Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Как России обернуть себе на пользу наступающий век Азии

09.03.2016
Источник: Амурская правда
Как России обернуть себе на пользу наступающий век Азии

Наш журналист побывал на публичной лекции замгенерального директора Российской венчурной компании

Население мира через 20 лет станет англоговорящим, продолжительность жизни увеличится до 120 лет, а высшее образование превратится в медиабизнес — профессура мировых топовых вузов будет зарабатывать онлайн-лекциями миллионы долларов. Но заработки профессоров — не главное, суть в том, что качественное образование получат миллионы англоговорящих китайцев, которые уже сейчас строят в своей стране экономику будущего. Именно в Китае построен Шанхайский маглев — наиболее протяженная высокоскоростная железная дорога. Китай может возглавить четвертую промышленную революцию, которая определит будущее цивилизации. Что в этой ситуации делать России, чтобы не выпасть из колесницы истории и как обернуть себе на пользу стремительно наступающий век Азии? Об этом в своей публичной лекции в Томском государственном университете рассказал заместитель генерального директора Российской венчурной компании, футуролог Евгений Кузнецов.

На пороге революции

— Мы находимся на пороге четвертой промышленной революции, — пояснил Евгений Кузнецов. — Каждая промышленная революция приводила к геополитическим напряжениям. Первая мировая война была бы невозможна без изготавливаемого в массовых размерах однотипного оружия. Все страны мира хотели перейти на оружие с взаимозаменяемыми частями. Лидеры тех стран, которые сумели первыми перейти к производству такого оружия — Германия, Британия, США, стали драйверами Первой мировой войны.

Сегодня изменения в военной сфере тоже накапливаются быстро. Это роботизация армии, возможность влиять на жизнь и здоровье человека, связь в армии, принципиально новое качество управления армией, в том числе через искусственный интеллект. Пример: тактическая система управления боем строится на тех же движках, на которых разрабатывались военные игрушки типа Counter-Strike. Искусственный интеллект помогает управлять юнитами с той же эффективностью, как это делает обычный геймер. Я уж не говорю, что управление беспилотниками из бункера тоже сродни игре.

Критическая масса технологических изменений настолько интенсивна, что есть риск, что в ближайшее время ведущие страны мира захотят «потолкаться» друг с другом на локальных театрах военных действий.

Длина жизни растет на 18 минут в час

Четвертая промышленная революция даст колоссальный рывок продолжительности жизни, которая уже сегодня в мире растет в среднем на 18 минут в час. За 10 лет средняя продолжительность жизни увеличивается примерно на три года. Ближайшие несколько лет ожидается прорыв, чтобы выйти на предельную продолжительность жизни для человека в 120 лет. Развитие биотехнологий приведет к ремонту и замене органов, ожидается, что за 10 лет барьер долгожительства будет проломлен. Сегодняшние дети имеют шанс дожить до 120 лет.

Известно, что китайцы первыми осуществили опыты по коррекции генетического аппарата собак, переполошившие медицинскую общественность мира. Понятно, что целью этих исследований являются люди — увеличение мышечной массы, появление сверхспособностей, придание качеств, необходимых для войны и так далее. Мировая медицинская общественность ответила призывом не проводить генетические эксперименты на людях. Но согласился ли с этим Китай, не знает никто.

Маглев быстрее самолета

В развитии транспорта в ближайшие 20 лет ожидается несколько революций. Во-первых, произойдет радикальное удешевление маглевов — поездов на магнитной подушке, движимых силой электромагнитного поля, которые, кстати говоря, построены в промышленном масштабе только в Китае. В Японии немного этим балуются, но не существенно. В Китае создали наиболее протяженный маглев (поезд движется почти со скоростью самолета). Ожидается, что будет радикальное удешевление технологии. Если это произойдет, Китай станет мировым лидером в области строительства высокоскоростных железных дорог. Он и сейчас лидер, но в этом случае китайцы будут не только у себя их строить, но везде. Не исключено, что часть маглевов пройдет и по российской территории. Как мы в этом сможем поучаствовать, сложно сказать, но, по крайней мере, хоть в окошко посмотрим.

В США запущена еще одна технология, направленная на пассажирские перевозки. Передвижение капсулы будет происходить по вакуумному тоннелю со скоростью в несколько тысяч километров в час. В этом году запускается первая тестовая нитка, но идея тоже базируется на маглевах, поэтому все упирается в цену. Если случатся эти две революции, то транспортные потоки будут перестроены полностью. 

Ожидается, вернее это уже реалистичный прогноз, что самой крупной англоговорящей нацией в мире будут китайцы.

Роботы против работяг

Четвертая промышленная революция связана с тотальной роботизацией. Она подразумевает вытеснение огромного количества рабочих мест и замену их роботами. Китай находится в лидерах по риску потери рабочих мест из-за роботов — 77 % трудоспособного населения может остаться без работы.

Если Поднебесная за 15 лет не совершает технологическую революцию, то она становится угрозой из-за миллиарда «лишних людей». Но эта угроза чисто теоретическая. Китай над этим работает, он один из лидеров роботизации промышленности. В этой стране поставлена задача выйти на максимизацию процента высшего образования, они движутся в этом направлении очень упорно. Таким образом, Юго-Восточная Азия перестает быть источником дешевой рабочей силы в цивилизационных размерах, хотя там живет половина населения Земли. Но это население взрослое, а их дети хорошо образованы. Поэтому в резервуарах, толкающих кучу малограмотной молодежи на глобальные рынки труда, останутся Африка и Ближний Восток.

Миграция талантов

Глобальная миграция неквалифицированной рабочей силы идет по вертикали с юга на север, из Африки и Ближнего Востока в Европу и США. Миграция квалифицированных кадров наблюдается по горизонтали — из России и Азии в Европу, из Европы в Америку. Интеллектуальные потоки тех, кто занимается стартапами, патентами, технологиями, собирают США, Сингапур, Япония, частично Европа. Причем вся Европа собирает меньше, чем один Сингапур.

Сингапур сегодня создает высокотехнологичную экономику, он является модельным для всех экономик — как организовать науку, инновации, приток высококвалифицированной рабочей силы, управление бизнесами. Это страна лучших практик в области управления и развития.

3eb02736004e57de683c4ca426274af1[1].jpg

Китай является лидером в мире по экспорту талантов. При этом в КНР уже 20 лет работает программа возврата своих ученых на топовые позиции в китайскую науку и университеты. Технология проста. Допустим, профессор, выходец из Китая, достигает успеха в университетах второй-третьей линии в США. У него неплохая зарплата, но у него нет шансов стать профессором престижного университета. Статьи писать он может, но получить стартап или патент ему не дадут, университеты в этом помогают плохо. Тогда его приглашают на топовую позицию в КНР в университет мирового уровня, и он соглашается. В результате идет мощный приток ученых. Возврат состоявшихся талантов, имеющих опыт коммерциализации, создания патентов — это то, на чем сейчас выезжает китайская наука. Так делает не только Китай, но и Корея, Бразилия. Эта технология работает.

В результате сегодня карта науки Китая соответствует мировым трендам, а по количеству научных публикаций в авторитетных журналах сегодня это вторая страна в мире. Скоро будет первая. За 15 лет Китай увеличил их количество в 20 раз. При этом у них гигантский кластер инжиниринга. Это страна переходит к статусу инженерного центра мира.

Глобализация образования

Ожидается, вернее это уже реалистичный прогноз, что самой крупной англоговорящей нацией в мире будут китайцы. Там решили буквально всех обучить английскому языку. Поднебесная увидела эффект от того, что в Гонконге и Сингапуре почти все население англоговорящее. В КНР чудовищный, просто гигантский взлет образовательных приложений и систем обучения английскому. В это инвестируются огромные деньги. По этому пути идет и Индия. В итоге мы получаем англоговорящее человечество, к которому американские и британские университеты «прикрутили» все свои разработанные программы. Курс по инжинирингу в Стэнфорде собрал 200 тысяч слушателей. Образование не только меняет географию, оно меняет модель. Если вуз собирает 200 тысяч платных слушателей, то это еще и медиабизнес. То есть можно стать мегазвездой и зарабатывать десятки миллионов только на чтении лекций.

Электронные системы образования начинают конкурировать с университетами, делая университеты лучше. Вузы все меньше становятся центрами образования и все больше кампусами, где можно заниматься наукой, инновациями и экономикой будущего. Они создают среду, где можно жить в реальности будущего. Тот, кто учится в Кембридже, живет в той экономике, которая будет завтра — в экономике стартапов, IT, биотехнологий, прорывных проектов. В Оксфорде студент живет в том же будущем, но с небольшим отставанием. А где-нибудь в другом университете он вообще живет в реальности.

В мире уже сложились предпосылки, чтобы уйти от ценности диплома и перейти к ценности сертификата о прослушанном курсе в вузе мирового уровня. Для студентов снимается проблема доступа к высшему образованию. Живя в Индии или Китае, он учится в Стэнфорде у профессора по IT, получает сертификат и работает на компанию в Калифорнии дистанционно через интернет.

Образование становится глобальным, в регионы напрямую транслируются лучшие практики, культуры, правила ведения бизнеса, таланты напрямую интегрируются в экономику лидеров. Глобальное образование — это способ на порядок ускорить жатву талантов в пользу лидеров.

Культурные барьеры и «белая мебель»

Центр тяжести мировой экономики и мировой науки уверенно перемещается в зону Тихого океана. Единственным тормозом являются культурные барьеры. То количество денег, которое могли бы инвесторы «залить» в инновации, ограничено только количеством сложностей ассимиляции и понимания китайской культуры. Китайский язык сложен, чтобы вести дела, как в Америке и Европе.

Китай, Корея, в меньшей степени Япония идут к модели культурной трансформации, изменения правил менеджмента, правил ведения бизнеса, для того чтобы быть более открытыми к притоку талантов. В первую очередь они притягивают их из соседних стран: Индии, Пакистана, Монголии. Совершенно очевидно, что они будут искать таланты и в России.

Практически во всех крупных корейских технологических компаниях обязательно есть сотрудники-европейцы. Их называют «белая мебель».

В Китае, Корее, Сингапуре большой запрос на русские технологические кадры — на инженеров, на ученых. В азиатских странах, таких как Корея, этот запрос базируется на фундаментальных проблемах их национальных культур. Они не могут развиваться быстро без того, чтобы не компенсировать извне дефекты своих культурных особенностей. Практически во всех корейских крупных технологических компаниях обязательно есть сотрудники-европейцы. Их называют «белая мебель» и используют для того, чтобы «расшить» характерную для корейского общества проблему иерархизации. Например, в Корее подчиненному физически трудно сказать начальнику, что он не прав. А начальник, соответственно, не может признать, что он допустил ошибку, это будет сильная «потеря лица». Они нанимают представителей других культур, ставят их в качестве медиаторов, и это существенно ускоряет рост компании.

Одним из самых прибыльных бизнесов ближайшие лет десять будет адаптация российских технологических компаний, ученых и предпринимателей в Китае. Уверен, что и китайские сервисы, и их российские партнеры смогут прилично заработать. В США эта система — акселераторы, университеты — выстроена давно, все прозрачно, все знают, как туда попадать и попадают. Как попадать в Юго-Восточную Азию, не знает никто, и это сейчас самый быстрорастущий сервис. Китай, Япония и Корея — одни из немногих стран мира, которые могут организовать выход на глобальный рынок через свои продукты. Китай вообще может рассматриваться как площадка для выхода на глобальный рынок через освоение национального рынка. Он привлекателен для российских глобальных компаний.

Разворот на восток

При использовании технологий основными ресурсами являются таланты. Страны мерятся по двум критериям: способности производить талантливые головы и способности извлечь из этих талантливых голов интеллектуальную собственность в форме патентов, стартапов или бизнесов. С производством талантов наша генетика пока справляется. Другой вопрос, что на этом заработать невозможно.

Вариантов немного: либо мы будем поставлять ресурсы для Азии, либо мы будем создавать свои бизнесы, но для этого надо усиленно развивать среду. Абсолютно точно, что нам нужно создать на Дальнем Востоке крупный хаб по взаимодействию с Тихоокеанским регионом, второй такой же инновационный кластер нужен в Сибири.

Если раньше китаистика занималась историей и культурой, то сегодня китаистике должно быть интересно, что такое менеджмент в КНР, как устроена система отношений китайских корпораций с «дочками», культура инвестиций в Китае и венчурная отрасль — на все эти вопросы в России нет ответа. Сегодня это золотая жила. Это можно развивать в регионах, которые находятся рядом и имеют опыт контактов, у которых есть свои школы по китаистике и которые понимают, какое количество их ученых уже сейчас работает с Китаем, Кореей и Японией. Это колоссальный ресурс. Я уверен, что нам важнее сегодня построить два-три крупных центра по технологическому сотрудничеству со странами АТР, чем железную дорогу или трубопровод, потому что отдача от таких центров будет больше.

Разворот на восток — это не альтернатива, это жизненная необходимость, если мы не хотим выпасть из повозки истории.

Нам нужно создать на Дальнем Востоке крупный хаб по взаимодействию с Тихоокеанским регионом, второй такой же инновационный кластер нужен в Сибири.

Перемены в мире

  • Первая промышленная революция связана с изобретением парового двигателя в Великобритании во второй половине XVII века.
  • Вторая промышленная революция началась во второй половине XIX века массовым освоением поточного производства.
  • Третью промышленную революцию называют цифровой и связывают с развитием интернета.
  • Четвертую промышленную революцию обусловит роботизация промышленности и применение искусственного интеллекта.

Место проведения: