Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Венчурный бизнес в стране сейчас немного придушенный

15.04.2016
Источник: vc.ru

«Секрет фирмы» опубликовал интервью основателя платёжного сервиса «Рокетбанк» Виктора Лысенко. 12 апреля 2016 года банк «Открытие» сообщил о покупке сервиса. Предприниматель рассказал о перспективах сервиса, переговорах с Олегом Тиньковым и работе, которой будет заниматься дальше. Редакция vc.ru приводит наиболее интересные выдержки из материала.

По словам Лысенко, в перспективе возможно объединение «Рокетбанка» с сервисами «Открытия» и его подразделением «Точка», которое разрабатывает одноимённое приложение для малого и среднего бизнеса. Он уточнил, что команда «Рокетбанка» продолжает работу над проектом.

В дальнейшем может случиться объединение сервисов «Открытия» и нас с «Точкой», но это не вопрос завтрашнего дня. Интересно, что у «Открытия» есть своё приложение для бизнеса, и оно стало конкурировать с «Точкой». Внутренняя конкуренция привела к тому, что оба проекта стали привлекать больше клиентов.

Мы продали свои доли, но продолжаем заниматься проектом. У других основателей, как и у меня, остаются позиции в «Рокетбанке». Я сейчас в операционные вопросы вовлечён мало, и в моём постоянном присутствии нет нужды, потому что команда очень мощная, они и так справляются.

Предприниматель отказался назвать сумму сделки, но сообщил, что приведённая РБК оценка в $4,5 млн не соответствует действительности. При этом он рассказал, что кризис испортил оценку компании.

Это не корректная цифра. Я не могу назвать точную сумму — не только потому, что это противоречит условиям сделки, но и потому что часть выплат привязана к результатам, которые будет показывать «Рокетбанк» в будущем. Но могу сказать, что все стороны сделки, включая инвесторов, остались довольны.

В Германии есть проект Number 26. Два австрийца начали его развивать на полтора года позже нас, продукт у них объективно хуже. У нас к тому моменту, когда они стартовали, уже была клиентская база и много чего другого. Но они привлекли $13 млн, в том числе от Питера Тиля, и как-то там всё у них кучеряво с точки зрения капитализации. В России сейчас такую оценку представить невозможно. В Лондоне уже есть десяток банков, таких же как «Рокетбанк». Там люди поднимают миллионы долларов просто под идею.

Лысенко рассказал, что на покупку «Рокетбанка» были и другие претенденты, но не стал их называть. Он сказал, что общался в числе прочего с Олегом Тиньковым, «но до серьёзных предложений дело не дошло». Сам факт сделки он объяснил несколькими факторами.

За последние два года стало намного тяжелее привлекать инвестиции. Так что в голове всегда крутилась мысль — как развивать проект дальше, сможешь ли ты привлечь следующие деньги, при какой оценке и так далее. Это очень давит. Мы получили $2 млн от Runa Capital в 2013 и через год инвестиции от «Лайф.Среды» Потом стало радикально тяжелее. Вообще, венчурный бизнес в стране сейчас немного придушенный.

В 2014 году Лысенко полагал, что «Рокетбанку» следует выходить на рынки западных стран, но, по его словам, «команда боялась, что мы расфокусируемся и в итоге не получится ничего». В числе препятствий к экспансии он также указал различия в потреблении финансовых услуг в разных странах.

Скажем, в Европе используют дебетовые карты и револьверные карты — тратишь и пополняешь их в конце месяца. В Штатах очень много людей играют на фондовой бирже и инвестируют в ценные бумаги, это уже другой тип поведения, в Европе, например, или в России такого нет.

В России есть большая проблема для дистанционной модели работы вроде нашей — невозможность удалённо идентифицировать клиентов. По требованиям Центробанка, для того чтобы человек получил дебетовую карту и открыл счёт, нужно, чтобы с ним лично встретился сотрудник банка.

Для большинства финансовых стартапов нужно, чтобы у клиента был счёт в банке. С таким ограничением можно работать только в крупных городах. Если поток клиентов большой, то можно содержать офис и курьеров, которые должны быть сотрудниками банка, и так далее. Но в маленьких городах это просто не выгодно.

Предприниматель сообщил, что сейчас у «Рокетбанка» больше 30 тысяч клиентов, но не уточнил, прибыльна ли компания. Также он рассказал об отношениях с бывшим банком-партнёром «Интеркоммерц», у которого в феврале 2016 года отозвали лицензию. Лысенко утверждает, что после этого количество клиентов увеличилось.

Когда после публикации в «Ведомостях» о проблемах в «Интеркоммерце» мы послали клиентам письмо с предупреждением, на нас очень много камней посыпалось. Это тот случай, когда ты понимаешь, что огребёшь в любом случае, независимо от принятого решения. Мы внутри решили этот вопрос для себя быстро. Просто подумали, что если бы нам позвонил друг и спросил что делать, мы бы посоветовали вывести деньги из «Интеркоммерца».

Всем клиентам мы хотели сообщать то же, что друзьям и отправили письмо с предупреждением. Дальше получилось, как получилось. Конечно, появился негатив, но если посмотреть на картину целиком: большинство клиентов не ушли от нас, кто-то высказывал слова поддержки публично. Сейчас у нас больше клиентов, чем на момент отзыва лицензии у «Интеркоммерца».

О работе в Acronis

За две недели до объявления о продаже «Рокетбанка» «Открытию» стало известно о назначении Лысенко вице-президентом по blockchain в компании Acronis, которая разрабатывает ПО для резервного копирования данных. Предприниматель рассказал «Секрету фирмы», что уже полтора года интересуется этой технологией, но биткоины не покупает — «у нас же запрещён оборот».

Блокчейн позволяет контролировать целостность информации и обмениваться большими частями верифицированных данных, это интересно Acronis. Например, если у тебя есть поток документов от партнёров и клиентов, то ты можешь точно сказать, что именно эти документы в конкретный момент передавались конкретным способом. Или можно взять государственные реестры недвижимости и сделать так, чтобы никакой системный администратор или кто угодно не мог незаметно эти записи поменять.

Когда стоишь на плечах у гиганта, то можешь увидеть больше. Может, через несколько лет я и сделаю что-нибудь своё, но пока у меня нет таких планов. В Acronis по сути, мы строим стартап внутри компании. Есть минусы, потому что ты должен учитывать массу других вещей, которые в компании уже сложились, но зато в твоём распоряжении уже есть каналы продаж, репутация компании, клиентская база и многое другое. Это позволяет выигрывать время. Размер ценности, которую можно создать при такой комбинации, больше, чем если делать тоже самое в отдельно стоящей компании.


Место проведения: