Media Review

Что станет с инновациями в России: обзор мнений об аресте главы РВК

25.06.2020
Источник: РБК

Фото: РБК Тренды

Как арест главы РВК Александра Повалко может сказаться на отечественном инвестрынке? Обзор самых ярких цитат российских предпринимателей и инвесторов.

В начале июня в офисе Российской венчурной компании и в доме ее главы Александра Повалко прошли обыски. Позже суд отправил его под домашний арест.

Следствие считает, что из-за бездействия Повалко РВК недополучила $3 млн из займа, выданного портфельной фирме Soft Machines Inc. в 2012 году. Защита Повалко называет обвинение абсурдным. Там обращают внимание, что заключение договора займа произошло в 2012 году, когда Повалко еще не работал в РВК (он приступил к работе в январе 2017 года).

Фото: ТАСС

«В фокусе внимания следствия — деятельность дочернего зарубежного фонда RVC I LP. В частности, реинвестирование фондом в портфельную компанию Alion Energy Inc. средств, вырученных от продажи портфельной компании Soft Machines Inc.», — поясняют в РВК.

Отмечается, что Soft Machines Inc. была проинвестирована за счет средств, полученных по займам от АО «РВК».

«Одним из непосредственных следствий этих событий станет рост токсичности бюджетных денег. Без сомнения, инвесторы и предприниматели будут еще с большей осторожностью рассматривать возможности совместных проектов с государством», — отметил в беседе с РБК Алексей Басов, инвестиционный директор РВК.

Как арест Александра Повалко повлияет на инновационное развитие страны, какие последствия ждут отечественный венчурный рынок и каким теперь будет инвестиционный климат в России? Собрали высказывания других игроков рынка, предпринимателей и журналистов, которые размышляют об этих и других вопросах в рамках дела РВК.

Из открытого письма представителей институтов развития, инновационной экосистемы, инвестиционного сообщества, науки, образования, технологического бизнеса в поддержку генерального директора АО «РВК» Александра Повалко:

«Инновационное развитие страны, рост рынка венчурного инвестирования, развитие технологического предпринимательства возможны, когда между государством, бизнесом и обществом существует доверие и единое видение целей. Уголовное преследование руководителя одного из системообразующих институтов развития — государственного фонда фондов — подрывает такое доверие и отдаляет наши общие цели. Оно обесценивает многолетние усилия инновационного сообщества России. Отток капитала с венчурного рынка, остановка инвестиционных проектов, сокращение предпринимательской инициативы, снижение эффективности госполитики в сфере инноваций — вот самые ближайшие возможные последствия происходящих событий для экономики страны».

Елизавета Осетинская, основатель проектов The Bell и «Русские норм!»:

«Мне кажется, эта история с обысками отвечает на вопрос метафорический «Почему Россия — не долина?». Вот потому и не долина. У тебя инвестиции должны заканчиваться выходом, но выходом не из автозака и не выходом из автозака за решетку, и не выходом из тюрьмы. Они должны заканчиваться выходом фаундеров с деньгами из компании, а не выходом из Следственного комитета в суд. Вот в чем разница. И пока все это таким фоном будет сопровождаться, не будет у вас никаких ни инвесторов, ни фаундеров, ни стартаперов. Не будет у вас никакой долины. Потому что каждый раз, когда предлагают эти госинвестиции, фаундеру нужно 13 раз подумать и 1 раз отказаться. Потому что это кончится все каким-нибудь уголовным делом, потому что начнут выяснять: а он потратил не на то, а стоило это все не так, а на самом деле стартап этот был пустышкой, потому что ничего там не работает. Потому что в стартапе обычно ничего не работает. Это нормально. А потом, не дай бог, еще этот стартап обанкротится, и за это из всех в результате сделают организованную группу лиц и посадят. Вот и ответ».

Сергей Солонин, основатель Qiwi:

«Смотрю на то, что происходит с руководителем РВК, и охватывает ужас за среду, которую мы вместе строили для бизнеса, предпринимателей. Рынок государственных фондов как будто бы хотят окончательно убить, даже не дав ему толком родиться. О каком развитии предпринимательства и о каких венчурных инвестициях в этой стране вообще можно говорить, когда к тебе приходят с обысками, разбивают твою репутацию и втаптывают все твои достижения для бизнеса в плинтус за один день? У меня в портфеле полно компаний, которые не вернули кредит, обанкротились и т.п. Когда что-то не устраивает инвестора, для этого есть арбитражный суд. Если всегда за подобными случаями будет приходить уголовка, это же полный бред. Государство стреляет себе в ногу…»

Марк Кингсли, гендиректор калифорнийского стартапа Alion Energy:

«То, что внутри совета директоров РВК происходила очевидная внутренняя битва, имеет нулевое отношение к целям нашей компании и к технологиям, которые мы разработали. Я унаследовал РВК в качестве инвестора от предыдущего гендиректора. Затем РВК сменил свою управленческую команду. Внутренняя борьба в России не равняется мошенничеству в США. Утверждения о мошенничестве, скорее всего, указывают на слабость и отсутствие законов о венчурных инвестициях в России. Похоже, что это заставило новое руководство обвинять старое, чтобы сократить личную юридическую ответственность за инвестиции... Короче говоря, похоже, что политика победила бизнес-концепцию».

Из письма президенту Владимиру Путину в поддержку гендиректора РВК Александра Повалко от крупнейших бизнес-объединений:

«Задержание руководителя одного из крупнейший государственных институтов развития страны, ответственного за поддержку технологических проектов, и избрание ему жесткой меры пресечения без прозрачного объяснения ситуации и обоснований предъявленных обвинений может иметь негативные последствия для инвестиционного и делового климата, для развития инновационной деятельности в России. [У технологического предпринимателя должно быть] право на риск, чтобы неудачная реализация идеи автоматически не означала нецелевое использование средств с последующим уголовным преследованием».

Из открытого письма в поддержку РВК от членов Совета венчурного рынка:

«Это серьезный удар по деловому климату и инвестиционной привлекательности страны, событие, которое идет вразрез с недавними инициативами Президента РФ по расширению предпринимательской свободы и «права на риск» на рынке венчурных инвестиций. В России, как и во многих западных странах, государство на венчурном рынке является важным игроком: не только как регулятор, но и как устойчивый финансовый инвестор, который может поддерживать индустрию ликвидностью в период кризиса или становления, запустить новые рынки. К сожалению, события, подобные тем, что происходят в эти дни с РВК и ее руководителем, катастрофически подрывают доверие к бюджетным средствам: предприниматели будут еще с большей осторожностью использовать их для развития проектов или вовсе откажутся; частные инвесторы воздержатся от создания фондов с государством, предпочтя пусть меньший масштаб, но на частные средства; профессиональные менеджеры будут избегать управления государственными средствами. Все это приведет к сокращению объемов национального венчурного рынка, недофинансированию инновационных проектов и поставит под сомнение перспективы технологического будущего страны и амбиции глобализации отечественных технологий».

Александр Галицкий, председатель Совета венчурного рынка, Управляющий партнер венчурного фонда Almaz Capital Partners:

«Для венчурной индустрии это не очень хорошо — или даже совсем плохо. В своих трех фондах мы не использовали госсредства, хотя и думали об этом. Но теперь понятно, что этого делать не стоит. Венчурный бизнес рискованный…собственно, слово «венчурный» так и переводится: можно уйти в минус не только по одной компании, но и по фонду. Смысл обвинений пока не понятен. Да и действовать так нельзя».

Александр Зимин, управляющий партнер венчурного фонда NP Capital:

«Сам процесс ничего не изменит — ситуация на рынке венчурных инвестиций в РФ и так плохая (мало активных рыночных игроков, узкий (или совсем отсутствующий) рынок выходов из инвестиций, очень маленький по объему российский рынок), поэтому вряд ли станет еще хуже, но тень дополнительного негатива, наверное, в целом добавить может».

Алексей Конов, партнер компании RBV Capital:

«Если вы думаете, что в самых лучших юрисдикциях, где-нибудь в Кремниевой долине, про которую сейчас популярно снимать, как там хорошо, если вы думаете, что там не бывает «мусорных» инвестиций, — там их полно. Инвестиции в хайтек девять из десяти не получатся, и это нормально. Но за это никто не приходит домой к менеджерам, которые инвестировали. В том числе там очень много вкладывается государственных денег, огромное количество государственных денег. И я считаю, что, вообще-то, прямой вред для страны подобные вещи, тем более вынесенные в публичное поле».

Глеб Давидюк, управляющий партнер iTech Capital:

«К структурам институтов развития нельзя применять шаблонный, военный и зачастую бескомпромиссный подход. На фоне бесконечных скандалов, связанных с тем или иным трактованием силовиками действий институтов развития, и без того небольшая симпатия частного капитала к госденьгам сходит окончательно на нет. В такой ситуации я не вижу вообще никакого света в туннеле под названием «частно-государственное партнерство».

Кирилл Варламов, директор ФРИИ:

«Руководители и топ-менеджеры индустрии в России и так боялись лишний раз принять рисковое или непопулярное решение, а теперь и вовсе прекратят их принимать. Отрасль будет либо парализована, либо окончательно выхолощена, и проще совсем ее приостановить, чем поддерживать процессы ради процессов и абсолютную формализованность в действиях. Неясно, зачем продолжать формировать будущие планы и инвестировать, когда любого крупного представителя отрасли могут в любой момент посадить без суда и следствия. Мы все помним дело Baring».

Алексей Менн, управляющий партнер Begin Capital Partners:

«Это негативная новость для рынка. Проекты за рубежом и так не то чтобы спят и видят, как взять деньги у инвесторов из России, а когда без каких-то предъявленных обществу доказательств вины случается очередной арест — это не здорово. Конечно, это скажется негативно и на стартапах, куда РВК уже инвестировала. На репутации — нет, а на будущих перспективах — да: все гуглят, кто ваш инвестор».

Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости

Константин Синюшин, управляющий партнер The Untitled ventures:

«Вмешательство силовых структур прикрыто профессиональной необходимостью контроля добросовестного использования бюджетных средств. Но методы такого контроля в сочетании с незнанием особенностей инновационного бизнеса разрушают отрасль. Потенциальные инвесторы из-за рубежа едва ли станут разбираться, кто в чем виноват. Скорее, выберут держаться подальше от русских инноваторов и институтов их развития вперемешку с силовиками, чтобы не проверять на личном опыте, кто хороший, а кто плохой. Безусловно, венчурному рынку в России нужна финансовая помощь государства. И так же бесспорно, что расходы из бюджета требуют дополнительного контроля. Но недопустимо доверять такой контроль людям пусть и патриотически настроенным, но не знающим, как устроены финансовые инструменты и инновационные риски, — и не имеющим желания узнать, потому что их работа заключается в другом».

Александр Чачава, управляющий директор LETA Capital:

«Инвестиционный климат в России находится в плачевном состоянии, такие новости точно не идут ему на пользу. Частные инвесторы стараются избегать совместных проектов с государственными инвесторами, потому что государство раз за разом доказывает, что оно как институт не умеет работать с венчурными рисками и ничего в этом не понимает, особенно это касается контролирующих органов. Мне кажется, самая правильная стратегия государства — это обеспечение комфортного регулирования и налоговых льгот для инновационных стартапов, но не попытка интегрироваться в инвестиционную экосистему. Государство — неэффективный собственник и неэффективный венчурный инвестор не только в России, но в России особенно. А с нашим регулированием, квалификацией контролирующих органов и отсутствием умения работать с риском — это вообще катастрофа».

Автор: Людмила Клейменова.


Место проведения: