Media Review

6 причин стать научным коммуникатором и сделать мир понятнее

21.07.2020
Источник: Meduza

LightField Studios / Shutterstock

Сегодня футурологи активно обсуждают, какие профессии будут востребованы в будущем. Среди них — специалист по терраформированию других планет, инженер по управлению погодой, ИИ-композитор, а еще — научный коммуникатор. Пока это редкая профессия, но в России ей уже обучают, например, в Университете ИТМО. Вместе с ним мы рассказываем, чем занимаются научные коммуникаторы и почему стоит пойти на них учиться.

Вы будете распространять научное знание

В одном из интервью главный советник по науке Великобритании Марк Волпорт сказал:

«Научное открытие не завершено, пока о нем не рассказали».

Некоторые знаменитые ученые предпочитают заниматься популяризацией науки самостоятельно — например, лауреат Нобелевской премии по физике 2017 года Кип Торн или российский нейробиолог Василий Ключарев. Но чаще ученому сообществу нужна помощь конкретных специалистов — научных коммуникаторов. Они помогают исследовательским проектам выстраивать доверительные отношения с обществом, а ученым — рассказывать о своей работе. Благодаря им в СМИ попадают новости о научных открытиях, из научно-фантастических фильмов исчезают киноляпы, а технологические стартапы привлекают инвестиции и находят клиентов.

Научных коммуникаторов можно назвать одновременно переводчиками и пиарщиками: они объясняют сложные вещи простым языком и добиваются, чтобы научная информация распространялась в обществе. Для этого они пишут пресс-релизы о готовых исследованиях, организуют пресс-туры в лаборатории, научно-популярные фестивали, ведут аккаунты в социальных сетях научных организаций и даже участвуют в составлении музейных экспозиций.

Первый университет в России, где можно получить профессию научного коммуникатора, — ИТМО в Санкт-Петербурге. Его студенты изучают инструменты, которые помогают обществу и ученым видеть и слышать друг друга (слоган Центра научной коммуникации ИТМО — «Соединяя точки между наукой и обществом»).

Вы поможете многим людям и, возможно, даже спасете чьи-то жизни

Во время пандемии COVID-19 востребованность научных коммуникаторов выросла. Пока ученые ищут причины и способы управлять заболеванием, нужен кто-то, кто оперативно передает людям постоянно обновляющиеся данные об исследованиях и объясняет, как себя защитить. Для этого в медицине даже есть термин «коммуникация рисков» (или «риск-коммуникация»).

Научным коммуникаторам приходится искать общий язык с разными социальными группами — это требует особых навыков общения. Так, в 2013 году специалистам не удалось убедить паломников из Франции отказаться от посещения Саудовской Аравии для хаджа, несмотря на то что в стране распространялась эпидемия коронавируса ближневосточного респираторного синдрома (MERS). Зато во время первой вспышки Эболы в Западной Африке коммуникаторы сумели объяснить местным жителям, как обращаться с инфицированными… через образ злого духа. Дело в том, что вирус Эбола остается в теле человека и после смерти, поэтому трогать умерших запрещено. Когда местные усвоили, что «злой дух» перейдет на каждого, кто прикоснется к зараженному, контакты с умершими прекратились, а распространение болезни замедлилось.

Благодаря вам в мире будет меньше лженауки и спекуляций

В 2016 году Ёсинори Осуми получил Нобелевскую премию за изучение аутофагии — естественного процесса регенерации клеток, который уменьшает вероятность возникновения таких заболеваний, как болезнь Паркинсона, болезнь Гентингтона и некоторых форм деменции. Несмотря на то что открытие Осуми напрямую не связано с диетологией, его идею начали использовать и монетизировать адепты интервального голодания (в процессе исследования ученый заставлял клетки «голодать»).

Спекуляции научными данными могут иметь более серьезные последствия — порождать теории заговора и даже вызывать массовую панику. Именно это случилось в 2008 году перед запуском Большого адронного коллайдера: тогда многие СМИ, причем даже авторитетные, писали, что старт ускорителя приведет к образованию множественных черных дыр, которые фактически уничтожат планету. Речь шла о панике мирового масштаба, и на помощь ученым CERN (Европейский центр ядерных исследований, в котором расположен Большой адронный коллайдер) пришла команда научных коммуникаторов во главе с Джеймсом Гиллисом. Команда Гиллиса решила сделать запуск и подготовку к нему полностью открытыми: ученые CERN давали интервью, выступали на ТВ и подробно отвечали на вопросы аудитории. Запуск 27-километрового ускорителя также решили провести в прямом эфире: в тоннель поставили камеры, а в пресс-центр пропустили журналистов из разных уголков планеты. В открытых условиях достаточно сложно работать и ученым, и инженерам, но открытость команды CERN помогла развеять миф о черной дыре и повысить доверие к Центру.

Вы сможете повлиять на научную политику

Деятельность большинства научных институтов, академий и лабораторий финансируется из налоговых отчислений — закономерно, что обычный гражданин имеет право знать, над чем работают те или иные ученые, насколько эффективно расходуется бюджет. Какие направления исследований в большей степени нужны государству для развития и впоследствии получат большую финансовую поддержку, определяется научной политикой. Коммуникаторы могут придумывать новые способы получить отклик от граждан на предлагаемые инициативы. Например, в Европе придумали настольную игру, с помощью которой можно обсудить новые технологии, способные повлиять на жизнь людей.

В России существуют программы по развитию науки и технологий, в которых научная коммуникация и популяризация играют важную роль, например Национальная технологическая инициатива и программа мегагрантов. От эффективной и грамотной коммуникации может зависеть и принятие решений относительно выделения финансирования. Крупнейшие научные фонды, например РНФ (Российский научный фонд), задают стандарты в коммуникации поддержанных исследований, а во всем мире план по коммуникации проводимых исследований все чаще становится важным критерием при оценке поданных заявок. Одна из ключевых миссий научного коммуникатора в такой работе — повышение доверия общества к проводимым исследованиям.

Вы можете прийти в научную сферу с любым бэкграундом

«Научная коммуникация — это совершенно новая профессиональная сфера, поэтому все мои одногруппники приходили в магистратуру с разнообразным бэкграундом, — рассказывает медицинский журналист и выпускница магистратуры ИТМО по научной коммуникации Елизавета Бабицкая. — Одни выбрали ее после бакалавриата, другие уже успели поработать и решили попробовать сменить профессию. У нас были биологи, врачи, журналисты, пиарщики, музейщики, а лично я училась до магистратуры на инженера по управлению качеством, что максимально далеко, как мне кажется, от научной коммуникации. Но всех нас объединяло одно — любовь к науке, желание разбираться в деталях и критическое мышление».

Разный бэкграунд предполагает и разную степень погруженности в науку, и разные интересы. Поэтому в рамках одной программы есть несколько специализаций. Можно построить свою траекторию обучения за счет элективов, факультативов и практик. Те, кому ближе медицина и биология, могут выбрать биомедицинский трек, а фанаты искусства и science art — трек по продюсированию музейных проектов или направление «научная визуализация». Если ближе цифры и аналитика — подойдет направление «анализ данных в науке». Для тех, кто мечтает о работе в научно-популярных изданиях, — «продюсирование научно-популярных проектов». Определиться и собрать портфолио помогают кураторы и эксперты программы.

Вы заинтересуете наукой даже тех, кому раньше было все равно

Коммуникаторы помогают ученым и обществу услышать и понять друг друга, а науке — стать частью повседневности. Например, они создают и продвигают научно-популярные подкасты, YouTube- и телеграм-каналы. Некоторые из них, скажем подкаст «Критмышь», медиа о здоровье и качестве жизни «Купрум», создают выпускники ИТМО. Несколько выпускников и преподавателей магистратуры по научной коммуникации заняты в проекте Science Slam, где молодые ученые презентуют свои исследования в барах или ночных клубах в формате стендапа. Их задача — за 10 минут доступно и интересно донести до публики свою идею. Наконец, выпускники ИТМО участвуют в проектах для обновленного музея науки Политех или проводят исследования COVID-19.

«Сегодня выпускники нашей программы разрабатывают коммуникационные стратегии для научных групп, придумывают фестивали науки, создают просветительские и образовательные программы для школьников и студентов, участвуют в проектировании научных выставок, изучают коммуникацию в сфере психического здоровья, биоинформатики или лингвистики, — рассказывает директор Центра научной коммуникации Университета ИТМО Дарья Денисова. — Тот, кто может наладить коммуникацию и при этом разбирается в специфике научного мира, крайне востребован».

Где можно стать профессионалом в научной коммуникации?

Чтобы стать научным коммуникатором, нужно уметь критически мыслить, разделять доказательный подход, использовать современные коммуникационные инструменты, разбираться в современных образовательных технологиях и научной политике. А еще — понимать, как работают медиа, и много писать. Всему этому учат на магистерской программе по научной коммуникации университета ИТМО. Среди преподавателей — эксперты по научной коммуникации: президент Ассоциации коммуникаторов в сфере образования и науки Александра Борисова, вице-президент Европейской ассоциации научных журналистов Ольга Добровидова, куратор и музейный проектировщик Ирина Актуганова, специалист по Art & Science Ольга Ремнёва, исследователь и руководитель группы научных коммуникаций Красноярского научного центра Егор Задереев. Перед магистрантами также выступают приглашенные эксперты, такие как исследователь медицинской науки Джон Иоаннидис, молекулярный биолог Михаил Гельфанд, гляциолог Алексей Екайкин и др. Коммуникаторы нужны в разных областях науки и технологий, поэтому программа ИТМО регулярно дополняется новыми элективами и курсами. Например, в 2021 году университет планирует запустить факультатив по климатической журналистике и семинары по журналистике данных.

Одна из ключевых целей программы — трудоустройство выпускников: чтобы получить опыт, студенты магистратуры ИТМО проходят стажировки по своему профилю и при желании могут поехать на семестр в зарубежный вуз. Магистранты могут претендовать на повышенные и именные стипендии и запускать собственные проекты при поддержке университета. Многие выпускники сейчас работают в ведущих российских технологических и исследовательских организациях («Севергрупп Медицина», BIOCAD, Высшая школа экономики) и сами проводят крупные научные исследования уже как аналитики и эксперты.

Подать документы в Университет ИТМО можно онлайн, вступительные экзамены на магистерскую программу по научной коммуникации также проходят в онлайн-формате — на платформе Zoom 28 июля, 4 и 11 августа. Все подробности о поступлении можно найти на сайте ИТМО https://abit.itmo.ru/program/13378/?utm_source=meduza&utm_medium=cpc&utm_campaign=scicomm.

Дарья Козлова, первый проректор Университета ИТМО, и Ксения Спиридонова, выпускница программы по научной коммуникации 2019 года


Место проведения: