Media Review

Роман Шайхутдинов: «Единороги» в Иннополисе будут вне всякого сомнения»

21.10.2020
Источник: Бизнес Online

«Рынок в России еще не созрел, потому нас нельзя сравнивать с Кремниевой долиной. И со «Сколково» — тоже», — говорит про Иннополис вице-премьер РТ Роман Шайхутдинов.

На сегодня в амбициозный проект вложено 26,6 млрд рублей, а вскоре добавится еще 12 миллиардов. О том, что будет на выходе, вице-премьер рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

Роман Шайхутдинов: «Иннополис состоит из трех основных компонентов — особой экономической зоны, университета и комфортной городской среды»
Фото: Сергей Елагин

«Мы строим технологическое, инженерное и одновременно гуманитарное общество»

— Роман Александрович, среди игроков IT-рынка есть мнение, что Иннополис — не самый удавшийся проект. Оценки разные, но в основном в диапазоне от «строить инногород в чистом поле — ошибка» до «прошло еще очень мало времени, когда-нибудь результат будет». Мы видим, что Иннополис развивается, но темпы значительно отстают от тех, которые были запланированы в 2015 году. Как вы считаете, с чем это связано? Почему город в Верхнем Услоне так и не стал Кремниевой долиной?

— Лучше сравнивать Иннополис с наукоградом, но в современном формате, развивающим и коммерциализирующим науку. Исторически сложилось так, что Иннополис — собирательный образ, и каждый в него вкладывает свое понимание. Но в первую очередь это точка прорывного развития экономики, основанной на данных. Ведь для чего нужен Иннополис? Чтобы создавать новые виды производств, приводящие к новой добавленной стоимости, но это если говорить сухим языком. Но, пожалуй, более ценным является создание условий для привлечения нового вида специалистов — людей, которые интеллектуальным трудом, без стали и нефти, это все создают.

Иннополис состоит из трех основных компонентов — особой экономической зоны, университета и комфортной городской среды. И сегодня можно с уверенностью сказать, что каждое из направлений является успешным.

В Иннополисе мы строим технологическое, инженерное и одновременно гуманитарное общество, привлекая человеческий капитал из всех регионов России и стран ближнего и дальнего зарубежья. Данный проект уникален, и он однозначно развивается, в городе появляются новые рабочие места, открываются вакансии, вводятся новые объекты. У проекта большой потенциал развития, который раскрывается с каждым годом. Сегодня в Иннополисе работает более 200 компаний, из них 126 — резиденты и партнеры ОЭЗ, по итогам полугодия показавшие совместную выручку в 18,7 миллиарда рублей — в 2 раза больше, чем в прошлом году! Средняя зарплата по городу сегодня составляет 64 тысячи рублей в месяц, по компаниям ОЭЗ — 82 тысячи (средняя зарплата по Татарстану — 38 тысяч рублей), и эти цифры будут расти. Компании начинают с небольших подразделений, а затем понимают, что сюда можно подгружать более сложные, энергоемкие проекты, требующие более высокого уровня специалистов, которые получают зарплаты от 150 тысяч, 250 тысяч рублей. Аппетит приходит во время еды.

«Инвестиции были направлены на строительство зданий университета, ОЭЗ, жилых домов, досугово-образовательного центра, новой школы и других объектов»
Фото: пресс-служба Иннополиса

И я был бы аккуратен в сравнении Иннополиса с Кремниевой долиной. Во-первых, Кремниевая долина нацелена преимущественно на развитие стартапов, которые там появились благодаря крупным технологическим игрокам. Сегодня это место, где очень дорого проживать, потому во многих точках мира создаются аналоги, где молодые предприимчивые команды запускают свои компании. Второе — да, там есть success stories, многие «компании-единороги» берут свое начало именно с Кремниевой долины. Но все это сложилось за несколько десятилетий, а с момента окончания строительства первой очереди и запуска Иннополиса прошло всего пять лет. Кроме того, главной функцией Кремниевой долины считаю создание условий для встречи венчурных инвесторов и стартапов. В России же государственная поддержка венчурного инвестирования стремится к нулю, а немногие частные инвесторы ориентированы в основном на зарубежные проекты, потому что за рубежом легче структурировать сделки, намного больше возможностей привлечь разных партнеров из других стран, поделить с ними риски и выйти на новые раунды инвестиций. Этот рынок в России еще не созрел, потому некорректно сравнивать Иннополис с Кремниевой долиной. И со «Сколково» — тоже.

Иннополис — это место, где молодые IT-компании и IT-подразделения крупных компаний из разных отраслей экономики могут получать индустриальное развитие, доступ к кадрам, образованию, современной городской инфраструктуре и высокому качеству жизни с хорошей экологической обстановкой для своих сотрудников. Иннополису помогли на старте, выделив деньги на инфраструктуру, теперь мы создали циклическую модель, позволяющую зарабатывать и дальше развиваться самостоятельно. Мы данную модель совершенствуем.

«Сегодня в городе ежедневно находятся не менее 4,8 тысячи человек, при этом около 3,8 тысячи постоянно проживают»
Фото: пресс-служба Иннополиса

— В 2015 году, когда Иннополис стартовал, был вполне конкретный генплан, в котором прописали определенные цифры и плановые показатели. Ожидалось, например, что на сегодня в городе будут жить 24 тысячи человек.

— На сегодня объем инвестиций в инфраструктуру города составляет 26,6 миллиарда рублей. Это цифра на 29 августа, когда был введен один из последних объектов — культурный центр ArtSpace. Из них 19,8 миллиарда — федеральные средства, 6,2 миллиарда — средства республики, 600 миллионов — частные инвестиции. Они были направлены на строительство зданий университета, ОЭЗ, жилых домов, досугово-образовательного центра, новой школы и других объектов.

Сегодня в городе ежедневно находятся не менее 4,8 тысячи человек, при этом около 3,8 тысячи постоянно проживают. Индекс семейственности в Иннополисе — примерно 2,6. Вы сравниваете Иннополис с Кремниевой долиной, а мы скорее тяготеем, как я уже говорил, к термину «наукоград», куда приезжают люди из разных уголков страны. В Иннополисе только четверть жителей из Татарстана, все остальные из других российских регионов, а также стран ближнего и дальнего зарубежья. Это импорт в РТ целевой аудитории, которая в среднем дает в 2,5 раза больше ВВП и формирует экономику республики. Как удачно сказала на недавней церемонии вступления Рустама Минниханова в должность президента Республики Татарстан студентка Университета Иннополис Руфина Талалаева: «Где бы ни родился, в Татарстане пригодился».

Но мы не гонимся за количеством людей. Мы стремимся в первую очередь к высокому качеству их жизни. Это первое. Второе — число жителей, конечно, связано с наличием инфраструктуры: квартир, мест в детских садах, школах, в технопарке.

«В технопарке им. Попова свободных офисов практически не осталось, новых резидентов мы уже приглашаем во второй технопарк, строительные работы в котором будут закончены к концу года»
Фото: пресс-служба Иннополиса

— Корректировалась ли стратегия развития Иннополиса? Каким образом?

— На первоначальной стратегии сказалось влияние внешних факторов, например западных санкций в отношении России в 2014 году, что несколько ограничило приток [инвестиций]. Ближайшая целевая задача предполагает 15 тысяч жителей к 2025 году.

Все, что было запланировано на 26 миллиардов рублей, построено. В технопарке имени Попова свободных офисов практически не осталось, новых резидентов мы уже приглашаем во второй технопарк, строительные работы в котором завершатся к концу года. На запуск его потребуется еще, думаю, месяца два. Это будет пятиэтажное здание общей площадью более 28 тысяч квадратных метров с подземной парковкой, где планируется разместить 1,5 тысячи рабочих мест. Сейчас заканчиваем формировать перечень объектов второй очереди строительства.

Генплан с точки зрения градостроительной деятельности и территориального планирования не меняется. В целом мы продолжаем придерживаться концепции, разработанной сингапурским архитектором Лиу Тай Кером. В ближайшие два года ожидаются частные инвестиции в объеме чуть более 12 миллиардов рублей: это, например, строительство ЦОДа [«Росэнергоатома»] (8,3 миллиарда рублей), закладке которого предшествовало полтора года переговоров нашей команды. Начато возведение гостиницы (600 миллионов рублей) — это будет четырехэтажное здание возле университета с 35 двухместными номерами. Инвестор, компания Kravt Invest, планирует оборудовать ее технологиями на базе искусственного интеллекта — автоматической системой регистрации, не требующей персонала в зоне ресепшен, а также роботизированными решениями для сопровождения гостей до двери номера. И очень важно, что запланировано строительство нового многоквартирного жилья в объеме более 2,2 миллиарда рублей, а также второй очереди таунхаусов — на сумму более 1 миллиарда рублей.

«Люди готовы покупать в Иннополисе и таунхаусы, и квартиры, есть много запросов от жителей на коммерческое жилье»
Фото: пресс-служба Иннополиса

— На встрече с журналистами перед Новым годом вы говорили, что важно строительство технопарка синхронизировать с темпами ввода жилья, потому что свободные квартиры уже заканчиваются. Ректор университета тоже обращал внимание на то, что развитие вуза сдерживает отсутствие жилья. Какая потребность в жилье сегодня и какое количество квартир и таунхаусов планируете достроить в рамках озвученных объемов средств? Будет ли где жить новым резидентам?

— В настоящее время в городе по программе арендного жилья построено 20 многоквартирных домов на 1 467 квартир, все заселены, причем на 90 процентов именно сотрудниками компаний ОЭЗ. На ближайшую перспективу потребность в таком жилье составит более 500 квартир. Подготовлена концепция по строительству новых кварталов арендного жилья в Иннополисе на 430 квартир, что с учетом строящегося коммерческого и освобождаемого арендного фонда заполнит дефицит. Каждый месяц у нас освобождается (и практически сразу заселяется новыми жителями) примерно 15–20 квартир: люди увольняются, переезжают или покупают себе таунхаусы в жилом комплексе «Зион». Они тоже пользуются высоким спросом. Первая очередь — это 21 дом на 168 квартир — уже распродана, начато строительство второй, где будет еще 35 домов на 245 квартир. Ориентировочно строительство завершится в 2022 году.

Люди готовы покупать в Иннополисе и таунхаусы, и квартиры, есть много запросов от жителей на коммерческое жилье. В настоящий момент ведутся переговоры с рядом девелоперов.

«Команда мэрии и ОЭЗ создает условия для того, чтобы в городе постоянно были содержательные активности, «движуха» в хорошем смысле: спортивные, интеллектуальные, творческие и отраслевые мероприятия»
Фото: пресс-служба Иннополиса

«Чего не хватает в Иннополисе? Здесь нет торгового центра»

— А вы сами живете в Иннополисе?

— Практически да, в нескольких минутах.

— И как, положа руку на сердце, вам здесь находиться комфортнее, чем в Казани? Как жителю, а не как основателю проекта и ответственному премьер-министру?

— Мне здесь очень комфортно. И я так говорю не потому, что принимаю участие в создании города. У каждого свой ритм, свои направления. Я с данным местом связан исторически. Более 12 лет я житель близлежащего населенного пункта, так что знаю хорошо эти места. Вокруг Иннополиса расположены прекрасные объекты: и природные, и рукотворные. Это и горнолыжка, и замечательные водные просторы, рядом Свияжск. Команда мэрии и ОЭЗ создает условия для того, чтобы в городе постоянно были содержательные активности, движуха в хорошем смысле: спортивные, интеллектуальные, творческие и отраслевые мероприятия. Начиная от профильных конференций и заканчивая гонками героев, марафонами, квизами, есть свое движение Innopolis Heroes.

Чего не хватает в Иннополисе? Торгового центра. Чтобы построить самый маленький ТЦ, нужна проходимость минимум 20–25 тысяч человек в сутки. При этом здесь отличные магазины: «Пятерочка», «Магнит», «Бахетле». Лично опробовал «беспилотную» «Пятерочку» — с кассами самообслуживания, эту систему, кстати, разрабатывали совместно в Краснодаре и Иннополисе. Насколько мне известно, центр разработок X5 Retail Group в Иннополисе готовит сейчас новые интересные проекты.

«Чтобы построить самый маленький торговый центр, нужна проходимость минимум 20–25 тысяч человек в сутки. При этом здесь отличные магазины — «Пятерочка», «Магнит», «Бахетле»
Фото: пресс-служба Иннополиса

— Какие еще объекты инфраструктуры, кроме ТЦ, нужны в Иннополисе для полного счастья?

— В конце августа был запущен в работу новый досугово-образовательный центр Art Space площадью 2,2 тысячи квадратных метров, который сразу стал местом притяжения местных жителей, там уже прошло несколько крупных городских мероприятий. В нем проводятся занятия по хореографии, театральному мастерству, ИЗО, керамическая студия, эстетическая гимнастика и так далее. Постоянно собирается клуб любителей игры «Мафия» и несколько групп музыкантов в репетиционной. В коворкинге ежедневно работают до 15 человек. Вскоре планируется открыть школу развития талантов, скетчинг, шахматы, книжный клуб и киноклуб.

Также завершено строительство прилегающего к Art Space парка с общественным огородом, а в следующем году планируется построить Квантовый бульвар — это будет центральный пешеходный маршрут Иннополиса, с большим потенциалом для размещения объектов предпринимательской и социальной активности. В ближайшее время запланировано открытие нового детского сада и школы искусств. Также городу нужны, как я уже говорил, многоквартирные дома (коммерческое жилье) и, конечно, торговый центр. Поэтому приглашаем девелоперов рассмотреть возможности развития в Иннополисе.

«В конце августа был запущен в работу новый досугово-образовательный центр Art Space площадью 2,2 тыс. кв. м, который сразу стал местом притяжения местных жителей»
Фото: пресс-служба Иннополиса

«Задача — чтобы в Иннополис стремились люди, готовые платить за обучение, как в Оксфорде»

— Как развивается Университет Иннополис? Почему в этом году вуз отказался от системы 100-процентного грантового покрытия стоимости обучения?

— В прошлом году средний балл ЕГЭ первокурсников Университета Иннополис составил 92,7 и по этому показателю вуз занял пятое место среди всех высших учебных заведений России. В этом году средний балл составил уже 95,7, и мы надеемся, что в 2020-м строчка в рейтинге вузов России по качеству приема будет еще выше. В планах есть расширение общежития университета. Сейчас там тысяча мест, хотим удвоить данное количество.

Но Университет Иннополис не просто высшее учебное заведение, это еще и научно-исследовательский центр, и IT-компания-разработчик. Примерно 75 процентов бюджета он получает от коммерциализации проектов и разработки информационных систем. Сейчас он ведет 63 научно-исследовательских проекта с крупнейшими российскими компаниями — «Газпром», «Аэрофлот», КАМАЗ, «Норникель», «Россети», «РусГидро», «Северсталь» и другими — на общую сумму 3,2 миллиарда рублей, включая 13 проектов в рамках национальной программы «Цифровая экономика» на общую сумму 905,2 миллиона рублей.

По поводу грантов необходимо уточнить. Университет не отказывался от своей традиционной системы с выделением грантов на 100-процентную оплату стоимости учебы, но добавил частичные гранты, покрывающие 25, 50 и 75 процентов стоимости обучения. Также с 2020 года введена контрактная форма обучения, когда студенты сами полностью оплачивают свою учебу. Почему мы это сделали? Наша задача — чтобы в Университет Иннополис стремились попасть лучшие абитуриенты из всех уголков мира, готовые в том числе платить за обучение, как, например, в Стэнфорде или Оксфорде. Это и будет самой высокой оценкой деятельности нашей команды — наша целевая модель.

К тому же в этом году в вузе впервые появилась бюджетная форма обучения, финансируемая государством. Пока это незначительные средства, но сам факт такого финансирования является знаковым событием, своего рода признание вуза в российской системе высшего образования. Я считаю, что Университету Иннополис нужно обязательно обеспечивать себя и государственным заданием в том числе, при этом сохраняя возможность собирать лучшие мировые практики профессорско-преподавательского состава.

В этом году на программы бакалавриата и магистратуры в вуз поступили 245 студентов (и 21 — на программу аспирантуры) из 31 страны.

— В одном из интервью вы говорили, что в первую очередь Университет Иннополис должен войти в рейтинг топ-100 мировых вузов. Для чего это нужно?

— Если мы хотим, чтобы люди были готовы при тех же сложностях поступления еще и оплачивать собственное образование, то, конечно, должны попасть в мировые рейтинги. Но на самом деле это еще важно и для индустриального развития, ведь при этом предоставится возможность получения заказов на разработку проектов от лучших мировых компаний. Я уже сказал, что у университета очень высокая составляющая коммерческих доходов — в процентном соотношении нет ни одного вуза в стране в принципе, который бы имел такую долю в годовом бюджете от коммерческой деятельности. Конечно, команде университета нужно сказать спасибо за их очень активную позицию, интенсивную работу с индустрией. Попадание в рейтинги означает наличие компетенций, которые позволяют делать очень качественные и глубокие исследования, что важно и для индустрии, и для будущих студентов, и для профессорско-преподавательского состава. Попадание в рейтинги автоматически означает, что ты можешь привлечь самых лучших профессоров из всех уголков мира.

«На наблюдательном совете университета, под председательством вице-премьера РФ Дмитрия Чернышенко, была определена стратегическая цель — Университету Иннополис к 2024 году нужно войти в один из них»
Фото: пресс-служба Иннополиса

— О каком-то конкретном рейтинге идет речь? Их же очень много.

— Тех, которые признаются мировым сообществом, около пяти. Это Times Higher Education, QS World University Ranking, Shanghai Rankings, EU Multi-rank и Round University Ranking. На наблюдательном совете университета, прошедшем 9 июля под председательством вице-премьера РФ Дмитрия Чернышенко, была определена стратегическая цель — Университету Иннополис к 2024 году нужно войти в один из них. Вообще говоря, необходимо попасть во все. Для этого вуз должен привлекать крутых профессоров, проводить востребованные исследования, готовить определенное количество научных публикаций.

При этом, напомним, Университету Иннополис в этом году исполнится только 8 лет. Многие из вузов, из года в год попадающие в мировые рейтинги, обладают более чем пятидесятилетней историей и уже устоявшейся мировой репутацией. Но несмотря на такой молодой возраст, университет уже показывает заметные результаты: в этом году он занял 8-е место в категории «Совместные международные научные публикации» рейтинга U-Multirank, основанного при финансовой помощи программы Еврокомиссии Erasmus+, став первым российским вузом, вошедшим в топ-25 этой категории. Кроме того, в 2019 году университет вошел в мировой топ-100 вузов-исследователей игр рейтинга Institutions Active in Technical Games Research, а в этом году — в THE impact ranking (дословно — рейтинг влияния университетов на развитие территорий, где они находятся).

— Вы считаете, возможно ли в течение трех-четырех лет университету войти в глобальные рейтинги? В этом году завершилась федеральная программа топ 5–100, на которую выделялись колоссальные бюджетные средства, но ни один вуз России, насколько известно, в топ-100 так и не вошел.

— На самом деле, в топ-100 международных рейтингов вошло 15 российских вузов по одному или более предметов. И мы, надеюсь, попадем в ближайшие годы. Вообще, это очень сложно. Но если усердно работать, то можно. Это требует и очень серьезных финансовых вливаний — по самым минимальным оценкам, не менее 300 миллионов рублей в год. В выборе того или иного вуза принимают участие академики и профессора из всех концов земного шара, и попадание в рейтинги возможно, только если ты действительно делаешь что-то прорывное.

«Наши студенты и выпускники крайне деятельные, это люди с очень активной жизненной позицией, и количество стартаперов среди них выше, чем в среднем по обычным сообществам»
Фото: пресс-служба Иннополиса

«После обязательной отработки гранта 51 процент выпускников остается жить и работать в Иннополисе»

— Хорошо, студенты Университета Иннополис получили блестящее образование, а что дальше? Есть ли статистика, сколько осталось в городе, в ОЭЗ, в компаниях?

— В первый год остаются 100 процентов выпускников, во второй — 90 процентов.

— Год или два они и так обязаны отработать. А потом?

— Крепостное право было отменено очень давно. Наша задача — помочь выпускникам создать свои компании либо трудоустроиться в компании ОЭЗ «Иннополис».

— Но у вас же есть своя статистика?

— Есть, конечно. Мы знаем вплоть до каждого выпускника, кто где работает сегодня. Около 7 процентов трудятся за рубежом, что тоже хорошо, потому что, когда они уезжают, привозят нам новые контакты. Способность Татарстана не только привлекать лучших, а затем еще их экспортировать в хорошем смысле, также важна. Мы сейчас не можем пока посчитать и оценить, что это даст, но это огромная история.

Вопрос утечки мозгов, конечно, есть, но он не стоит так критично. По данным центра развития карьеры Университета Иннополис, после обязательной отработки гранта 51 процент выпускников остается жить и работать в Иннополисе, уезжают из города 49 процентов. Это органический процесс, мы ему не препятствуем. Много ведь людей и приезжает, в том числе зрелые специалисты. Например, пару выходных назад во время обхода города случайно встретился с молодым человеком, который оставил работу в компании Epam (она входит в топ-5 мировых IT-компаний) и перевез в Иннополис семью из Минска. А вообще сегодня в Иннополисе открыта 361 вакансия в сфере IT. Самые востребованные: java developer, QA engineer, QA Automation engineer, Golang developer, Android developer, iOs developer, DevOps engineer, Frontend developer. В целом же по городу (ОЭЗ, университет, городские компании) еще 100 вакансий (административно-технический персонал, не IT).

«По данным Центра развития карьеры Университета Иннополис, после обязательной отработки гранта 51% выпускников остается жить и работать в Иннополисе»
Фото: пресс-служба Иннополиса

— А есть студенты, которые согласились даже выплатить вузу компенсацию за обучение и не остались и года?

— Один раз компания из США оплатила грант за студента из первого набора бакалавров. Грант был тогда недешевым, сейчас стал поменьше в сумме, потому что студентов теперь больше, уже 806 человек (когда мы начинали, первых студентов было 14). Чаще встречается другое: в Университете Иннополис непросто учиться, и около 20 процентов поступивших отсеиваются в первый год.

— А куда идут те, кто закончил университет и обязательную отработку? В крупные компании или создают стартапы?

— Наши студенты и выпускники крайне деятельные, это люди с очень активной жизненной позицией, и количество стартаперов среди них выше, чем в среднем по обычным сообществам. В Университете Иннополис уже два года действует стартап-студия, специалисты которой помогают выпускникам составлять бизнес-планы, правильно оформлять документы для участия в грантовых программах, подавать заявки в венчурные фонды, а также сопровождают студенческие стартапы от идеи до их регистрации. На сегодня в проекты резидентов студии привлечено более 11 миллионов рублей, 15 проектов уже прошло экспертный совет, в который входят профессора и сотрудники университета. Проекты уже зарегистрированы как юридические лица.

— И какова выживаемость таких студенческих стартапов?

— У каждой команды свой план развития. Одному стартапу проще влиться в крупную корпорацию, другому — нет. Нет общего рецепта успеха, подходящего всем сразу. Инвесторов разного калибра в России достаточно. Студия знакомит стартаперов с потенциальными инвесторами и бизнес-ангелами. Если идея интересная и востребованная, у нее есть все шансы вырасти в полноценную компанию.

А в целом по статистике в стартапах выживает вообще 1 из 50 в лучшем случае. Кроме того, что значит выжить? Чтобы доходы с расходами сходились? Или чтобы ты стал «единорогом» и привлек миллиард долларов?

— Про «единорогов» вопросов нет, про них мы пока не слышали…

— «Единороги» в Иннополисе будут вне всякого сомнения.

— А можете перечислить самые, на ваш взгляд, интересные и перспективные стартапы?

— Есть успешные кейсы: компания «Фермаполис» привлекла инвестиции агротехнопарка «Индюжина», создав мобильное приложение, позволяющее покупать продукцию непосредственно у фермеров. Оно дает возможность любому человеку в игровой форме вырастить настоящую индейку — синхронизированно с работой реальной индюшачьей фермы агротехнопарка. Это, по сути, краудфандинг на операционные затраты при производстве сельского хозяйства. Сейчас у компании 400 клиентов, но такие стартапы могут делать прорывы.

Образовательная платформа Mentoreum, на которой любой сможет предложить свои услуги как наставника по каким-то профильным навыкам, уже привлекла несколько миллионов рублей, инвесторы планируют вложить в идею еще до 10 миллионов рублей. Интересен проект Schwarzthal Tech — он поможет пользователям отследить все связи человека или юридического лица с теневой экономикой. Ребятами заинтересовался инвестор из Франции. А всего сейчас в Иннополисе около 50 стартапов, можно долго рассказывать.

«Торговая площадка KazanExpress — один из самых быстрорастущих маркетплейсов»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— А если говорить не о стартапах, а уже о состоявшихся проектах резидентов Иннополиса, продуктах, которые придуманы в Иннополисе с нуля? Можете выделить условный топ-5?

— Многие решения, на самом деле, достойны внимания. Например, онлайн-платформа Yorso, которая объединяет в разных странах добытчиков, поставщиков, покупателей рыбы и морепродуктов, от компании «Иннософт». Руководитель компании и ключевые сотрудники — выпускники Университета Иннополис. В 2019 году в США международная организация Fish 2.0 вручила основателю Yorso Антону Трантину награду в категории Top Innovator in Ocean and Seafood Technology. Потом, торговая площадка KazanExpress — один из самых быстрорастущих маркетплейсов. Дальше — цифровые продукты от «АББ Цифровые технологии»: Aimee — решение, основанное на алгоритмах глубокого обучения, данная чат-платформа помогает оператору найти правильный ответ и отвечает сама, если она уверена, а также приложение «Ак Барс Онлайн» и сервис A-B Pay.

Компания RoadAR занимается созданием цифровых двойников городов с использованием обычного смартфона, в их продукте заинтересовано несколько городов России, Великобритании и Германии. Еще один выпускник Иннополиса — руководитель компании «Интеллектуальная видеоаналитика», разрабатывающей решения с применением систем компьютерного зрения, например, по фиксации ДТП в видеопотоке. Такая система направляет оператору кадры с места аварии в течение 10 секунд, что помогает оперативно вызвать на место скорую помощь и другие экстренные службы. Другое решение компании — по анализу транспорта на федеральных трассах — уже применяется в Москве и Московской области. Еще одно тестируется на объектах железнодорожной инфраструктуры Саратовской области, уже есть эффект.

Но также есть компании, известные в России, которые продолжают дорабатывать свои продукты в Иннополисе. Это, например, российская операционная система «Аврора», облачная платформа «Мой офис» от компании «Новые облачные технологии» (ПО поставляется в Бурунди и Конго), платформа видео-конференц-связи IVA MCU от компании «ИВКС», а также программное обеспечение Health Management Platform для профилактики хронических неинфекционных заболеваний от компании «Портавита», которым пользуются уже свыше 600 тысяч пациентов в медицинских учреждениях России, Нидерландов, Германии, Ирландии и странах Южной Америки, и платформа, которая позволяет решать задачи сбора данных, мониторинга, аналитической обработки и прогнозирования от компании «Визиолоджи Технологии», и так далее.

— Известно, что Михаил Мишустин во время приезда в Иннополис заинтересовался проектом оцифровки земель. Насколько уже оцифрована карта Татарстана?

— Данным проектом занимается Университет Иннополис. Созданы сервисы контроля для минсельхоза РТ, минлесхоза РТ и минэкологии РТ. В сентябре 2020 года была оцифрована вся пашня Татарстана для создания высокодетальной картограммы сельхозземель, чтобы можно было осуществлять комплексную инвентаризацию территорий. А в прошлом году были полностью оцифрованы земли лесного фонда Татарстана — более 1,2 миллиона гектаров леса на территории всех лесничеств республики (31 лесничество). Сегодня они находятся под непрерывным мониторингом, а информация по ним обновляется каждые 14 дней. Сервис планируется тиражировать и в других регионах.

Михаил Мишустин на выставке решений резидентов Иннополиса
Фото: пресс-служба Иннополиса

«Компании приходят в Иннополис не за льготами»

— Как на особой зоне и ее резидентах скажется налоговая реформа? Не убивает ли снижение налогов для всех IT-компаний саму идею цифровой ОЭЗ?

— Хороший вопрос. Да, для кого-то более привлекательные налоговые режимы имеют существенное значение, но таких меньше половины. Сегодня в ОЭЗ работает 126 компаний. 105 из них являются резидентами и имеют право на получение налоговых льгот режима особой зоны. Остальные работают в статусе партнеров и платят все налоги. Но и среди резидентов налоговыми льготами («нулевые» налоги на транспорт, имущество, землю и льготный налог на прибыль: 2 процента федеральная часть и 0 процентов региональная часть первые 5 лет, 5 процентов следующие 5 лет и 13,5 процента по истечении 10 лет — прим. ред.) пользуется 60 процентов компаний. А льготами по страховым взносам, которые составляют 14 процентов (с 1 января 2021 года станут 7,6 процента) для IT-компаний, включенных в реестр минцифры РФ, в Иннополисе пользуется лишь 25 резидентов — меньше четверти.

Это означает, что более половины компаний приходит в Иннополис не за льготами. Налоговая реформа, предложенная российским правительством, не является для нас «угрозой», наоборот, мы поддерживаем снижение налоговой нагрузки для IT-компаний. В Иннополис в первую очередь компании едут за возможностью получить доступ к кадрам, которые формирует университет и привлекает центр подбора персонала ОЭЗ «Иннополис». Потребность в квалифицированных IT-специалистах в России уже составляет более 200 тысяч человек в год, а к 2024 году вырастет до 300 тысяч.

Также компании и будущих сотрудников привлекает качественная городская среда. Индекс счастья среди жителей Иннополиса, который официально измеряется государственными органами статистики, составляет 85 пунктов из 100. Для сравнения: в Москве данный индекс равен 82 пунктам, во Владикавказе — 63, в Хабаровске — 69. В общении со многими айтишниками часто слышу, что их решение переезжать или нет в Иннополис со льготами никак не связано. Тем не менее наличие эксклюзивных и востребованных налоговых льгот, конечно, повысило бы инвестиционную привлекательность города. Поэтому работа над формированием «меню» налоговых преференций у нас продолжается постоянно.

— В Иннополисе планировалось создать четыре налоговых режима. Два уже действует, и вы о них сказали: это режим по закону номер 116-ФЗ и пониженные страховые взносы для IT-компаний, входящих в реестр минцифры РФ, а два разрабатывалось: специальный режим для организаций на «упрощенке» с уникальной ставкой и страховые взносы в 14 процентов для всех компаний-резидентов, включая те, которые не входят в реестр. Не планируете теперь пересмотреть планы на налоговую политику?

— Мы выходили с инициативой на федеральное правительство о снижении ставки страховых взносов (с 30 до 14 процентов) для всех резидентов ОЭЗ, а не только для тех, которые входят в реестр минцифры России. Пока данный вопрос обсуждается на федеральном уровне.

А налоговая ставка по УСН в 1 или 5 процентов, в зависимости от выбранного объекта налогообложения, действует с начала 2020 года. За это время ею воспользовалось 22 компании Иннополиса. Но тут надо учесть, что данную льготу в этом году могут получить либо вновь созданные компании, либо фирмы, которые до этого применяли «упрощенку». Перейти же на УСН с другой системы налогообложения компании смогут только с 1 января 2021 года.

— А как коронавирус повлиял на ОЭЗ «Иннополис» и финансовые показатели зоны? Были ли скорректированы инвестпланы?

— Действительно, в период пандемии произошло снижение количества физических посещений технопарка — практически в 10 раз. Но при этом финансовые показатели первого полугодия 2020-го сопоставимы с аналогичным периодом 2019-го, так что прогнозируем по итогам года результаты на уровне прошлогодних. В инвестиционный план ОЭЗ, соответственно, изменений в связи с пандемией не вносилось.

Резидентов, прекративших деятельность из-за пандемии, у нас нет. Все компании продолжили набор персонала. Пока их показатели не говорят о вероятности негативных сценариев. Наоборот, ряд резидентов на время «удаленки» дал возможность бесплатно использовать свои сервисы. Так, ИВКС в период пандемии безвозмездно предоставила министерствам и крупнейшим предприятиям РТ платформу видео-конференц-связи IVA MCU. К системе, разработанной резидентом ОЭЗ «Иннополис», подключались сотрудники 16 министерств и администраций 45 муниципальных образований Татарстана. А на базе платформы, созданной «Визиолоджи Технологии», в центре управления регионом в Нижнем Новгороде собирали данные для работы областного оперштаба по борьбе с коронавирусом.

Из положительного в пандемии — компании свободно начали рассматривать «удаленку». Для Иннополиса это новые возможности: мы готовы предложить удаленный центр разработок, который имеет право на жизнь и работает не хуже, чем инхаусные, то есть те, которые находятся прямо в вашей штаб-квартире. Я вам больше скажу: многие айтишники сообщили, что теперь у них 30–40 процентов специалистов будут на «удаленке» постоянно.

— На мартовском совещании также было анонсировано, что в ближайшие несколько лет в Иннополисе появятся индустриальная долина с индустриальным парком и парк робототехники. Сохраняются ли эти планы?

— Да, на территории особой зоны одобрено ведение не только технико-внедренческой, но и промышленно-производственной деятельности. На площадке будет создана «Индустриальная долина» площадью 45 гектаров, где резиденты смогут построить свои производства. Также будет создан индустриальный парк площадью 20 тысяч квадратных метров с готовыми помещениями под производство. Там предполагается размещение центра технологий компонентов робототехники и мехатроники университета, но данный вопрос пока находится в разработке.

Сейчас команда ОЭЗ ведет переговоры с рядом компаний самых разных инновационных направлений, предлагая им занять площади в долине и парке. Среди них есть компании, специализирующиеся на создании беспилотных аппаратов, источников альтернативной энергетики, медицинской техники, развитии решений в области биомедицины, высокотехнологичного АПК, робототехники.

«Сейчас в технопарке осталось 3 процента свободных площадей. Думаю, что после проведения следующего набсовета мы все заполним»
Фото: пресс-служба Иннополиса

«Моя цель — сделать Иннополис полностью самофинансируемым»

— А какова ситуация в первом технопарке? Остались ли там свободные площади?

— Сейчас в технопарке осталось 3 процента свободных площадей. Думаю, что после проведения следующего набсовета мы все заполним. Сегодня ведутся переговоры с пятью крупными компаниями.

— Можете сказать, с какими?

— Вам могу (улыбается). Во-первых, «Трансмашхолдинг»: весь электрический транспорт, который ездит по российским городам, — поезда, трамваи, троллейбусы — построен этим холдингом. Фирма «Все инструменты» планирует открыть в Иннополисе IT-подразделение, компания Astra Linux. Ну и ряд других крупных компаний. В основном мы ориентированы на тех, кто входит в топ-500 Forbes. Их можно разделить на три группы: IT-подразделения крупных корпораций или компаний, занимающихся электронной коммерцией либо неким электронным взаимодействием, для которых программные продукты и информационные системы являются средством производства. Например, «Все инструменты» или Wildberries и Ozon — у них нет прилавков. Вторая группа — собственно айтишники, в чистом виде разработчики ПО. Третья — это стартапы, или молодые кейсы.

Мы рады всем компаниям, но нацелены в основном на те, что переезжают сюда из-за пределов Татарстана.

— Здесь тоже возникает вопрос утечки ресурсов: выходит, мы собираем, консолидируем в Иннополисе талантливых, качественных разработчиков, которые в итоге работают на компанию вне Татарстана, а то и из-за пределов России. В таком случае как мы можем ждать, что в Иннополисе появится свой мини-Apple? Или и не стоит такой задачи?

— Вы хотите сказать, что мы работаем не на Татарстан?

«По итогам визита в Иннополис президента РФ Владимира Путина, находящиеся в федеральной собственности акции АО «Иннополис» были переданы АНО ВО «Университет Иннополис»
Фото: tatarstan.ru

— Что у нас стимулируется не создание своего продукта, а подпитка федеральных гигантов. Хотя понятно, что это привлекательно с финансовой точки зрения.

— Моя цель — сделать Иннополис полностью самофинансируемым. Чтобы город привлекал инвесторов для развития инфраструктуры, а доходы от создаваемых рабочих мест позволяли не только содержать инфраструктуру, но и покрывали инвестиционную составляющую. Знаете, есть экономика инноваций, и есть хайповые инновации. Считаю, что если в инновациях нет экономики, то такие инновации не нужны. В случае с Иннополисом создаются рабочие места, формирующие инновации и их последующее внедрение, исключительно в целях обеспечения экономического роста и увеличения вклада в ВРП. Создание такого рода рабочих мест [в сфере IT] и участие в данном экономическом переделе является точкой создания самой высокой добавленной стоимости в экономическом процессе. Поэтому, что бы мы ни делали для других компаний на территории нашей страны или за рубежом, самые главные вещи — опыт и человеческий капитал — остаются у нас.

Количество уникальных наработок в Иннополисе с каждым месяцем растет, они применяются и в Татарстане. Например, компания «Татнефть» законтрактовала Университет Иннополис после того, как он успешно отработал технологию, связанную с прогнозированием бурения для «Газпрома».

Подпись Владимира Путина на фото
Фото: tatarstan.ru

Экономический результат тоже остается в Иннополисе. За пять лет с момента создания города в Иннополисе было собрано налогов и страховых взносов на сумму более 4 миллиардов рублей, из них в республиканский бюджет поступило 1,3 миллиарда, в местный — 416 миллионов рублей. В 2020 году ожидаются налоги на сумму порядка 2,2 миллиарда рублей. То есть всего за последние 14 месяцев мы выросли практически вдвое.

Сам проект за это время существенно вырос и приобрел федеральный статус. Напомню, в феврале 2019 года, по итогам визита в Иннополис президента РФ Владимира Путина, находящиеся в федеральной собственности акции АО «Иннополис» были переданы АНО ВО «Университет Иннополис», в состав учредителей вуза и его наблюдательный совет вошла Российская Федерация. В этом году наблюдательный совет университета возглавил заместитель премьер-министра России Дмитрий Чернышенко, в состав набсовета вошли министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций России Максут Шадаев, министр науки и высшего образования России Валерий Фальков и заместитель министра экономического развития России Татьяна Илюшникова.

Это потребовало «отдельного вице-премьера» для проведения большой работы на федеральном уровне: в российском правительстве, Госдуме, администрации президента РФ. Наш лонг-лист у Иннополиса — это топ-500 fortune-компаний, работающих в России, а шорт-лист — топ-100 рейтинга РБК. У нас очень четкий пайплайн, который определяет, с кем мы работаем.

Спорткомплекс в Иннополисе
Фото: пресс-служба Иннополиса

— Как раз хотела спросить об обстоятельствах перехода с поста министра на пост курирующего Иннополис вице-премьера. Для многих это стало неожиданностью, подкрепляемой показательной проверкой УБЭП сразу после…

— Насчет проверок контрольных органов, в том числе УБЭП: они могут периодически проходить в различных ведомствах, и по факту выявления тех или иных нарушений принимаются соответствующие меры. В нашем случае проверка нарушений не выявила. В моем переходе на новую должность не надо искать никаких конспирологических теорий. Повторюсь, что с выходом повестки Иннополиса на федеральный уровень проекту потребовался отдельный руководитель, поэтому были разделены функции вице-премьера и руководителя конкретного министерства республики.

Невозможно, чтобы региональное министерство занималось проектом федерального уровня. К тому же мы видим, что сейчас у министерства огромный пул задач по цифровой экономике, цифровизации и так далее.

— То есть не справилось бы министерство, если бы оно занималось еще и Иннополисом?

— Справилось бы, но новая конструкция оказалась эффективнее. Поверьте, сейчас я даже жалею, что такое решение не появилось раньше.

«Новый дата-центр станет крупнейшим в Приволжском федеральном округе»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— А что удалось сделать самого важного с момента назначения вице-премьером?

— Вопрос сложный (задумывается). Что успел сделать? Посмотрите на динамику роста по показателям, и вы все поймете. Первое, Иннополис развивается и получил признание у руководства страны. Об этом говорит и усиление у проекта федеральной составляющей, и проведение у нас значимого для всей российской IT-отрасли мероприятия — панельной дискуссии Мишустина с ведущими российскими IT-компаниями, где были озвучены меры поддержки IT-отрасли (в подготовке которых мы тоже участвовали), и привлечение прямого бюджетного финансирования в Университет Иннополис. Во-вторых, запуск строительства ЦОДа «Росэнергоатома». Переговоры с руководством госконцерна велись с начала 2018 года, новый дата-центр станет крупнейшим в Приволжском федеральном округе. В-третьих, наверное, введение льготного налога 1 и 5 процентов для организаций, зарегистрированных в Иннополисе и работающих по «упрощенке».

Кроме того, развитие идет по всем направлениям. Университет Иннополис поднялся в рейтинге российских вузов по качеству приема абитуриентов с 7-го на 5-е место, повысив проходной балл с 92,7 до 95,7. ОЭЗ «Иннополис», по оценкам минэкономразвития, в 2019 году показала наибольшую эффективность среди всех технико-внедренческих зон РФ и поднялась в национальном рейтинге инвестпривлекательности с 11-го на 4-е место. Только за последний год инвестиции резидентов и партнеров ОЭЗ выросли более чем на 122 процента (нарастающим итогом по состоянию на первое полугодие 2020-го они достигли 23,85 миллиарда), а налоговые отчисления — на 139 процентов (3,1 миллиарда). С начала 2019 года статус резидента получили 25 новых компаний, а партнерами стали еще 12, в том числе «Газпромнефть-Снабжение», «Консист-ОС», Альфа-Банк, «S7 Техлаб», «Почта России» и другие. Наконец, в городе продолжается строительство социально значимых объектов — открылось новое здание школы и досугово-образовательный центр Art Space.

Беспилотное такси в Иннополисе
Фото: пресс-служба Иннополиса

— Роман Александрович, очевидно, что цифровизация стремительно меняет нашу жизнь: появляются беспилотники, строятся роботизированные гостиницы, на полном серьезе обсуждается аэротакси. А каким вы видите этот мир лет через 10–20, через 50? Что в нем принципиально изменится?

— Думаю, через несколько десятилетий появятся какие-то новые лидеры, которых мы пока не знаем, — лидеры интернет-индустрии, интернет-коммерции, новые платформы. Компании смогут стать лидерами в цифровом мире буквально за 3–4 года, а не за 10–20 и даже 50 лет, как это было в аналоговом мире. Увеличится количество беспилотных автомобилей, но автомобильное вождение людьми не пропадет совсем. Возможно, это будет некой роскошью. Предполагаю, что на низкой орбите на больших скоростях начнут передвигаться беспилотные пассажирские летательные аппараты.

Ну и надеюсь, что Россия будет занимать достойное место в технологическом ландшафте как с собственными аппаратными и программными платформами, так и с маркетплейсами.


Место проведения: