Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

«Для других людей это целое событие, а для него — пустяк» — Первые менторы купленной Google компании Api.ai о ее основателе Илье Гельфенбейне

29.09.2016
Источник: vc.ru

20 сентября стало известно о том, что компания Google приобрела компанию с российскими корнями Api.ai, которая предлагает решения для создания ботов и голосовых помощников. Руководитель компании Илья Гельфенбейн отказался комментировать событие, поэтому редакция vc.ru связалась с его первыми менторами и попросила рассказать о предпринимателе.

«Это действительно один из уникальных случаев, когда человек в отечественной компании начал работать над идеей, вышел из этой компании, открыл новую в Америке, и теперь ее покупает Google», — рассказывает Валентин Домбровский, основатель хаба Travelabs, который в 2010 году был ментором проекта Ильи Гельфенбейна в рамках программы Startup Weekend.

Он рассказывает, что нынешняя b2b-компания предпринимателя, Api.ai, родилась в результате смены целевой аудитории персонального голосового помощника Speaktoit Assistent: «Его первый опыт, связанный с созданием искусственного интеллекта и машинным обучением, произошел еще в 2008, за восемь лет до нынешнего бума на ботов. Думаю, Илья быстро понял, что платформа для создания голосовых и текстовых помощников будет продаваться лучше, чем сами боты».

Гельфенбейн — выпускник мехмата Новосибирского университета. Там он пять лет изучал компьютерную лингвистику, а затем выиграл грант и уехал получать степень MBA в бизнес-школу Брайтоновского университета. Вернувшись в Россию, он в 2008 году устроился в компанию Игоря Ашманова «Наносемантика». Там он отвечал за проект текстовых чат-ботов.

«Таких ботов можно было научить говорить о чем угодно — например, о продукте, а затем интегрировать в сайт, чтобы он общался с посетителями, — вспоминает Петр Татищев, основатель компании Ecamb, который был ментором Гельфенбейна в рамках проекта Greenfield Project. — Такой бот мог подвести посетителя к покупке, которую потом завершал уже живой человек. Я не знаю, насколько этот проект был удачен именно как бизнес, но в 2009 году он достаточно много шума наделал».

«Наносемантика» ориентировалась в первую очередь на b2b-сегмент, но для популяризации своей технологии, они делали акцент на клиентский сервис. На сайте iii.ru пользователи могут создавать, настраивать и кастомизировать «инфов» — текстовых бот-помощников

Это был демонстрационный сервис, на примере которого Илья показывал бизнес-клиентам, чему можно научить их клиентских ботов: «Вот, можете поставить на сайт вот такого помощника, мы вам его адаптируем под ваш продукт и под ваших клиентов, под стиль компании» — Петр Татищев

Предложением «Неосемантики» воспользовалось издание Maxim, разместив в 2011 году бота в виде своего талисмана — бородавочника Фунтика на главной странице онлайн-версии журнала.

«Фунтик наделен способностью общаться с посетителями, комментировать статьи журнала, шутить на самые разные темы, — рассказывал исполнительный редактор Maxim Online Александр Сидоровский. — Это уникальный интерактивный развлекательный элемент. Фунтик общается с посетителями сайта на естественном языке непосредственно на сайте, а его образ дополнен эмоциями и возможностью реагировать на настроение и тему сообщений пользователей».

В «Наносемантике» в 2008 году под началом Гельфенбейна работала жена Валентина Домбровского Оксана. «Он показал себя хорошим руководителем проекта, слушал обратную связь, при этом все получалось достаточно оперативно. И по какому-то совпадению, когда Илья ушел из проекта, там больше особенно не с кем осталось работать», — вспоминает она.

В 2010 году после конфликта с Игорем Ашмановым Гельфенбейн покинул «Наносемантику». Издание Roem.ru опубликовало их публичную переписку, где Ашманов обвиняет своего сотрудника в ненадлежащем исполнении обязанностей, а Гельфенбейн своего руководителя — в жадности и нежелании дать ему долю в компании.

По мнению Петра Татищева и Валентина Домбровского, вероятнее всего уход Гельфенбейна связан с тем, что Ашманов отказался развивать новое направление, связанное с аудио-ботами. В результате он нашел двух сооснователей — Павла Сиротина и Артема Гончарука и открыл свою компанию Speaktoit.

С Сиротиным он познакомился в Брайтоне, во время получения степени MBA. «У всех нас уже был какой-то опыт в компьютерной лингвистике: с Артемом мы занимались исследованиями в этой области еще в Новосибирске, а у Павла и вовсе лингвистическое образование», — рассказывал Гельфенбейн в 2012 году в интервью изданию Slon.ru.

В 2010 году Артем Гончарук был менеджером американской компании, которая занималась аутсорсинговым программированием. Он согласился отстаивать интересы Speaktoit в США. Гельфенбейн после ухода из «Наносемантики» стал активно участвовать в жизни московского стартап-сообщества.

Петр Татищев в 2010 году развивал стартап-экосистему GreenfieldProject, которая помогала людям строить компании. На одном из мероприятий в Высшей школе экономике он впервые увидел проект компании Speaktoit — аудио-помощник Assistant: «Было классно, что он со своим опытом от iii.ru делает что-то новое и глобальное. Но мне, на самом деле не было очевидно, что все окажется именно так, и он добьется успеха».

Это было связано с тем, что до того, как Apple купила Siri, очень немногие представляли себе, зачем вообще нужны аудио-боты, вспоминал Гельфенбейн в интервью Slon.ru: «Когда мы только начали встречаться с разнообразными венчурными фондами и показывать им Assistant, все отвечали: вау, это круто, но мы как-то не верим, что люди начнут вдруг разговаривать со своими смартфонами. После появления Siri интонации инвесторов изменились. Вдруг все они начали говорить: «Ну наконец-то. Мы этого ждали уже лет двадцать"».

Валентин Домбровский впервые встретился с Гельфенбейном накануне его участия в конференции TechCrunch Battelfield. В 2010 году инвестор Аркадий Морейниц организовывал площадки для молодых предпринимателей под названием Startup Weekend. «Незадолго до мероприятия Battlefield к нам пришли все участники конференции, и мы должны были оценить их презентации. Мне достался проект Ильи. Мне понравилось, как он реагировал на критику. Внимательно слушал обратную связь, не спорил», — вспоминает Домбровский.

После выхода Siri его все спрашивали, зачем создавать еще одного аудио-помощника? А он стоял на своем, что в отличие от Siri его продукт будет мульти-платформенным, то есть не только для iOS. И уже тогда он говорил о возможности подключения дополнительных сервисов. Apple это сделала только в 2016 году, а Speaktoit еще в 2010 году вел такие разработки — Валентин Домбровский.

И в этом проекте, продолжает Домбровский, он придерживался своей излюбленной модели: разрабатывать b2b-решение, но демонстрировать его при помощи b2c-приложения. «В итоге это сработало», — уверен он.

Функции Assistant превосходили Siri. Он мог отправлять SMS, искать рестораны и кафе неподалеку, обновлять статусы в соцсетях, а также искать информацию в Google и Wikipedia. В 2014 году, сообщало издание The Wall Street Journal, компания Speaktoit привлекла $2,6 млн инвестиций в ходе раунда «B» от фондов Motorola Solutions VС, Intel Capital и Alpine.

«У многих наших стартаперов есть головокружение, когда они поднимают какие-то раунды или еще что-то, у Ильи всегда это было очень спокойно, буднично, — говорит Петр Татищев. — То есть, когда мы с ним встречаемся периодически, он как-то легко говорит: «Вот, подняли раунд у Intel». Или «Вот, подняли раунд у Outline Capital», или еще у кого-то».

В сентябре 2014 года компания Speaktoit представила продукт Api.ai — платформу для создания собственных ботов и голосовых помощников, а также взяла одноименное название. «SDK содержит инструменты для распознавания голоса, понимания естественного языка и преобразования текста в речь. Api.ai предлагает веб-интерфейс для создания и тестирования сценариев беседы. Платформа основывается на механизме обработки естественных языков, основанной на приложении Assistant», — писало издание The Next Web.

В 2014 году проект начал работать с несколькими крупными автопроизводителями, которые заплатили за лицензию на технологию компании, а также выделили деньги на ее адаптацию для применения в своей области. «Производство автомобилей, оборудованных помощниками Speaktoit, планируется на 2018 год», — сообщал Гельфенбейн в интервью The Wall Street Journal.

«Я не знаю, сколько человек сейчас работает в Api.ai. Думаю, около 30-50. Знаю, что у них коммерческий офис базируется в Кремниевой долине, лингвисты сидят в Москве, а инженеры — в Новосибирске. Но это не точно», — сообщил Петр Татищев.

Присоединение к Google позволит нам еще быстрее улучшать платформу и услуги нашего растущего сообщества разработчиков так, как мы только могли мечтать. Благодаря знаниям, инфраструктуре и поддержке Google, мы получим доступ к передовым технологиям в области искусственного интеллекта и машинного обучения. — из записи Ильи Гельфенбейна в блоге Api.ai

По мнению первых менторов Speaktoit, постепенно компания будет интегрирована в структуру корпорации.

Петр Татищев основатель компании Ecamb

Google на самом деле покупает много продуктов для девелоперской аудитории, и это один из отличных кейсов для них, потому что на основе Speaktoit создано много продуктов и отдельных разработчиков и корпоративных, типа того же Cisco и всяких там автомобильных производителей. То есть для Google это такой логичный ход, чтобы получить себе вот эту базу девелоперов. Я думаю, некоторое время они будут независимой компанией, которая постепенно будет интегрироваться в Google. Мне кажется, что продукт в том виде, в котором он есть, останется, но на базе этой технологии уже будет сделать продукт Google. Что-то вроде Google Voice Cloud.

Валентин Домбровский основатель хаба Travelabs

Здесь очевидно, что Google в первую очередь платила за технологию. Скорее всего они используют ее в своих наработках. Возможно мы и здесь увидим, что Google Now станет доступным для сторонних API-разработчиков, даже к Siri уже стали подключаться сторонние. В принципе, это достаточно логично. Я, скорее, поставлю на это.


Место проведения: