Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Сергей Гаврилов: Сенсорика сможет вернуть зрение и слух

Сенсоры вошли в повседневную жизнь быстро и незаметно. В смартфонах они помогают определить местонахождение или угол наклона устройства, в подъезде включают свет, когда ты входишь с улицы, без них невозможны беспилотный транспорт будущего и системы «умной энергетики». Сенсорика — одна из «сквозных» технологий Национальной технологической инициативы (НТИ), которую Россия развивает для обеспечения технологического лидерства на перспективных глобальных рынках. О том, что происходит на этом направлении, «Инвест-Форсайту» на форуме «Глобальное технологическое лидерство» рассказал директор центра компетенций НТИ по направлению «Технологии сенсорики», проректор Московского института электронной техники (МИЭТ), доктор технических наук Сергей Гаврилов.

Что такое сенсорика

— Сенсоры — это органы чувств современной техники. А сенсорика — это отрасль, которая ими занимается?

— Чтобы объяснить, что такое сенсорика, приведу простой пример: в смартфонах и планшетах поначалу было максимум два сенсора, теперь их более десятка. Совсем недавно в них не было сенсора отпечатка пальцев, теперь это практически обязательный компонент современного гаджета. Сенсорика — это отрасль, создающая электронную компонентную базу с определенными свойствами. Сенсоры не только должны что-то определять (температуру, местоположение и т. д.), они должны быть безопасными и надежными.

— А как сенсоры могут быть опасными?

— В них могут быть бэкдоры — «тайные входы», позволяющие их разработчикам получать несанкционированный доступ к данным или к удаленному управлению системой. Сейчас большинство российских решений в области сенсорики создается на зарубежной компонентной базе, которая не гарантирует 100-процентную защиту от реализации несанкционированных возможностей даже при программной защите высокого уровня.

Поэтому мы поставили перед собой амбициозную задачу не просто создать доверенную электронную компонентную базу, но и базу доверенных сенсоров. Нас в этом плане многие поддержали, например эксперты «Лаборатории Касперского».

«Наконец-то появился такой термин, как «доверенные сенсоры», — сказали они. — С ними будет легче делать программную защиту устройств, которые управляют не только бытовой электроникой, смартфонами и планшетами, но и системами управления транспортом, беспилотными автомобилями и энергетикой».

Это действительно «сквозная» технология, и мы видим, что она везде нужна, чтобы получать доверенные данные. Например, при внедрении 5G для беспилотного транспорта стоимость ошибки может быть очень высокой. У государства и бизнеса не должно быть сомнений, что в использованных компонентах нет подобных уязвимостей.

Кому нужны сенсоры

— Насколько экономически выгодно создание отечественных сенсоров?

— Сенсоры, как и другие микроэлектронные приборы, — экономически невыгодный бизнес, если у них нет конкретного применения. Но, по экспертным оценкам, в том числе по международным «дорожным картам» развития микроэлектроники, следующее десятилетие станет временем опережающего развития рынка сенсоров, который превысит отметку в триллион долларов. Еще раз повторюсь: в гаджетах поначалу были единицы сенсоров, сейчас десятки. То же самое происходит на более высоких уровнях применения сенсорных устройств. Поэтому центр компетенций НТИ «Сенсорика» предлагает ряд платформенных решений, которые можно применить и в транспорте, и в бытовой электронике, и в других отраслях.

— Каковы шансы быстро создать подобную элементную базу?

— Они очень велики. В консорциуме нашего центра компетенций собраны компании, которые готовы предложить экономически выгодные технологические решения для производителей и потребителей. Правительство России в 2016 году выпустило постановление, которое ограничивает доступ иностранных компонентов для государственных нужд и защищает наших производителей микроэлектронной продукции. У России есть некоторое технологическое отставание в этом производстве, но, с нашей точки зрения, по сенсорике у нас хороший технологический уровень. Существующих технологических мощностей достаточно как для удовлетворения потребностей России, так и для отправки российской сенсорики на экспорт. Нашей продукцией интересуются Индия и страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

— Какие компании заинтересованы в развитии этого направления?

— Это, например, зеленоградский «Микрон» АФК «Система», который совместно с «Росэлектроникой» госкорпорации «Ростех» может создавать готовые компактные сенсорные 3D-сборки и реализовывать конкурентоспособные решения как на нашем, так и на глобальном рынке. Конкурировать с США и Китаем очень сложно, но китайские компании готовы использовать в своей продукции наше программное обеспечение и компонентную базу, которую мы можем им поставлять.

Сенсорикой также интересуется госкорпорация «Росатом». Сенсоры — это основа мониторинга состояния окружающей среды вокруг АЭС. И корпорация намерена с нашей помощью автоматизировать этот процесс. Большой интерес проявляют предприятия добывающих отраслей, прежде всего угольной, в которой нужно повысить пожаро- и взрывобезопасность, особенно в шахтах. Там необходимы анализаторы состояния окружающей среды, беспроводная передача их данных, их безошибочная обработка. Это очень важно для сохранения человеческих жизней. В новых решениях по сенсорике нуждаются и российские системы по трубопроводной транспортировке природного газа и нефти — самые протяженные в мире.

— Что даст развитие сенсорики простому человеку? Другие «сквозные» технологии, такие как искусственный интеллект, обещают сильно изменить нашу жизнь.

— Сенсорика со временем сможет вернуть человеку утраченные зрение и слух. Мы даже сможем, имплантировав инфракрасный сенсор, научить человека видеть в полной темноте. Если, конечно, он на это согласится. Такие решения не сделают из человека киборга, но если он любит путешествия или спелеологию, такое видение ему точно пригодится. Конечно, это будут очень дорогие решения для туристов, но они тоже будут рыночными. Хотя, с точки зрения НТИ, наша задача — искать массовые решения, которые будут полезны для большинства людей.

Кадры решают все

— Есть ли в России кадры, которые помогут решить эту задачу?

— Однозначно есть. Но для реализации крупных проектов по расширению серийного производства сенсоров и электронных систем их управления мы будем готовить и новые кадры. В нацпроекте «Цифровая экономика» говорится о необходимости подготовить 20 тыс. специалистов в сфере цифровой безопасности. В производстве микроэлектроники нужно на порядок меньше подготовленных специалистов: необходимо около 3 тыс. человек, и это можно сделать на базе зеленоградского МИЭТа, который уже 55 лет является базой микроэлектронной промышленности России и за все время существования не менял своей направленности.

Ежегодно мы выпускаем до 300 магистров по микроэлектронным специальностям. Этого достаточно для того, чтобы обеспечить в течение ближайших 5–6 лет потребность всех предприятий, которые нуждаются в таких кадрах, в том числе в области сенсорики.

— Что в итоге должен создать центр НТИ «Сенсорика»?

— Нам необходим центр отработки микроэлектронных технологий. Такой, например, существует в Бельгии — это IMEC (Interuniversity Microelectronics Centre). Аналогичные центры есть во Франции и США. Мы надеемся получить финансирование, чтобы создать подобную площадку, на которой и предприятия, и инвесторы смогли бы устанавливать оборудование, создавать рабочие места, а мы могли бы поставлять им кадры и научные идеи. Этот центр, как я надеюсь, создадут на базе МИЭТа: наш сборочный завод «Протон» перепрофилируется под микроэлектронное производство, и этого будет достаточно для решения наших задач в области сенсорики.

Мы надеемся, что конкретные решения в этом направлении будут приняты в 2020 году. Это направление очень быстро развивается, и Юрий Борисов, вице-премьер, который курирует нашу отрасль, а до того был главой радиоэлектронного департамента Минпромторга, поддерживает нашу инициативу.

Беседовала Ольга Блинова.


Место проведения: