Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Новости

В РВК прошел семинар «Культурные факторы модернизации»

03.12.2015

В РВК прошел семинар «Культурные факторы модернизации»

25 ноября в РВК эксперты в области институциональной экономики обсудили тему культурных факторов модернизации и экономического развития.

Семинар открыл генеральный директор РВК Игорь Агамирзян, который отметил, что за последние несколько лет вокруг РВК сложилась интеллектуальная среда, где обсуждаются не только узкопрофессиональные вопросы в области инновационного развития и венчурного рынка, но и более широкие темы: «Тематика этих вопросов расширяется с ростом нашего общего понимания того, что факторов, влияющих на инновационное развитие гораздо больше, чем кажется на первый взгляд».

Основным докладчиком семинара выступил декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, один из ведущих специалистов по институциональному развитию в России и в мире. В своем докладе ученый опирался на исследования британского экономического историка Ангуса Мэдисона, собравшего данные о динамике ВВП на душу населения в различных странах с 1820 по 1980 годы. Согласно исследованиям, все кривые роста удельного ВВП описываются всего лишь двумя траекториями, отражающими динамику развития стран. 175 стран движутся по «траектории B» (растут, но медленно), и только 25 стран развиваются экспоненциально по так называемой «траектории А». В группу «B» попадают страны, которые в отдельные годы показали высокий рост, но за ростом следовало падение. А страны «траектории А» развиваются без значимых всплесков и провалов. Почему так происходит? Первая догадка состоит в том, что в этих странах институты выполняют роль «подушек» – они не способствуют росту, а амортизируют падение, рассказал Александр Аузан. «Китай может расти со скоростью 11% в год при плохих институтах, но если он начнет падать, мало не покажется. А экономика Германии может упасть с 3% до 1%, и катастрофы не произойдет», – считает ученый.

В истории зафиксированы только пять случаев перехода из одной траектории в другую. Это страны Юго-Восточной Азии: Япония, Южная Корея, Тайвань, Гонконг и Сингапур. «Мы имеем по крайне мере один обратный случай, и это страшно важно для России, я имею в виду Аргентину, – сказал Александр Аузан. – Аргентина в начале XX века входила в десятку наиболее развитых стран, а в середине столетия имела равный с США уровень ВВП на душу населения. Сейчас этого не то, что нет, этого никто не помнит». Также декан факультета МГУ отметил: «Я полагаю, что статистика Мэдисона дала новую постановку проблемы модернизации. Модернизация – это переход с одной траектории экономического роста на другую, но при попытках перехода могут возникнуть существенные издержки трансформации, которые не дают совершить этот переход,… и успешных случаев меньше, чем неудач».

Причина неудач при попытках модернизации состоит в том, что ключевую роль играет фактор культуры и неформальных практик. Переход на более высокую траекторию экономического роста (модернизация) возможен только при одновременном направленном сдвиге социокультурных характеристик, который может осуществляться средствами образовательной и культурной политики.

Аузан привел примеры, как закрепляются и масштабируются случайно выбранные стандарты, которые затем играют роль лимитирующего фактора развития. Самый распространенный феномен – закрепившийся неудобный формат раскладки латинской клавиатуры QWERTY. В основе представлений о долгосрочных последствиях случайного выбора лежит институциональный анализ Дугласа Норта – лауреата Нобелевской премии по экономике. Предположение Норта о том, что институты (как и стандарты) определяют выбор траектории, а устойчивой «колеей» ее делает культура, превратилось в отдельное направление науки. В современной жизни наблюдаются «эффекты колеи», когда отпечаток канувшего в лету института сохраняется надолго и имеет долгосрочные экономические последствия.

Оказалось, что во всех странах, совершивших успешные переходы с «траектории B» на «траекторию А», происходило укрепление индивидуализма и повышение значения ценностей самовыражения, снижалась дистанция между человеком и властью, усиливалась тенденция на долгосрочную ориентацию, происходил переход от традиционных ценностей к секулярно-рациональным. «Не может идти инновационный процесс, если люди одновременно избегают неопределенности и боятся будущего, боятся, что будет хуже, и не доверяют власти, при этом не считая возможным воздействовать на управление. Тогда, конечно, всякая инновация – против человека, и он ее блокирует», – уверен Аузан.

Существует практически однозначная взаимосвязь между культурными характеристиками и сферами, где страна добивается максимальных успехов. Например, в странах с высокой дистанцией с властью сильны математические школы, а в странах, где дистанция народа и власти минимальна, рождаются выдающиеся журналисты и юристы.

Можно ли воздействовать на культурные характеристики? Можно и нужно, уверен Аузан. Люди несут собой неформальные институты, заложенные в возрасте социализации – до 25 лет. По опыту успешных модернизаций сдвиги социокультурных характеристик достигаются за 10-20 лет. При этом важно использовать существующие возможности и не утратить наличные конкурентные преимущества. Это предполагает осуществление двухфазной модернизации: первая фаза должна быть основана на существующих конкурентных культурных преимуществах, вторая – на преодолении некоторых действующих культурных ограничений. «Точками входа», по мнению Аузана, могут быть имущественная сфера (в виде налогового платежа, готовности участвовать в покрытии издержек производства общественных благ или хотя бы информированности о прямых и косвенных налогах) и сфера образования.

По итогам доклада эксперты обсудили, какие проблемы особенно актуальны, в том числе и в контексте Национальной технологической инициативы (НТИ), и какие инструменты могут помочь нашей стране выбраться из «ловушки колеи». В частности, социолог и политолог, профессор, заведующий кафедрой местного самоуправления в ВШЭ Симон Кордонский отметил, что социальная (сословная) структура современной России и ее территориально-административное деление являются пережитками советских институтов и не отражают положения дел в реальности. Заместитель генерального директора, директор проектного офиса РВК Евгений Кузнецов подчеркнул, что российский технологический бизнес имеет черты промысла и бизнесом по сути не является, а для российских инновационных предпринимателей характерно отсутствие мотивации к получению прибыли при наличии мотивации к творческой реализации.

В конечном итоге, все участники дискуссии согласились с тем, что Россия должна жить интеллектуальными ресурсами и что у страны имеются реальные возможности для подобного пути развития.



Справочная информация

О РВК

ОАО «РВК» — государственный фонд фондов, институт развития Российской Федерации, один из ключевых инструментов государства в деле построения национальной инновационной системы. Уставный капитал ОАО «РВК» составляет более 30 млрд руб. 100% капитала РВК принадлежит Российской Федерации в лице Федерального агентства по управлению государственным имуществом Российской Федерации (Росимущество). Общее количество фондов, сформированных ОАО «РВК», достигло 22, их суммарный размер — 30,3 млрд руб. Доля ОАО «РВК» — 19,3 млрд руб. Число одобренных к инвестированию фондами ОАО «РВК» инновационных компаний достигло 182. Совокупный объем проинвестированных средств — 16,9 млрд руб. C 2015 года ОАО «РВК» определено в качестве проектного офиса по реализации Национальной технологической инициативы (НТИ) — долгосрочной стратегии технологического развития страны, направленной на формирование новых глобальных рынков к 2035 году.

Место проведения: