Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Венчур — командная игра. СДН Видео

27.11.2015
Источник: РБК

Когда человек работает на себя, он по-другому себя ощущает

17.jpg

CDNvideo

КЛИЕНТЫ: ВГТРК РБК Р-спорт Рен ТВ EuropaPlus TV РИА Новости

ЛИДЕР КОМПАНИИ: Ярослав Городецкий

ГОД ПОЛУЧЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ ОТ ФОНДА РВК: 2014

Как я стал предпринимателем

Я закончил Физтех в 1998 году. Еще участь там, я понял, что в науку не пойду: занятие наукой в те годы почти гарантированно приводило к эмиграции, а мне больше хотелось зарабатывать на жизнь собственным умом, живя в России. Еще будучи студентом, я пошел работать — в 90-е годы все так делали, других вариантов прожить не было. Я попал в телекоммуникации и там потихоньку продвигался, рос как инженер. Сделал карьеру в компании Orange: от технического сотрудника дослужился до начальника отдела новых продуктов. Но, проработав в этой компании восемь лет, я почувствовал, что уперся в потолок. Я поменял работодателя, перешел в Alcatel, а потом в небольшую компанию CPM.

Пока я работал инженером в крупной компании, для меня ведение своего бизнеса было чем-то запредельно страшным. Мне казалось, что нужно какой-то другой мозг иметь, чтобы договариваться с клиентами, решать оргвопросы с государством и все такое. А работая в небольшой компании, я увидел, что не так все сложно, что обычные люди могут зарегистрировать компанию, договориться с клиентом. Это стало для меня первым толчком в направлении открытия собственного дела. А потом еще пришло осознание, что я сам в состоянии себе ставить задачи и решать их, сам собою руководить, и именно в таком режиме мотивация работать у меня самая высокая.

Идея бизнеса возникла в 2008 году. Я увидел, что в России не занята ниша услуг CDN (Content Delivery Network). На Западе сети доставки «тяжелого» контента — изображений, видео, программ — к этому времени уже успешно развивались в течение десятилетия. В России же на тот момент они отсутствовали как класс. Контент-провайдеры покупали дорогие интернет-порты у телекоммуникационных операторов, но могли через них качественно передать контент только в рамках Москвы или в лучшем случае европейской части России, а не по всей стране. Как раз в это время, с одной стороны, был бум широкополосного интернета в регионах, а с другой стороны, стали появляться компании, обладатели контента, который надо было доставить в регионы: Zoomby, Ivi и пр. Мне показалось, что моих знаний и возможностей хватит, чтобы собрать команду и занять появившуюся рыночную нишу. Для реализации этой идеи нужны были компетенции на стыке телекоммуникаций и интернет-приложений. Специалистов, которые бы сочетали в себе эти навыки, немного — обычно люди находятся в какой-то одной области, и им сложно выйти за ее рамки. А у меня как раз был бэкграунд из обеих областей, и я знал еще нескольких человек, которые умели разрабатывать приложения и понимали, как устроены телекоммуникационные сети. Мы решили, что у нас опыт уникальный, и он нам позволит добиться успеха. И в день, когда на календаре были три восьмерки (08.08.2008), мы решили начать свой бизнес. Время показало, что мы тогда не ошиблись.

gorod.jpg

«С первым крупным клиентом мы сразу стали выглядеть солиднее, за ним потянулись другие — вот как важно вовремя оказаться в нужное время в нужном месте.» 

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР КОМПАНИИ
Ярослав Городецкий

Дело техники

Мы расставили серверы по стране и частично по миру. И написали алгоритм балансировки нагрузки между распределенными серверами, позволяющий распространять интернет-видео в наилучшем качестве максимальному числу интернет-пользователей. Но это техника. А вообще наш продукт легко описать: вот, например, заходите вы на сайт и хотите посмотреть размещенный там видеоролик, запускаете его, но вместо видео видите крутящийся кружок, или картинка зависает, или начинается пикселизация — квадратики появляются… А мы помогаем владельцу сайта, на котором вы смотрите это видео, быстро загрузить его на ваш компьютер или смартфон в максимально высоком качестве, и тогда вероятность того, что у вас на экране вместо картинки будет крутиться «кружок буферизации», грандиозно низкая, что-то около 5%.

«Первые полгода были пахотой»

На рынок мы вышли только в 2010 году — в 2008-м только возникла идея, потом начали деньги искать, но тогдашний финансовый кризис охладил пыл инвесторов. Когда мы наконец запустились, то готовы были на любые авантюры, только бы привлечь к себе внимание и найти клиентов. Помню, как мы ходили по выставкам с огромными плакатами с названием нашей компании (оно говорящее для тех, кто в теме). Да, такие вот были рекламоносители: девушка модельной внешности, которую акционеры подогнали, и я! Но, правда, у нее лучше получилось, визиток она больше меня собрала.

Нашим первым клиентом был SoftLine, им нужно было организовать вещание с одного мероприятия, и мы подвернулись под руку. А потом, через полгода после основания, мы стали работать с ВГТРК. Мы вышли на них в тот самый момент, когда в июне 2010 года Apple отключил поддержку flash, и те, кто пытался смотреть каналы ВГТРК на «яблочных» устройствах, не могли этого сделать. А речь, в частности, шла о неудобствах для очень высокопоставленных пользователей: незадолго до этого Стив Джобс подарил айфон Дмитрию Медведеву. Объявили, что срочно надо обеспечить возможность вещания каналов ВГТРК на устройствах Apple. Кто быстрее эту задачу решит, тот и станет поставщиком ВГТРК по данной услуге. Мы были первыми, все сделали за две недели — у нас была очень высокая мотивация быстро решить задачу и необходимый опыт вещания видео. Так мы стали первыми, кто научился делать мобильное вещание в России. С первым крупным клиентом мы сразу стали выглядеть солиднее, за ним потянулись другие — вот как важно вовремя оказаться в нужное время в нужном месте. Конечно, нам повезло это сделать, но чтобы у нас появился шанс, нужно было пахать полгода без права на сон.

CDNvideo-1.jpg

Про деньги

Когда мы решили заняться бизнесом, я прошелся по венчурным фондам. Но они не разговаривают с теми, у кого нет ничего, кроме идеи. Есть правило 3F (на начальном этапе поддержку ищут у трех F: friends, family и fools) — но у семьи денег не было, у меня тоже. Реально деньги получилось привлечь только от друзей. Собрал небольшую сумму на запуск, на то, чтобы расставить какое-то количество серверов и платить полгода зарплату людям. Как вы уже знаете, мы стали работать очень активно. И благодаря хорошему клиентскому портфелю смогли довольно быстро занять рынок.

Еще в 2010 году мы получили субсидию от правительства Москвы. Тогда была программа: давали деньги малым предприятиям на производственные мощности. Мы купили на них много серверов, которых нам хватило на пару лет развития. В следующий раз мы привлекли инвестиции перед Олимпиадой в Сочи, чтобы серьезно «умощнить» свою сеть, — их дал нам созданный при участии капитала РВК венчурный фонд «Лидер-инновации».

«Опыт, сын ошибок трудных»

Конечно, ошибок за пять лет существования компании было много. Нам, слава богу, довольно быстро удалось запустить первый основной продукт — CDN — и в дальнейшем его успешно развивать. Если бы мы ошиблись, я бы с вами сейчас не разговаривал. Как я сейчас вижу, многие проблемы запуска стартапов связаны с перфекционизмом их основателей. Многим из них не хочется «ставить телегу впереди паровоза». Но не делать в момент запуска продукта — ошибка. Я имею в виду, что приходится еще до того, как все отточено, до создания качественного продукта выходить на рынок и продавать его. Люди, которые страдают перфекционизмом, этого не делают, и, соответственно, они обычно проигрывают время, не успевают занять рынок. Но, конечно, такой подход требует огромной мотивации и большого усилия команды в момент, когда нужно в авральном режиме, но при этом качественно доделать все, что наобещали.

Как показывает практика, такой подход работает только в стартапах. Например, наша попытка второй продукт запустить в том же ключе, что и первый, провалилась. Поэтому с тех пор мы либо делаем новые продукты медленно, но верно, либо выделяем их в отдельные стартапы.

CDNvideo-2.jpg

Про будущее

Когда мы начинали, ниша была пуста. Сейчас много игроков, но места всем хватает. Мы растем. Тем более что мы теперь не просто CDN, а техническая платформа для загрузки видео, то есть мы оказываем весь спектр услуг, необходимых для показа видео в интернете, — от кодирования видео до его публикации в плеере, запускаемом на пользовательском устройстве. Мы стараемся как можно ближе притянуть к себе клиентов, увеличить количество дополнительных опций, качество услуг. Сейчас в долларовом отношении рынок упал, и мы пытаемся выходить за границу. Помимо России и стран СНГ, у нас есть клиенты из Китая, Израиля и нескольких стран ЕС. Мы также активно работаем на рынке стран АСЕАН и надеемся в ближайшее время подписать там нескольких клиентов. Мы сейчас лидеры отечественного рынка в своем сегменте, как по выручке, так и по трафику. Кроме того, недавно нашего основного конкурента купил «Ростелеком», и мы остались единственным заметным независимым игроком на рынке. С покупкой конкурента у нас еще больше возможностей появилось — я думаю, что крупной компании тяжело развивать услуги так же быстро, как нам. А это на рынке CDN очень важно: постоянно внедряются новые стандарты видео, происходят изменения в требованиях клиентов и, как следствие, возникают новые бизнес-возможности. Вопрос в том, насколько мы сможем их «переварить» и превратить в реальный бизнес. Не знаю, что будет через несколько лет, но сейчас нам очень нравится то состояние, в котором мы пребываем. Есть много нерешенных задач, и их интересно решать. А что касается меня… Через пятнадцать лет мне будет почти 55 лет. Хотелось бы к этому времени компанию сделать самостоятельной, не требующей моего участия, и думать о более глобальных вещах. Не скрою, мне хочется расширять сферу, в которой я могу на что-то влиять. Возможно, из меня выйдет отраслевой эксперт или венчурный инвестор. Первый шаг в этом направлении я уже сделал — стал экспертом фонда «Сколково» и теперь в свободное время занимаюсь оценкой инновационных проектов. Если говорить более глобально, мне хочется помогать людям работать на себя, а в каком именно качестве — венчурного инвестора, представителя государственного института развития или создателя экосистемы наподобие App Store, — не так важно. Потому что когда человек работает на себя, он по-другому себя ощущает и приносит больше пользы и самому себе, и своей семье, и стране, и остальному человечеству.


Место проведения: