Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Путь от идеи до её внедрения должен стать короче

13.11.2015
Источник: Радио России

Путь от идеи до её внедрения должен стать короче

Кузнецов Е.Б.

К 2020 году не менее пяти вузов РФ должны войти в "топ 100" одного из трёх мировых образовательных рейтингов. Что мешает сегодня российским университетам занимать ведущие позиции в мировой системе образования?

Гость в студии имеет свой взгляд на эту проблему. В программе принимает участие заместитель генерального директора Российской венчурной компании Евгений Борисович Кузнецов.

Прежде всего, расскажите, чем занимается Российская венчурная компания? Что это такое?

Е. Кузнецов: Российская венчурная компания – это один из так называемых институтов развития. То есть, это специальная компания, созданная в своё время государством, для того, чтобы компенсировать некоторые недостатки или несовершенства рынка в его существовании в России. В частности, везде в мире в последние 30-40 лет происходит ускоренное создание венчурной индустрии, то есть, специальных фондов, способных инвестировать в технологии и быстро создавать компании с нуля до гигантских масштабов.

Как недавно посчитали, в США почти половина компаний были созданы при помощи венчурного капитала. Но они, правда, начали сильно заранее, почти 60 лет назад. Соответственно, для того чтобы в России появился венчурный капитал, в стране появились стартапы, которые быстро взлетают от команды единомышленников до больших бизнесов. Для этого нужны венчурные фонды. И поэтому была создана РВК, чтобы мы вкладывали средства в такие фонды, искали частных инвесторов и вместе с ними создавали такие структуры.

На данный момент мы, так или иначе, участвуем в создании почти 20 фондов, и в какой-то момент суммарно наши фонды занимали достаточно большую долю рынка России. Но мы не ставим своей задачей, чтобы государственные деньги были основными игроками на этой поляне, на ней всё-таки должны играть частные деньги. Они более смелые, более гибкие и с ними проще частным компаниям потом иметь дело. И был даже момент, когда мы развивались очень быстро. В 2012-2103 году Россия вышла на второе место в Европе по объёму венчурных фондов и венчурных инвестиций. Это был очень яркий успех. Правда, последующие годы немного нас затормозили, но, как сейчас говорим, это идёт коррекция рынка, и во многом он уходит от перегрева. Понятно, что есть и другие причины. Мы очень надеемся, что, как только ситуация стабилизируется, пружина разожмётся, потому что в России появляется всё больше качественных стартапов и всё больше инвесторов, которые готовы в это играть.

В своё время я сформулировал, что для того, чтобы в России появилась высокотехнологичная промышленность, должны произойти изменения с двумя вещами: должны упасть цены на нефть и должны упасть цены на жильё. Потому что цены на нефть – это деньги крупных игроков. А цены на жильё – это деньги небольших игроков, тех, кто везде в мире становятся бизнес-ангелами. Потому что, когда человек морозит свои инвестиции в квартиру, он экономике толку не приносит. Когда человек вкладывает свои деньги в перспективные компании, он привносит свою долю в экономику. Соответственно, основными конкурентами венчура были эти две цены. Как мы видим, с обеими из них сегодня происходят интересные вещи, поэтому мы, несмотря на то, что венчурный рынок находится в сложном состоянии, тем не менее, на нём очень много частных игроков, таких, как бизнес-ангелы или инвесторы, которые раньше инвестировали в более консервативные активы. Они начинают приглядываться и начинают интересоваться и у нас, и у своих коллег, кто создал фонды раньше, как это работает, что делать, как пробовать и пытаться вкладывать деньги совместно с успешными бизнес-ангелами. Это очень правильная практика. Оживление происходит. И я очень надеюсь, что в ближайшие годы, когда ситуация стабилизируется, не важно, в какую сторону, все поймут новые правила игры, и этот рынок сможет снова достаточно бурно развиваться.

Венчурные инвестиции – это, другими словами, инвестиции рискованные? С очень большой вероятностью невозврата инвестиций. Но в случае, если проект срабатывает, то это приносит большие прибыли, большую выгоду?

Е. Кузнецов: Да. Классический счёт в венчурном фонде выглядит примерно таким образом. Три компании гарантированно будут в убытке. Три компании будут около нуля, то есть туда-сюда. Три компании дадут небольшой плюс, но не то, чтобы очень. И только одна компания выстрелит. И её стоимость при следующей инвестиции будет в 10 раз больше, чем при первой. Вот эта одна компания окупает все неудачи. Поэтому 3+3+3+1 – это золотое правило.

В инвестициях более ранних, так называемых "посевных", когда индивидуальный инвестор рискует своими деньгами, там пропорции ещё хуже. Но зато потом случаются такие знаменитые вещи, как когда-то один из создателей Apple не поверил в компанию и вышел из неё, продав свою долю акций за несколько сотен долларов, а сейчас он был бы мультимиллиардером. Бывают и такие истории.

Вернёмся к теме российских вузов, которым поставлена задача президентом и подписано соответствующее распоряжение, к 2020 году войти в сотню лучших по мировым рейтингам высших учебных заведений по образовательным рейтингам. Пять лет им отведено на это. Насколько это реальная задача?

Е. Кузнецов: Это очень сложная задача. Главным образом её сложность состоит не в том, что наши университеты надо приводить в какое-то более развитое состояние, сколько в том, что все страны, которые сейчас участвуют в технологической гонке, очень интенсивно развивают свои университеты. То есть, тут даже проблема не в том, что мы развиваемся недостаточно быстро, а в том, что другие развиваются сильно быстрее. И наглядный пример этому, что китайцы просто начинают стремительное восхождение, и многие из их университетов уже сейчас занимают достаточно высокие позиции. Действуют они чрезвычайно смело. И во многом поэтому выигрывают у нас в темпах.

В российском понимании университеты – это, прежде всего, место, где учат. То есть, это образовательное учреждение. Однако это то, что называется "университет 1.0", то есть первая версия. А сейчас уже говорят об университетах "университетах 4.0", то есть, когда в университете занимаются наукой, технологиями и предпринимательством или инновациями. До четвёртого уровня доходят очень немногие университеты. Но практически все ведущие университеты в мире дошли до этого уровня.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.
http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/57072/episode_id/1240131/


Место проведения: