Media Review

Стабилизация портфеля, срыв сделок и взлёт технологий: как меняется венчурный рынок в России

20.04.2020
Источник: Inc.

Захватившая весь мир пандемия коронавируса в корне изменила привычные процессы не только в повседневной жизни, но и в бизнесе. Пик эпидемии еще не пройден, но уже наложил отпечаток на многие сферы, а его последствия оказались масштабнее, чем после кризиса 2008 года. Венчурная индустрия сегодня также испытывает масштабные сдвиги и нуждается в пересмотре действий и дальнейших планов, наряду с поддержкой государственных институтов.

Inc. поговорил с венчурными экспертами о том, какие изменения происходят в индустрии на фоне карантина, как новый закон о праве на риск отразится на рынке и можно ли компаниям извлечь выгоду из нынешней ситуации.

Деловая пассивность и смена приоритетов

Неопределённость на рынке и общее замедление экономики привели к падению деловой активности инвесторов — личные встречи отменяются, вся коммуникация переходит в онлайн, а венчурные фонды действуют осторожно и не спешат с раундами, взяв курс на поддержание портфеля. Привлечение инвестиций осложнилось, на первый план вышли анализ и оценка. Назвавший коронавирус «черным лебедем 2020 года» американский венчурный фонд Sequoia Capital посоветовал своим компаниям «осознанно» отнестись к капитальным расходам и предупредил, что сделки могут не завершиться. Кажется, осторожность стала главным качеством для всей венчурной индустрии.


Данила Шапошников, сооснователь и партнёр Terra VC:
«Все резко стали более экономными и начали думать на перспективу. Главный риск в венчурной индустрии — это невыполнение кэпитал коллов инвесторов. Поскольку сейчас происходит замедление экономики, все инвесторы тоже стараются сидеть в кэше. Есть риск, что часть инвесторов уйдут в дефолт по своим обязательствам. Это приведёт к тому, что люди не смогут совершать сделки, стартапы не получат деньги от инвесторов и все намеченные планы не состоятся. Риски такого сценария существенно выросли».

Александр Галицкий, управляющий партнёр Almaz Capital Partners:
«У нас многие бизнесы завязаны в некую цепочку. Первое, что страдает, — body language. Встречи с людьми, посещение их офиса, разговор с представителями, глубокий due diligence требует физического контакта. Эти важные для бизнеса вещи сегодня уходят на задний план».

Петр Лукьянов, управляющий партнёр Terra VC и сооснователь Phystech Ventures:
«Сейчас остро стоит вопрос выживания тех компаний, в которые уже привлечён венчурный капитал, — это основная задача для рынка. Стартапы менее готовы к финансовым потрясениям: из-за кассовых разрывов они погибают и нужно принять ряд мер, чтобы не допустить массовую гибель технологических компаний. Например, может сработать прямое вливание денег или же стимулирование инвестирования, гарантии на кредиты, грантовое фондирование, послабление в налогах».

Александр Зажигалкин, начальник Центра инновационного развития ОАО «РЖД»:
«В связи с пандемией многие отрасли «традиционного» бизнеса — авиатранспорт, туризм, очное образование, офлайн-торговля, рестораны без доставки, общественный транспорт, выставки, конференции, индустрия офлайн-развлечений — не просто испытывают спад, а практически полностью прекратили деятельность. Всё, что связано с перемещением или физическим участием большого количества людей, попало под удар. Скорее всего, кризисные явления выльются в трудности привлечения стартапами инвестиций, особенно на ранних стадиях развития».

На фоне возникшего кризиса РВК разработала меры поддержки, которые должны компенсировать часть проблем технологического сектора. Среди предложенных мер низкопроцентные займы для экспортных и государственных контрактов, компенсация курсовых разниц при закупке импортного оборудования и привлечение новых талантов к управлению.

Поможет ли создание новых фондов?

По мнению экспертов, индустрию может оживить появление новых игроков. В том числе — фондов фондов с корпоративным или госкапиталом. Мировой опыт показывает, что существование десятков и даже сотен разных фондов фондов благоприятно сказывается на бизнес-процессах и стимулирует развитие венчурной отрасли, а сейчас это важно как никогда.


Данила Шапошников, сооснователь и партнёр Terra VC:
«Венчурный рынок в России вообще очень маленький, и в этом его главная проблема. Пока РВК — единственный фонд фондов, здорово, что появляются новые игроки. На мой взгляд, в России должно быть от 10 до 20 фондов фондов, тогда увеличится предложение денег, появится больше стартапов, будет лучше их качество. Не зря же наши СМИ хвастаются зарубежными сделками с российскими фондам — российских сделок очень мало, нечего освещать. Проблема в том, что у венчурного капитала очень мало ресурсов, откуда он может взять деньги. Эта проблема фундаментальная, ей уже очень много лет. Коллеги из РВК пытаются это раскрутить, но пока очень туго идёт. ЦБ, казначейство, пенсионные фонды не слишком в восторге от этой идеи».

Александр Зажигалкин, начальник Центра инновационного развития ОАО «РЖД»:
«Использование государственных денег в частных проектах всегда более консервативно и сопряжено с рисками правоприменения при финансировании рисковых проектов. Создание фонда фондов, финансируемого корпоративными инвесторами, может быть более эффективно с точки зрения развития венчурного рынка».

Олег Конев, управляющий партнёр Da Vinci Capital:
«В России по-прежнему брешь в инвестиционной инфраструктуре и нужно срочно внедрить недостающее звено — фонды фондов. В мире ежегодно появляется около 100 фондов фондов со средним размером $300 млн. Здорово, что вообще есть РВК. Их команда накопила за эти годы колоссальный опыт инвестирования, который можно использовать для развития финансовой инфраструктуры. Например, для поддержки российских инновационных компаний, которые нацелены на зарубежную экспансию, нужно инвестировать в зарубежные фонды, которые могут затем помочь российским компаниям в бизнес-девелопменте. Мы ещё в 2012 году содействовали подписанию соглашения между ВЭБом и ведущим мировым asset manager FoF. К сожалению, до реализации дело так и не дошло. И сейчас мы по-прежнему живём с одним классическим российским LP. По моему мнению, оперативно можно запустить несколько фондов фондов, сформировав команды FoF на базе суверенных фондов и институтов развития. Мы хорошо изучили всю проблематику и подготовили предложения правительству».

Право на риск и поддержка от государства

Для развития венчурной индустрии необходимо убрать и некоторые законодательные барьеры, считают эксперты. Прежде всего — снизить риски при инвестициях бюджетных средств, которые занимают существенную долю рынка.

В марте 2020 года Правительство России одобрило законопроект о праве на риск при венчурном инвестировании с использованием государственного капитала. Мера, разработанная Минэкономразвития при участии РВК, должна решить целый комплекс проблем: от общего развития индустрии по аналогии со зрелыми мировыми рынками до привлечения к управлению сильных менеджеров, которые раньше опасались уголовного преследования в случае неудачной реализации заявленного проекта.


Данила Шапошников, сооснователь и партнёр Terra VC:
«У нас люди боятся управлять фондами, и без этого законопроекта невозможно развитие. Нужно также разбираться с ответственностью директоров и основателей стартапов. Сейчас этот законопроект снимает ответственность с менеджеров венчурных фондов, но она кому-то должна перейти, и логично, что она достанется менеджерам и основателям стартапов, и здесь начинается очередная серая зона».
Олег Конев, управляющий партнёр Da Vinci Capital:
«Разумеется инвесторы, как LP так и управляющие GP, должны иметь право на риск. Нужно выстроить систему на принципах диверсификации рисков — для этого можно использовать мировой опыт инвестирования в реальный сектор со средневзвешенной доходностью 12–17% годовых в долларах. И конечно, нужно понимать, что важна не только доходность, но и реальный прорыв для новых секторов экономики».
Александр Зажигалкин, начальник Центра инновационного развития ОАО «РЖД»:
«Любой бизнес нужно поддерживать, и не только в период кризиса, — это источник платежеспособного спроса и налоговых поступлений. Венчурный бизнес имеет особенности, так как не даёт быстрой окупаемости инвестиций, рассчитан на долгосрочную перспективу и сопряжён с высокими рисками. Без действенных механизмов поддержки венчурных проектов многие идеи и научные разработки просто не смогут дойти до коммерциализации».

Нужно ли привлекать корпорации?

Ещё одна мера поддержки рынка — привлечение корпоративного капитала. Такая инициатива обсуждалась в марте на встрече президента России Владимира Путина с венчурными инвесторами. Эксперты находят в этой мере как возможности для развития отрасли, так и ограничения, которые могут возникнуть в сотрудничестве с корпорациями.

Петр Лукьянов, управляющий партнёр Terra VC и сооснователь Phystech Ventures:
«Это суперэффективная мера, очень поддерживаю. Особенно эффективна она будет, например, в железных индустриях: нефть, газ, роботы, сенсоры. Если посмотреть на американские фонды, там в качестве LP очень активно участвуют корпорации и часто даже доминируют. В России при рыночных условиях привлечь корпоративные инвестиции практически невозможно, так что эта инициатива позволит задействовать деньги корпорации. Наличие соответствующего фонда фондов позволит ускорить приход этих компаний на венчурные рынки. Для фондов это огромное подспорье, потому что у нас появляется ещё один источник капитала, появятся ещё игроки, а вместе с ними — больше капитала, больше сделок, больше фондов».

Успешный опыт кооперации госкапитала и корпораций демонстрирует фонд «Новая индустрия» — совместный венчурный фонд РВК, «Газпром нефти», Газпромбанка и компании VEB Ventures, основанный в прошлом году. Совместные инвестиции в развитие высокотехнологичных компаний нефтегазовой отрасли — шаг в сторону экспансии корпоративного финансирования на весь венчурный рынок. Фонд уже сделал первое вложение в размере 100 млн руб. в разработки компании «АДЛ Заканчивание».

Александр Зажигалкин, начальник Центра инновационного развития ОАО «РЖД»:
«Корпоративный сектор обладает значительными инвестиционными ресурсами, и в то же время развитие инноваций с помощью их внутренних инструментов не всегда эффективно или целесообразно. Например, если проектная компания реализует технологии на стыке нескольких отраслей и не является профильным бизнесом для РЖД, то инвестиции в такой проект очень трудно провести через совет директоров. Если развитие проекта не предполагает передачи интеллектуальной собственности в пользу инвестора, включить финансирование в одну из внутренних программ не получится. Вывод механизма финансирования проектов во внешний фонд позволит получить нужную компании технологию или продукцию без нарушения внутренних корпоративных процедур».
Александр Галицкий, управляющий партнёр Almaz Capital Partners:
«Корпорации живут по своим правилам. Как только разрастаются, они костенеют, развитие замедляется. Если я беру деньги у корпорации, я окрашиваюсь их цветами и конкуренты уже со мной работать не будут. Использовать корпоративные инвестиции нужно на поздней стадии, чтобы доля компании была маленькой и она не могла бы влиять на решения и стратегию».

Кто выигрывает на эпидемии?

Для отдельных сфер бизнеса вспышка коронавируса и связанный с ней экономический кризис все же создают новые возможности. Значительно выигрывают сегодня онлайн-сервисы, которые взяли на себя поддержание жизни людей в период самоизоляции. Пример этому — успех сервиса для видеоконференций Zoom, который стал популярен в марте 2020 года в связи с массовым переходом людей на удалённую работу и за неделю подорожал на $14 млрд, до $43,3 млрд.

Петр Лукьянов, управляющий партнёр Terra VC и сооснователь Phystech Ventures:
«В текущих условиях некоторые компании чувствуют себя лучше, чем остальной рынок. Вы знаете, что произошло сервисом Zoom, например. Удалённая работа, доставка, технологии — все эти отрасли сейчас переживают бум, причём это не краткосрочный рост, а системные изменения в мышлении потребителей. Во время карантина выяснится, что многие вещи можно потреблять удалённо и не терять при этом в качестве. Это приведёт к подъему соответствующих компаний, но общий фон всё равно негативный».
Александр Галицкий, управляющий партнёр Almaz Capital Partners:
«Сейчас на первый план выходят IT-платформы, которые обеспечивают жизнь людей в самоизоляции. Мы говорим компаниям из нашего портфеля, что сейчас не время зарабатывать на людях деньги, нужно отдавать себя, свои услуги. Если, допустим, у вас онлайн-школа изучения английского языка, то пусть люди сейчас учат его бесплатно, а потом, когда они вернутся к нормальной жизни, вы включите копейку. Да, сейчас вы предоставите каникулы, но зато получите лояльных потребителей и выиграете рынок, в отличие от тех, кто пытается заработать на ситуации и, наоборот, повышает цены на свои услуги. Сейчас происходит сдвиг в сфере медицинских услуг, доставке еды. Люди видят преимущества в том, чтобы экономить время. Такой набор вещей — возможность для венчурных рынков в России. Мы платим за то, чтобы всё стало удобно и быстро. Нужно поддерживать компании, которые работают в этой сфере».

Автор: Анна Ким.

Иллюстрации: Любовь Дронова.



Место проведения: