Media Review

Инновации на изоляции

03.04.2020
Источник: Известия

Михаил Федотов, эксперт по венчурным инвестициям:

Пандемия коронавируса на фоне падающих цен на нефть стремительно меняет экономическую ситуацию в России и мире. Наступают трудные времена для развивающихся инновационных компаний. Быстрее всего это осознали сами участники отрасли — организации и венчурные фонды, которые, исходя из моего собственного опыта, перешли на практически ежедневное взаимодействие. Насущные потребности технологичных проектов — меры по поддержанию уровня продаж, погашению долгов по основным обязательствам и расширению каналов финансирования через поддержку венчурных капиталистов. По всем этим направлениям фонды уже сегодня должны вести совместную работу с государством, институтами развития и всеми заинтересованными сторонами.

Сценарии эпидемии и ее последствий, которые казались правдоподобными два месяца назад, сейчас выглядят чересчур оптимистичными. Перспектива рецессии (если не депрессии) вполне осязаема — стремительно снижается спрос, рвутся цепочки поставок, растет безработица. Во всем мире правительства принимают экстренные меры поддержки бизнеса и граждан.

Российское правительство также объявило о первом пакете мер, направленных на помощь бизнесу, и готовит второй. Ситуация развивается стремительно, что требует от государства дополнительного вмешательства и участия. Это особенно актуально для инновационных технологичных предприятий с участием венчурного капитала. Или, другими словами, для стартапов.

Основное, с чем уже столкнулись такие проекты, — это резкое снижение объемов финансирования. При этом у них практически нет оборотных средств, которые можно было бы направить на выплату по основным обязательствам, закупку сырья и материалов для исследований и производства. Стандартные инструменты финансирования традиционно труднодоступны для стартапов из-за отсутствия активов для залогов и высоких процентных ставок кредитных организаций. Сейчас без своевременной и достаточной помощи компании будут вынуждены прекратить работу, существенная доля которой связана в том числе и с научными разработками.

Пандемия, начавшаяся с дефицита предложения, повлекла за собой серьезную нехватку спроса, что серьезно ударило по компаниям, которые находятся на поздних сроках развития и имеют уже готовый продукт. Главное, на чем сейчас стоит сконцентрироваться государственным структурам, — это обеспечение и, возможно, даже расширение рынков сбыта для этих компаний, поддержка необходимого уровня продаж и поиск новых каналов реализации их продукции и услуг. Они не должны пострадать от приостановки тендеров и контрактов, нужно дать им упрощенный доступ к государственным заказам крупных корпораций.

Так, российские биомедицинские компании, уже выпускающие конкурентоспособную продукцию, в один голос говорят:

«Нам в первую очередь необходимы заказы. Мы не отказываемся от денег, но в сложившихся условиях нам крайне нужны возможности работать и продавать».

Решение этой проблемы лежит не только в финансовой плоскости, но и в сфере административной и консалтинговой поддержки. Для «биомеда» — это, например, быстрое включение продукции и услуг в систему ОМС, стандарты лечения. Даже несколько рекомендательных писем фондов, институтов развития или регуляторов могут оказаться весомым аргументом в переговорах.

Второй большой блок вопросов — гранты для софинансирования погашения растущих долгов по основным обязательствам технологичных проектов разных стадий. Речь идет о заработной плате, арендных и лизинговых платежах. Льготное кредитование и налоговые каникулы не решат всех проблем компаний. Особенно это касается проектов, находящихся на ранних стадиях развития или с длинным циклом производства. Конечно, компании не откажутся от беспроцентных кредитов, чтобы обеспечить свои насущные потребности. При этом они прекрасно понимают, что этот кредит придется возвращать, создав в будущем фактически двойную нагрузку на восстанавливающийся от кризиса бизнес. Поэтому наряду с кредитами крайне востребованными будут специализированные гранты, в которых финансовая ответственность будет пропорционально распределена между государством, венчурным капиталом и самими компаниями. Как — это вопрос переговоров, но ясно, что это не просто расходы, а инвестиции в будущее отрасли.

В сложившейся ситуации венчурные фонды — главное плечо и канал поддержки стартапов. При участии государства, крупных частных инвесторов и институтов развития фонды смогут обеспечить отрасли и стартапам дополнительные раунды, кредиты, гранты. На данный момент софинансирование — это самый реальный и уместный инструмент. Другая задача заключается в оказании координационной и консалтинговой помощи, содействии в решении проблем с банками, поставщиками и клиентами. То, что в мирной жизни называют business development — поддержкой портфельных компаний. Важно своевременно мониторить возникающие проблемы, слышать предпринимателей и координировать меры поддержки, наблюдая их реальную эффективность, чем сейчас заняты в том числе и в наших фондах.

Высокотехнологичные компании работают на будущее, создавая его таким, каким нам, то есть потребителю, хотелось бы его видеть. Перезапуск приостановленных сейчас проектов и исследований обойдется значительно дороже своевременной помощи. Для России, занимающей не самые высокие места в рейтингах инновационных стран, упущенное время может обернуться фатальным снижением конкурентоспособности и технологическим отставанием. Мир «на карантине» обманчиво замедлился, но венчурной отрасли, как и экономике в целом, нужны быстрые и решительные действия.


Место проведения: