, кто ищет диверсификацию в сторону от классичечкого финтеха и управления капиталом, и те, кто устал от порой чисто математических правил и коротких спекулятивных настроений современного рынка.

«При оценке рисков этих инвестиций всегда следует брать в расчет факт зрелости той или иной технологии и возможности ее реального практического применения, так как без этого технологии могут остаться просто наукой. В целом, для людей, разбирающихся в одной или нескольких технологиях, входящих в условный круг Deep Tech, будь то, например, биотехнологии, или оптические передатчики, или полупроводники, инвестиции в профильные компании выглядят вполне разумным шагом при условии финансовой грамотности и надежного доверительного управления», — отмечает Денис Сладких.

Рынок глубинных технологий интересует инвесторов последние 10 лет. Сейчас в мире больше 9000 Deep Tech-компаний. Количество российских компаний, связанных с AI, дронами, роботехникой, фотоникой и биотехнологий, продолжает держаться на уровне таких стран, как Норвегия и Новая Зеландия, уступая только странам-лидерам — США, Китаю, Германии и Японии, отмечает старший управляющий директор VEB Ventures Вероника Фидлер.

Deep Tech проникает во все технологические рынки. Основная трудность, с которой сталкиваются такие разработки, связана с большими затратами на этапе R&D, а внедрение требует значительного времени. Венчурные инвесторы, обладая большим горизонтом планирования, являются естественными партнёрами таких стартапов. В России для этого направления особенно важна роль институтов развития, отмечает Вероника Фидлер.

«В 2020 году объем финансирования медицинских AI-стартапов в России превысил 3 млн долларов (2,3 млн долларов в 2019 году). Средний ежегодный рост всех сегментов в этом направлении составляет около 27%. По нашим данным, до 2026 года самой привлекательной нишей в этой области будет mHealth — направление, разрабатывающее мобильные устройства и беспроводные технологии для медицины и спорта. Если в 2020 году такие стартапы привлекли немногим больше 1 млн долларов, то через 5 лет этот показатель может вырасти в 5 раз», — приводит статистику Вероника Фидлер.

«Российские эко-стартапы, связанные с Deep Tech, пока что образуют развивающийся рынок. Наиболее интересный его сегмент — «умная» упаковка (Smart Packaging). Финансирование тар из вторично переработанного пластика прямо сейчас оформляется в тренд. Этому способствует жесткая экологическая политика Китая и ЕС. За следующие 6 лет размеры рынка Smart Packaging увеличатся примерно до $49 млрд. В России сотрудничество инвесторов и стартапов из этой ниши затруднено различными факторами. Российские стартапы готовы предлагать прорывные решения в этой сфере, инвесторы всячески поддерживают «зелёные» инициативы. Однако в стране не развита нужная инфраструктура. Первые шаги в её развитии сделали наша портфельная компания O3 совместно с компаниями СИБУР и Jokey», — считает Вероника Фидлер.

«Рост Deep Tech-рынка в России будет зависеть от готовности компаний сотрудничать с корпорациями. Мы наблюдали этот процесс на рынке биофармы 5 лет назад. Сейчас же эта модель сотрудничества помогает внедрению глубоких технологических инноваций практически во всех отраслях — от цифрового здравоохранения и эко-оборудования до космических разработок и беспилотных аппаратов», — отмечает Вероника Фидлер.

Автор: Ели­заве­та Неу­по­кое­ва.



Место проведения: