Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Виталий Полехин: «Понятия «региональный стартап» не существует»

27.09.2016
Источник: volga.news

Один из самых успешных инвесторов России, президент национальной ассоциации бизнес-ангелов России Виталий Полехин в интервью порталу Волга Ньюс рассказал о некоторых особенностях работы стартапов в России.

— Насколько в России развит рынок венчурных инвестиций? Можно его как-то оценить?

— Существуют авторитетные рейтинги стартапов. Самый известный — Startup Genome. Этот рейтинг оценивает крупнейшие города мира с точки зрения созданной экосистемы для стартапов. Москва в этом рейтинге занимает 13-е место, и это очень неплохо. Рейтинг складывается из множества составляющих: доступные финансы, таланты, различные инкубаторы, акселераторы, которые позволяют рынку расти... Россию серьезно вытягивает вверх наличие талантов. На первом месте по этому показателю Кремниевая долина, а на втором месте — Москва. При этом надо понимать, что в США таланты стягиваются со всего мира, а в Москве выращивают своих. Это дает нам очень серьезный задел, которым грех не воспользоваться.

Кроме того, и Москва, и вся Россия обладают очень серьезным потенциалом роста из-за наличия гигантского количества инкубаторов, акселераторов. Конечно, их эффективность пока оставляет желать лучшего. Но я уверен, что количество перейдет в качество. Поэтому, на мой взгляд, Россия пусть и не находится на лидирующих позициях в развитии венчурной и стартап-экосистемы, но она занимает достойные позиции и имеет очень хорошие перспективы роста.

Одна из характерных особенностей нашего рынка — за последние два года общий объем финансирования серьезно снизился. Но ангельские инвестиции на самых ранних этапах развиваются. С точки зрения сумм объемы, конечно, упали. Но количество заключенных сделок растет. Это происходит из-за того, что крупные российские венчурные фонды предпочитают инвестировать за рубежом, где более развита венчурная экосистема и более понятны перспективы развития. России этот этап еще только предстоит.

Российские бизнес-ангелы могут более рискованно подходить к проектам, чем венчурные фонды. Это позволяет стартапам по-прежнему получать финансирование. Поэтому в ближайшее время бизнес-ангелы будут объединяться в синдикаты, чтобы совместно финансировать проекты до прихода серьезного инвестора.

— Сколько времени надо России, чтобы выйти на первые позиции?

— Сложно дать четкие прогнозы. Серьезную роль будет играть государственное участие в венчурной экосистеме и системе инноваций. Многие говорят, что в развитых странах венчурная экосистема держится только на частных финансах. Они лукавят. Во всем мире поддержка государства очень важна. Когда страна не полагается на ресурсную экономику, то ставка — на развитие технологий, на предпринимателей и стартаперов. И процесс развития экосистемы идет намного быстрее.

Мир никогда бы не увидел Теслу, если бы когда-то компания не получила от американского правительства низкопроцентный заем на 450 млн долларов. И таких примеров достаточно много. Если речь идет о небольших стартапах, то здесь можно обойтись сугубо частными инвестициями. Когда речь идет о прорывных технологиях — частные венчурные фонды не всегда могут идти на такой риск без помощи государства.

— Бытует мнение, что только один из 10 проектов выстреливает. Это так? Какова реальная статистика?

— Это типичный пример из риск-менеджмента — один победитель покрывает убытки девяти проигравших. Если выбирать проекты с перспективой роста в 10 раз, то даже если инвестировать не очень качественно, то бизнес-ангел как минимум ничего не потеряет. Если более грамотно выбирать, то можно получить и более эффективный результат — до 5 из 10.

Бизнес-ангелу необходимо понимать, что какое-то количество стартапов умрет. И к этому надо быть готовым. Часто бывает так, что бизнес-ангел делает первые инвестиции, и они неудачные. Многие разочаровываются и перестают этим заниматься. Венчурный рынок — очень рискованный, и надо правильно оценивать риски, правильно выбирая объекты. Показатель 1 из 10 — это худший сценарий. Его можно увеличить. Например, участвуя в профессиональных объединениях бизнес-ангелов, которые могут помочь и советом, и своей экспертизой.

— Чем вы руководствуетесь при выборе объекта для инвестиций? Есть ли какие-то особенные фишки?

— Критерии, в принципе, одни и те же. Прежде всего, деньги инвестируют не в проекты, а в предпринимателя. Идея, бизнес-модели, экономика — все это может в течение года поменяться. Но человек не поменяется. Поэтому надо выбирать того, кто будет заниматься бизнесом. Дальше очень важно наличие команды. Стартап — это командная игра. Это тяжелый бизнес, который не терпит звезд-одиночек. Нельзя прикрыть все компетенции самостоятельно.

Третье — соответствие проекта общемировым определенным трендам. Просто инвестировать в хороший проект или идею — мало. Даже если на деньги бизнес-ангела проект что-то сделает, но потом он окажется вне фокуса следующих более крупных игроков или стратега, то ничего не получится. Нужно сразу понимать всю цепочку финансирования и все возможные сценарии развития.

— Какие сегменты наиболее перспективны с точки зрения роста?

— Перспективными являются те стартапы, которые пытаются серьезно изменить сложившуюся индустрию. Например, взять портал airbnb. Устоявшуюся индустрию отелей они просто разорвали, предложив миллионам пользователей снимать понравившуюся квартиру у большого количества владельцев апартаментов по всему миру. Теперь этот портал стоит дороже, чем любая из существующих сетей отелей.

Или, например, Uber порвал серьезную индустрию такси. Они даже зацепили рынки автомобилей: все больше и больше людей в мегаполисах отказываются от владения автомобилем в пользу интернет-сервисов такси.

То же самое в индустрии питания. Когда можно заказать доставку домой, бронировать столики через Интернет, осуществлять консьерж-сервис. Все это сильно меняет индустрию.

Еще остались на рынке те сегменты, которые не сильно изменились технологически. Они самые перспективные.

— Мы привыкли, что все самые инновационные стартапы приходят из-за рубежа. Есть примеры таких проектов из России?

— В России тоже достаточно примеров. Они, в основном, связаны с Интернетом и мобильными приложениями. Например, мобильное предложение по доставке еды Delivery club, которое достаточно быстро доросло до компании федерального уровня.

Еще одна интересная история — это мобильное приложение Prizma, которое было по достоинству оценено рынком. Особых технологичных инноваций здесь не было, но само решение изменило рынок.

Есть более серьезные технологии. Хороший пример — компания VisionLabs придумала технологию по распознаванию лиц. Несколько лет его развивала. Получила определенные инвестиции от Google и Facebook. Сегодня у них серьезная доля выкуплена российским фондом венчурных инвестиций от АФК «Система».

Конечно, у нас нет своих «больших единорогов» — компаний стоимостью в миллиарды рублей. За исключением редких случаев все ограничивается сотнями миллионов. Это определенный показатель того, что венчурная экосистема России еще недостаточно развита.

— С какими сложностями сталкиваются стартаперы при работе в России?

— В России есть одна ключевая проблема — отсутствие массовых покупок стартапов большими корпорациями. Во всем мире венчурная экосистема работает по одной схеме: большие корпорации в конце концов сильно заинтересованы в технологических инновациях. Они достаточно часто покупают быстрорастущие компании. Это сложившаяся схема. Предприниматели занимаются своим делом. А вот инвесторы и бизнес-фонды участвуют тогда, когда видят явную перспективу продать проект более крупному инвестору.

У нас же в России отсутствует практика продаж корпорациям. Поэтому у бизнес-ангелов возникает логичный вопрос: что я буду делать со стартапом, когда он разовьется до определенного момента? Продать его российской корпорации практически невозможно. Немногие готовы пойти на этот риск и инвестировать свои деньги.

— Насколько интересны проекты в регионах России? Насколько легче там запускать проекты?

— Географическое положение — это не преграда для инвестора, когда мы говорим об интересном и перспективном стартапе. Нет такого понятия, как «региональный стартап». Ключевым фактором является не местоположение, а команда — насколько она талантлива, насколько она умеет делать интересные вещи.

Кроме того, в регионах — очень сильные технологические вузы.

— Существует ли в России проблема «утечки мозгов"? Как оцениваете действия властей по предотвращению этого?

— Необходимо создавать максимально комфортные условия для того, чтобы наши таланты развивали бизнес именно в России. Делать это нужно, не создавая новые ограничения, а за счет создания максимально комфортных условий.

У нас много институтов развития, которые помогают и делают работу предпринимателей максимально комфортной. И есть примеры российских проектов, которые ведут разработку здесь, а основными рынками сбыта служат другие страны. Сейчас это касается, в основном, интернет-проектов, игр и мобильных приложений, но при соответствующей поддержке может распространиться и на более высокотехнологичные отрасли. Создание так называемых «песочниц» и выведение успешных моделей на глобальный уровень будет способствовать развитию технологического предпринимательства в России.


Место проведения: