Media Review

Женщины — о карьере в сфере технологий: «В нашей работе нет разделения на мужские или женские задачи»

06.03.2020
Источник: RusBase
Проект: Технологические конкурсы НТИ

Как складывается в России карьера женщин в сферах, которые традиционно считаются «мужскими»: технологии, наука и инновации?

Мы поговорили об этом с женщинами-лидерами проектов Национальной технологической инициативы. Они работают на самом фронтире технологий: создают беспилотники, нейроассистенты, новые источники энергии. И делают это чаще всего в мужской компании.

Нейрофизиология объединяет женщин и мужчин

Наталия Галкина, руководитель проекта НТИ «НейроЧат», основатель компании «Нейротренд»:
Сегодня женщин в технологическом бизнесе в России не очень много. По моим наблюдениям, около 20–30%. При этом я вижу положительную динамику: с каждым годом нас становится немного больше. По своему опыту могу сказать, что с какой-то явной гендерной дискриминацией в сфере технологий женщины сталкиваются крайне редко.

Технологический бизнес — это профессиональное сообщество, где на первом плане компетенция, а не половая принадлежность.

Я занимаюсь нейрофизиологией, а в этой отрасли вообще очень много великих женщин-исследовательниц — например, Наталья Бехтерева и Татьяна Строганова. Так что спекулировать на тему того, что эта сфера развивалась исключительно за счет вклада ученых-мужчин, точно не получится.

Когда мы начинали наш проект, гендерных послаблений никто ни для кого не делал. Основной задачей был поиск финансирования. Нам нужно было собрать около $1 млн для запуска лаборатории. Это было непросто. Мы привлекали к проекту частных инвесторов. А я, например, тогда заложила собственную дачу. Но мы справились. И в 2014 году лаборатория «Нейротренд» все-таки была создана.

Так совпало, что в том же году по поручению президента в стране начала работу Национальная технологическая инициатива. И наша лаборатория стала одним из первых проектов, попавших в фокус НТИ. Мы поняли, что наши разработки действительно могут быть востребованы.

Наша компания занимается нейромаркетингом. Мы пытаемся понять, как именно человек воспринимает ту или иную рекламу.

Сами люди, конечно, могут поделиться своими впечатлениями после просмотра видеоролика, но устные свидетельства обычно не точны. Одни свои ощущения человек просто не может описать, а другие — заметить.

Наша методика позволяет установить, какую часть видеоролика респондент смотрел, что называется, не отрывая глаз, или же какой кадр вызвал у него наиболее яркие эмоции. Определить все это помогают eye tracker, ЭЭГ и полиграф, который в режиме реального времени отслеживает дыхательный ритм, сердцебиение и электрическое сопротивление кожи.

Кстати, сама нейрофизиология мужчин и женщин скорее объединяет, чем наоборот. Реакция разных полов на тот или иной ролик, конечно, отличается, но эти отличия нельзя назвать такими уж принципиальными.

С 2016 года мы развиваем еще один проект — «НейроЧат». Это система нейрокоммуникаций и нейротренинга, которая позволяет людям с нарушением речи и движений переводить мысленные усилия в определенные команды для клавиатуры компьютера. В нашу команду входят не только нейрофизиологи и люди с техническим образованием, но и психологи, маркетологи и другие эксперты.

В науке невозможно плыть по течению

Нина Смирнова, профессор ЮРГПУ(НПИ), руководитель проекта «Политех», финалист технологического конкурса Up Great «Первый элемент»:
Если в технологических стартапах в классическом понимании этого слова в России действительно женщин пока немного, особенно в числе основательниц, то в научных кругах совсем другая ситуация. Даже среди исследователей в технических дисциплинах немало женщин. И они не чувствуют никакого недопонимания или давления со стороны коллег мужчин. Впрочем, какой-то форы у них тоже нет. Здесь со всех спрашивают наравне.

Университет Кастилии-Ла-Манчи в свое время провел довольно интересное исследование. Испанцы, проанализировав результаты работы более четырех тысяч технологических компаний, выяснили, что самые прорывные инновации создаются тогда, когда над проектом работают не только мужчины, но и женщины. Исследователи пришли к выводу, что такая кооперация значительно повышает возможность появления принципиально новых решений, новых рынков.

Если мы действительно хотим добиться синергетического эффекта, то разводить мужчин и женщин по разным лабораториям не имеет никакого смысла.

Я занимаюсь разработкой мобильных энегоустановок на водородных топливных элементах. В прошлом году команда нашего университета вошла в тройку финалистов конкурса Up Great «Первый элемент», после чего Минообрнауки выделило нам грант 30 млн рублей, чтобы мы смогли завершить проект.

Команда у нас в основном молодежная. Это инженеры и ученые, энергичные и по-хорошему амбициозные ребята. Мужчин и женщин, работающих над проектом, примерно 50/50. Думаю, нас это только усиливает.

Конечно, женщинам на такой работе приходится несколько тяжелее. Так сложилось, что нам необходимо более осознанно расставлять приоритеты и тщательнее продумывать, как добиться баланса между работой и семьей.

Кому-то приходится выбирать, и это трудно. Мне повезло, моя семья хорошо понимает, почему я занимаюсь наукой, и спокойно воспринимает все проблемы, связанные с таким видом деятельности, поддерживает меня и помогает идти дальше. Как говорят, днем работаешь, чтобы не отстать от других, а ночью, чтобы опередить.

Обратную ситуацию мне представить сложно: в науке ты должен продолжать учиться каждый день, всегда. Слишком быстро меняется мир вокруг нас. И если ты действительно хочешь создать что-то новое, хочешь творить, то просто плыть по течению невозможно.

Работать за идею, а не за деньги

Екатерина Березий, сооснователь ExoAtlet, руководитель проекта НТИ ExoAtlet Bambini:
Я, конечно, слышала о том, что некоторые мужчины могут относиться к женщинам-коллегам свысока или с недоверием. Мне же повезло, за свою карьеру я ни с чем подобным не сталкивалась.

После школы я поступила на механико-математический факультет МГУ, где девушек было мало. Там я получила опыт взаимодействия с мужским коллективом и навыки структурного мышления. Оказавшись впоследствии в технологической компании, я была вполне готова к работе в этой сфере и даже никогда специально не задумывалась о таких вопросах, как гендерное равноправие.

Пожалуй, следует сделать одну важную ремарку. В технологических компаниях довольно специфический коллектив, который живет скорее будущим, чем настоящим.

Мы все вдохновляемся тем, что делаем. Все силы бросаем на то, чтобы поскорее реализовать концепт. Именно это нас объединяет.

Чтобы моя мысль не показалась излишне патетической, скажу даже, что многие из нас получают зарплаты ниже рыночных. Таковы правила игры: большая часть средств инвестора идет на разработку и продвижение продуктов. Но, тем не менее, мало кто уходит на аналогичные позиции на более высокие зарплаты в крупные холдинги. И разницы в мотивации женщин и мужчин здесь нет.

Главная разработка нашего стартапа — это экзоскелет ExoAtlet, который помогает пациентам с нарушением опорно-двигательного аппарата проходить реабилитацию. Он служит для восполнения утраченных функций движения, увеличивая силу мышц пациента и расширяя амплитуду его движений за счет внешнего каркаса и приводящих частей.

Функциональность экзоскелета довольно широка, стоит он около четырех миллионов рублей, что вдвое дешевле зарубежных аналогов. Наши экзоскелеты используются в 50 российских клиниках, а также в Южной Корее, Вьетнаме, Казахстане, Китае и Европе. Мы уже добились многого и впереди большие планы.

Работа — это, конечно же, не вся моя жизнь. Кроме серьезного интереса к технологиям, у меня еще трое детей, которые развлекают меня, как могут, качественно переключают сознание и дают возможность посмотреть на мир совершенно другими глазами.

Ну и, конечно, я люблю классические девичьи радости, совершенно далекие от точных наук, — искусство, спорт, литературу и, разумеется, моду. Ведь я женщина.

Быть примером

Ксения Шашкина, team lead команды разработчиков беспилотного транспорта, финалист технологического конкурса Up Great «Зимний город»:
Женщин в нашей сфере совсем немного. В финале конкурса беспилотных автомобилей «Зимний город», который прошел в Подмосковье в декабре, я была единственной женщиной-участницей. Беспилотник нашей команды НГТУ показал неплохие результаты. Это стало общей победой для всей команды.

В нашей работе нет разделения на мужские или женские задачи. Хотя кое-какая специфика, конечно, имеется. Мы работаем с автомобилями, и некоторые задачи физически тяжело выполнять.

Мужчина, если он уверен в своей идее примерно наполовину, уже готов смело ее озвучить. И готов ее отстаивать, если уверен в ней хотя бы процентов на 70%.

Женщины же, по моим наблюдениям, в мужском коллективе обычно перестраховываются, они выдвигают какую-то идею лишь тогда, когда уверены в ней почти на 100%. Я в этом плане не исключение. Предпочитаю сперва все хорошенько перепроверить.

В моей команде каких-либо намеков на сексизм в свой адрес я не слышала ни разу, только редкие добрые шутки. Однако от людей вне сферы я слышу такие намеки довольно часто. Особенно когда рассказываю новым знакомым, что занимаюсь разработками в сфере беспилотного транспорта. Это вызывает у меня удивление, но никак не мешает работать и быть уверенной в своих компетенциях.

Если и есть реальные сложности, то они заключаются точно не во мнении окружающих.

У меня двое детей, которых я воспитываю сама. Мне постоянно приходится планировать время, действия и любую нагрузку, чтобы успевать все, поскольку и семья, и такая работа требуют полной самоотдачи.

Признаюсь, иногда посещают мысли, что я могла бы быть и более заботливой мамой. Но я много думала об этом и поняла, что один из главных приоритетов в воспитании детей для меня — желание быть для них примером, научить их трудолюбию, ответственности и организованности. Когда я поняла это, мне стало проще и дома, и на работе.



Место проведения: