Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Иран на проводе

09.03.2016
Источник: Коммерсант

Россияне проявляют интерес не только к иранским нефтегазовым, энергетическим и транспортным секторам, но и интернету. Как стало известно «Ъ», президент фонда Parus Capital, бывший акционер Qiwi Андрей Муравьев и управляющий партнер Parus Capital Борис Синегубко инвестировали в онлайн-ресурсы Ирана DigiKala, Divar и Sheypoor. После того как в январе Совбез ООН и ЕС полностью, а США частично сняли с Ирана санкции, капитализация местных интернет-активов может вырасти в несколько раз.

Как рассказал «Ъ» Борис Синегубко, он вместе с Андреем Муравьевым вложили несколько миллионов долларов в Иран, в том числе иранские интернет-компаний DigiKala, Divar и Sheypoor. «У нас есть инвестиции в «местный Amazon», лидера рынка по e-commerce DigiKala. Еще есть инвестиции в две компании, которые в сумме полностью доминируют на рынке электронных объявлений, своего рода «местное Avito»,— это компании Divar и Sheypoor»,— рассказал Борис Синегубко.

Борис Синегубко управляет активами более чем на $100 млн, в том числе около $60 млн — через Parus Capital. Основателем и президентом Parus Capital является Андрей Муравьев, бывший акционер Qiwi plc и экс-президент «Сибирского цемента».

Держи Иран шире

Электрификация железных дорог, атомные электростанции, нефте- и газодобыча, поставки вагонов, сахара, растительного масла и халяльной говядины — в России есть производители, которые выиграют от снятия санкций с Ирана. Главными же проигравшими окажутся бюджет и курс рубля — на рынок возвращается крупный поставщик нефти и газа

Совладельцами иранских интернет-активов господа Синегубко и Муравьев стали около полугода назад, вложив в шведскую Pomegranate Investment, основанную гендиректором Vostock New Ventures Пером Бриллиотом специально для работы в Иране. Минувшей осенью акционерами Pomegranate также стали основатели Avito Йонас Нордландер и Филип Энгельберт. На текущий момент Pomegranate получила около $25 млн. 4 марта объявлено о частном pre-IPO размещении Pomegranate на общую сумму до €75 млн, а на следующий год запланировано IPO компании на бирже Стокгольма.

На данный момент Pomegranate владеет 9,4% в иранской инвесткомпании Sarava и планирует увеличить долю до 15%.

В свою очередь, Sarava владеет сейчас 51% DigiKala (в ближайшее время доля может вырасти до 60%), а также долями в 20-60% еще в полутора десятков активов, в том числе 20% группы Cafebazaar/Divar и 15% Sheypoor, где еще 28,8% у Pomegranate напрямую. Кроме того, Pomegranate владеет 15,2% иранского инвестбанка Griffon. По словам Бориса Синегубко, совладельцами Divar они стали через участие в Sarava.

Как ВЭБ подогнал Ирану первую сделку

Как выяснил «Ъ» в феврале, Уралвагонзавод договорился о поставке в Иран 5 тыс. грузовых вагонов под кредит ВЭБа на 11,2 млрд руб. и страховое покрытие ЭКСАР. Это первая сделка по экспорту российской продукции в Иран после снятия с него санкций

Главный актив Sarava — это DigiKala, ведущий онлайн-ритейлер в Иране с долей рынка свыше 80%. По данным «Ъ», стоимость DigiKala сейчас оценивается менее чем в $400 млн. Фонды, которые рассматривают возможность инвестиций в иранские компании, считают, что в течение ближайших пяти лет стоимость DigiKala вырастет до $3-4 млрд, то есть в десять раз. Оценка исходит из прогноза потенциала роста рынка электронной коммерции в Иране, который должен стать одним из бенефициаров снятия санкций и, как следствие, строительства новых сетей доступа в интернет, в том числе сетей 4G.

У Ирана «огромный потенциал», считает Борис Синегубко. Из 80 млн жителей страны более половины — молодежь, которая хочет применять технологии, у них есть 20-30 млн смартфонов, отмечает инвестор. Борис Синегубко говорит, что также покупает акции иранских компаний на бирже Тегерана. «Понятно, что у Ирана самые главные отрасли — это газ и нефть, у них самые большие в мире запасы газа. Но мы, скорее, смотрим на внутренний потребительский рынок. На то, что местный потребитель разбогатеет, почувствует себя лучше, санкции уже сняли, валюта вырастет, нефть вырастет. Конечно, будет не $100, не $75, но $30 тоже не будет»,— рассуждает он.

ЛУКОЙЛ поставит в Иран бензин в обмен на нефть

ЛУКОЙЛ наращивает поставки нефтепродуктов на экспорт и увеличивает зарубежную сеть заправок. Так, компания будет поставлять до 2 млн тонн бензинов в Иран в обмен на нефть, а в Нидерландах, Бельгии и Люксембурге купит 250 заправок

Россия и Иран еще осенью 2014 года согласовали портфель совместных бизнес-проектов на $70 млрд. После снятия санкций Россия предлагает Тегерану поставить самолеты Sukhoi Superjet 100. «Газпром» и «Стройтрансгаз» обсуждают с Ираном строительство газопроводов, причем контракт «Стройтрансгаза» может составить $2 млрд. При этом Ирану нужны кредиты на закупку российских товаров и услуг. После визита Владимира Путина в Тегеран в ноябре 2015 года стало известно, что Иран может получить €2 млрд по линии ВЭБа и €5 млрд от Минфина.

Впрочем, инвестиции в Иран сопряжены с «огромными рисками», ведь страна пока негативно воспринимается Западом, признает Борис Синегубко. «Он легко может поддаться на провокацию, слишком агрессивно помочь своим братьям-шиитам в Ираке, Сирии или Йемене и попасть под новые санкции, тогда опять прекратится экономический рост, вновь упадут цены на активы»,— допускает он. Есть и корпоративные риски. В частности, основатель Divar и Cafebazaar Хесам Армандехи указывает на разногласия между акционерами Divar. «Спор связан с тем, что некоторые из них поддерживают наших конкурентов, что противоречит акционерному соглашению Divar»,— сообщил он. Борис Синегубко не расценивает это как конфликт, считая, что для Divar и Sheypoor лучше объединиться.


Место проведения: