Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Алексей Боровков: «Цифровые двойники меняют бизнес-модель»

Скорость и маржинальность производства продуктов, прошедших виртуальные полигоны, увеличится в разы.

Изменение технологии мышления — один из ключевых факторов эффективной работы в цифровой экономике в эпоху IV промышленной революции. На него обратил внимание Алексей Боровков, проректор СПбПУ по перспективным проектам, руководитель Центра НТИ «Новые производственные технологии». Он выступил в рамках круглого стола «Digital champions. Цифровизация как источник быстрого роста технологических компаний» на форуме «Открытые инновации», где рассказал о том, как цифровые двойники влияют на скорость и маржинальность производства новой продукции и помогают компаниям быть конкурентными на глобальном рынке.

В кривой маржинальности есть три части. Еще десять лет назад было известно, что маржинальность проектирования по сравнению с производством выше, чем, к примеру, послепродажное сервисное обслуживание. Основной «центр тяжести» смещается в сторону проектирования. Какие компании будут успешнее? Те, которые быстрее и за меньшие деньги вложат в продукт больше интеллекта.

Чтобы быть успешным в процессе цифровой трансформации, необходимо учитывать три «ингредиента», отметил Алексей Боровков. Первое — наличие достаточного объема hardware, вплоть до суперкомпьютеров. Второе — software. И третье, во многом ключевое, — digital brainware. Это направление в том числе подразумевает преемственность научной школы, оцифровку всех имевшихся разработок, начиная с советского наследия.

Проектирование — это процесс, учитывающий тысячи конфликтующих целевых показателей.

«Раньше за счет большого опыта в голове генерального конструктора при неограниченных ресурсах продукты могли доводиться до мирового уровня. Сейчас задачи стали сложнее, денег — меньше. Времени, за которое нужно решить эти задачи, тоже меньше, — отметил Алексей Боровков. — И если мы не оцифруем те эксперименты, которые были основой для создания новых продуктов или даже целых отраслей, доставшихся от Королева, Глушко, Туполева, Илюшина и вплоть до Калашникова, у нас не будет математического аппарата модели высокого уровня адекватности, которое мы заложили бы в современное проектирование».

Его модель, к слову, сильно трансформируется. Ранее на 10 конструкторов был 1 расчетчик. Сегодня соотношение «сил», по словам Боровкова, совсем иное: например, у корпорации Boeing уже в 2015 году на 1 конструктора приходится 5 расчетчиков.

На передовой производства появляется системный инженер, который выставляет целевые показатели и ограничения, которых может быть очень много.

«Я приведу в пример проект «Кортеж», в котором мы участвовали. Там было 125 тыс. целевых показателей и ограничений. Только это давало шанс, что с первого раза продукт пройдет испытание. А верхняя цель была сделать автомобиль лучше, чем Mercedes-Benz S600 Pullman Guard, на котором ездил президент», — рассказал Боровков.

Успешность подобных проектов, как уже было сказано, зависит от оцифровки всего накопленного опыта компании и интенсивности испытаний.

«В день мы проводим сотни виртуальных испытаний на трех уровнях: материалы (испытания образцов), сборка и подсборка (виртуальные стенды), виртуальный полигон (выход на испытание всей конструкции). Так, цифровой двойник автомобиля по цифровому двойнику полигона пробегает 100 тыс. км за сутки. А реальный автомобиль — за год. У вас появляется возможность быстро посмотреть, что «отвалилось», и виртуально переконструировать», — рассказал Алексей Боровков.

Примечательно, что проектирование стало настолько быстрым, что будущий продукт сразу же материализуется в многочисленные цифровые двойники. Причем рынок зачастую такого их количества не требует. Часть двойников остается в «засаде» и выходит на рынок в нужный момент или остается научно-техническим заделом на будущее.

«И здесь меняется бизнес-модель. Ты выводишь на рынок решение, лучшее на данный момент. Мы делали такой проект с ГК «Росатом» и ТВЭЛом. Задача была — сделать вибросито, систему очистки бурового раствора. Три года бились над этим Росатом и КБ. А нами это было сделано за три месяца меньшим количеством людей. Соответственно, дешевле в 10 раз», — подчеркнул Боровков.

Цифровые двойники позволяют минимизировать затраты не на «какие-то» 10–15%. По словам Боровкова, промышленная революция — это не модернизация, а значительное изменение, которое в разы или даже на порядок удешевляет производство продукта.


Место проведения: