Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Венчур — командная игра. ЭНГО Инжиниринг

27.11.2015
Источник: РБК

Бизнес в секторе газа

15.jpg

ЭНГО Инжиниринг

КЛИЕНТЫ: «Роснефть» «Газпром» «Сибур» PetroChina TransCanada

ЛИДЕР КОМПАНИИ: Лев Багиров

СООСНОВАТЕЛЬ: Владимир Фейгин

ГОД ПОЛУЧЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ ОТ ФОНДА РВК: 2012

Из лекторов в предприниматели

Я окончил мехмат МГУ в 1966 году, в 1970-м защитил диссертацию на кафедре дифференциальных уравнений, затем стал заниматься наукой и преподавать. Ну, а в 90-х ситуация стала простая: в Академии денег не платили, как-то я вообще пять месяцев не получал зарплату. Немножко выручало преподавание в организованном тогда академиком Велиховым университете при Институте Курчатова, по тем временам преподавательские зарплаты там были высоки, а у меня была репутация хорошего лектора. И я стал искать возможности. Не хотел в торговый бизнес уходить, хотел заниматься инновационными технологиями. Мой большой приятель Владимир Фейгин, с которым мы вместе учились на мехмате, а потом у одного руководителя защищали кандидатские, работал в газовой промышленности. Мы с ним обсуждали, что делать, вместе с людьми из Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) в Жуковском — у них была та же ситуация, потому что военные заказы сократили до минимума. Так и получилось, что для решения задач, связанных с газом, мы придумали метод, который основывался на работах, проводившихся в ЦАГИ. Где-то с 1997 года я бросил математику и стал этим заниматься.

engo2.jpg

Газы разные важны, газы разные нужны

Из скважины добывают не чистый газ, а газовую смесь. Тот газ, который горит в кухонной плите, — это метан. А еще в этой смеси бывают полезные компоненты, более дорогие, чем метан: этан, пропан, бутан, пентан и другие. Этан — это сырье для, например, этилена: из него производят широко используемый полиэтилен. Пропан-бутан — это то, что на дачу в баллонах возят. Пентан — это уже продукты высокой переработки, бензины. Таким образом, стоит задача отделить один газ от другого, сепарировать. На Западе это делают по максимуму, чтобы получить значительный экономический эффект. России в каком-то смысле повезло: наши месторождения на Севере очень чистые, там на 99% метан, поэтому этой задачей почти не занимались. Но, с другой стороны, в районе Астрахани и Оренбурга активно разрабатывались месторождения, где, кроме метана, много «плохих» компонентов: сероводорода, который смертельно опасен, и углекислого газа, который уменьшает теплотворную способность газа (смесь, содержащая углеводород, горит хуже, а то и вовсе не горит). И поэтому всегда был вопрос: как эффективно разделить компоненты в газовой смеси? Мы придумали одно из таких средств, оно называется 3S-сепаратор, потому что по-английски три S: SuperSonic Separator.

Использовав опыт ЦАГИ по самолетам и ракетам, мы сконструировали аппарат, который позволяет внутри себя развивать сверхзвуковые скорости. У них есть такая проблема: на высоте, где летит самолет, температура низкая и из влажного воздуха образуются водяные капли, которые могут вызывать обледенение крыльев. Наша задача близка аэродинамике. Только то, что в аэродинамике является проблемой, в нашем случае — польза, надо только подход перевернуть. Ведь как разделяют газы? По температуре сжижения. Понижаем температуру, часть газа переходит в жидкое состояние, из него образуются капли. Мы придумали сепаратор, который охлаждает газовую смесь и, когда из первого по температуре конденсации газа образуются капли, за счет очень высоких центробежных скоростей выводит их на периферию. Это просто и, конечно, было понятно многим газовым инженерам до нас, но сделать, чтобы работало, — сложно. Потому что сверхзвуковой поток сопровождается ударными волнами, которые могут испортить сепарацию. Это сложный процесс, но мы умеем рассчитать и сделать так, чтобы работало.

bagir.jpg

«России в каком-то смысле повезло: наши месторождения на Севере очень чистые, там на 99% метан, поэтому этой задачей почти не занимались»

СООСНОВАТЕЛЬ КОМПАНИИ
Лев Багиров

Инвестиции

До сих пор нет физико-математической модели, которая бы позволяла обсчитать сверхзвуковой процесс сепарации газов даже на самых современных компьютерах. Поэтому, с одной стороны, мы делаем расчеты, а с другой стороны, нужен экспериментальный стенд, чтобы расчеты проверять. Так мы получаем коэффициенты, которые позволяют нам гарантировать, что наши расчеты адекватны реальности. На создание стенда мы получили инвестиции от компании TransCanada с помощью бизнес-ангелов — двух канадцев украинского происхождения, они были вице-президентами этой компании, «канадского «Газпрома». В 1997 году они привезли нас в Калгари, нефтегазовую столицу Канады. Мы достигли юридических договоренностей, была создана совместная компания, и мы построили экспериментальный стенд в Лыткарино. Всё шло прекрасно, и в 2002 году мы должны были поставить 3S-установку на одном из заводов, принадлежащих TransCanada. Но в компании произошли структурные изменения, и часть заводов была продана, в частности тот, на который планировалось ставить наше оборудование. Однако мы сумели провести успешные испытания в Канаде на опытном стенде. Если бы тогда всё сложилось, мы бы развивались гораздо быстрее. Затем были непростые годы и поиск инвестиций. В 2012 году мы привлекли еще двух акционеров: венчурный фонд Газпромбанка и фонд РВК «Лидер-инновации». В России гораздо труднее получить венчурные инвестиции в развитие инновационных технологий в энергетической сфере, чем в областях, например, связанных с информационными технологиями, там вложения меньше и быстрее может вырасти стоимость компании. Тем ценнее для нас была поддержка ЗАО «Лидер» и Газпромбанка, которые поверили в нас и помогают в развитии компании.

Консерватизм vs инновации

Тем не менее нам удалось прорваться сначала в «Сибур» (испытали наш сепаратор на Муравленковском заводе), а затем и в «Роснефти» поставить первую установку в 2007 году («РН-Пурнефтегаз», Губкинское месторождение). Через знакомого моей дочери, который учился в Институте восточных языков и знал китайцев, вышли на PetroChina и поставили установку в Китае. Сейчас мы ждем подписания ряда контрактов с российскими и зарубежными компаниями. Но, к сожалению, из-за того что цена сырья упала, окупаемость контрактов и вложений тоже изменилась. Поэтому даже в тех компаниях, где наше оборудование очень нужно, происходят задержки. Но в этой области всегда трудно. А у нас не такой товар, чтобы пойти на рынок или в магазин и убедить купить,процесс получения контракта очень длинный.

engo1.jpg

План Б

Осознав консервативность отрасли, мы стали искать, где без нас трудно обойтись. И нашли две ниши. Первую мы осознали, выполняя НИОКР по заказу бразильской компании Petrobras. У них есть месторождения, где очень много углекислого газа, от 10 до 60%. Они поставили нам амбициозную задачу: научиться отделять СО2. Мы смогли справиться с этой задачей и получили хороший результат. С самой Petrobras сотрудничество развивается медленнее, чем планировалось. У них произошел коррупционный скандал, в котором замешана президент страны. Но месторождений с высоким содержанием СО2 очень много в Малайзии, Индонезии, Таиланде. На известном месторождении Натуна 70% СО2, но оставшиеся 30% по углеводородам все равно делают его крупнейшим в Юго-Восточной Азии. А регион такой, что им энергии надо все больше и больше. И, конечно, лучше у себя добывать, чем возить из Европы, с Ближнего Востока или из Америки.

Есть много способов отделения углекислого газа, но они дорого стоят, требуют больших площадей для размещения оборудования — а почти все месторождения в море, и на морской платформе крупную установку не разместишь. Мы решили задачу компактно с помощью нашего сверхзвукового сепаратора. Так мы заявили о себе как о поставщике инженерных решений: мы можем нашу установку адаптировать под разные задачи и условия. И сейчас мы находимся в стадии согласования контракта на строительство пилотной установки, специализирующейся на сепарации СО2, с тайской госкомпанией PTTEP. Рассматриваем это как выход на рынок Юго-Восточной Азии. Тряхну стариной — полечу скоро в Малайзию. Опыт говорит, что телеконференций недостаточно, надо с людьми общаться лично.

Вторая ниша связана с газоперерабатывающими заводами (ГПЗ). На промысле задача сепарации газа полностью не решается. В газе остаются ценные компоненты. А потом еще есть проблема попутного нефтяного газа. И то и другое перерабатывают на ГПЗ. По извлечению ценных компонентов в России впереди всех сейчас «Новатэк». Мы придумали схему, которая позволяет экономить от 30 до 40% капитальных вложений, при том что ГПЗ, которые сейчас в России строятся, стоят десятки и сотни миллионов долларов.

Наши экономические выкладки подтверждаются экспертами. Сейчас строится Амурский ГПЗ, он рассчитан на то, чтобы еще и гелий из смеси извлекать. Мы предлагаем технологическую схему, которая может обеспечить порядка 100 миллиардов рублей экономии при его строительстве. Такие деньги на дороге не валяются. Мы рассчитываем на поддержку в переговорах c «Новатэком», с «Сибуром», с «Газпромом» со стороны наших акционеров.

engo3.jpg

Взгляд со стороны

Идея таким образом использовать 3S-установку в ГПЗ появилась этой весной, хотя для этого ничего нового изобретать не надо было — только взглянуть с другой стороны. Всегда бывает важно посмотреть по-другому на то же самое. Я живу в центре и на работу хожу пешком, в это время меня часто посещают новые мысли. Я звоню по дороге своим коллегам и с ними советуюсь. Мне, конечно, интереснее заниматься не административной работой, а созидательной частью задачи. Нашим товаром являются инженерные решения, и я бы с удовольствием сосредоточился на их разработке. Но у нас такая специфическая область, что поставить менеджера, который не знает технологии, пока не получилось. Но если компания еще немного разовьется, я с удовольствием это сделаю, уступлю место человеку такого типа, а сам с удовольствием перейду в советники. А «ЭНГО Инжиниринг» в будущем, думаю, либо вольется в крупную международную инжиниринговую компанию, которая делает решения «под ключ», либо сама в такую компанию разовьется. Главное — пережить эти тяжелые два-три года и инженерные кадры сохранить, а там и о капитализации своей доли можно подумать.


Место проведения: