Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Венчур — командная игра. Оптиз Мониторинг

27.11.2015
Источник: РБК

Световой дозор

11.jpg

Оптиз Мониторинг

КЛИЕНТЫ: «ГАЛС-Девелопмент» «Западный скоростной диаметр» ICA Astaldi

ВЕДУТСЯ ПЕРЕГОВОРЫ С: Росатомом «Газпромнефтью» Eriell Group

ЛИДЕР КОМПАНИИ: Юрий Никитаев

ОСНОВАТЕЛЬ: Василий Яцеев

ГОД ПОЛУЧЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ ОТ ФОНДА РВК: 2012 — первый транш 2015 — второй транш

Свет на страже безопасности

Инженерные конструкции, созданные руками человека, не вечны. Мосты, промышленные здания, объекты энергетики, вокзалы, дома выше 10 этажей, любые нестандартные строения — в общем, практически все, что сделано из железа, стекла и бетона, подвергается негативному воздействию окружающей среды, разрушается от проседания грунта или вибраций. Но избежать аварий и чрезвычайных ситуаций можно, если проводить мониторинг физических параметров объекта и ликвидировать не проблему, а сами предпосылки для ее возникновения. Это и есть техническая безопасность — сфера деятельности компании «Оптиз Мониторинг».

Мы умеем делать датчики на основе оптоволокна, они точны и надежны — их практически невозможно повредить. И это особенно важно, если речь идет об установке в труднодоступных местах. А чем обеспечивается точность? Во-первых, по оптоволокну распространяется свет, который несет информацию. Благодаря замечательным свойствам оптического волокна свет в нем не поглощается, а следовательно, и информация, которая несется светом, не теряется. Во-вторых, световая волна может использоваться как инструмент, который с точностью до нескольких сотен нанометров измеряет различные параметры — например, деформации твердых предметов или строений, давление, температуру и т. д.

Механизм измерения основан на интерференции, то есть взаимодействии двух оптических лучей, которые имеют одинаковую или близкую длину волн. По малейшему изменению интерференционной картины в приборе можно надежно судить о состоянии объекта, который мы мониторим. Например, датчик деформации ставится на несущую стену, в нем имеется оптоволокно, из которого выходит свет, и маленькое зеркальце, которое стоит на определенном расстоянии от этого оптоволокна. И оптоволокно, и зеркальце жестко закреплены. Если стену даже чуть-чуть, например, растянуть, то интерференционная картина, которая возникает в результате взаимодействия света, выходящего из оптоволокна, с отраженным светом, меняется. Это изменение можно засечь. Таким образом определяется деформационно-напряженное состояние объекта. Похожим образом мы можем измерять вибрации, давление, которое объект оказывает на грунт, температуру в разных местах объекта, угол отклонения стен от вертикального положения.

first.jpg

Сведения с датчиков собираются в единый мониторинговый центр, где с помощью специальных программ анализируются и визуализируются. На большом экране можно видеть схематичное изображение здания, трубопровода или АЭС, на которых зелеными точками обозначены датчики. Как только какой-то параметр выходит из зоны комфорта, контуры загораются красным. Сведения об этом могут автоматически передаваться, например, на контрольный пункт МЧС или строителям, или надзирающей организации, которая примет меры для предотвращения потенциально опасной ситуации.

Несмотря на очевидную пользу от такого подхода к технической безопасности, в России в настоящее время более или менее организован мониторинг примерно на четверти социально значимых объектов. С современными полностью автоматизированными системами дело обстоит еще хуже: ими оснащено менее 10%.

nikitaev.jpg

«Избежать аварий и чрезвычайных ситуаций можно, если проводить мониторинг физических параметров строений и ликвидировать не проблему, а сами предпосылки для ее возникновения»

Генеральный директор компании
Юрий Никитаев

Первый опыт

Один из наших первых контрактов касался мониторинга небольшого особняка в Милютинском переулке. Здание разрушалось, и нужно было поставить датчики на сваи, которые его укрепляли. Сваи вбивали пневматическим аппаратом, они гнулись, с них все слетало. Вокруг рушились стены, пыль, грязь — условия были чрезвычайно тяжелые. Мы только начинали, и потому хотели попробовать свои силы в такой сложной обстановке. В работе было много проблем, мы ошибались, экспериментировали, в итоге добились корректной работы оборудования и выполнили обещания по контракту, но провозились с ним дольше, чем планировали. Финансового выхода не было никакого, мы еле свели концы с концами. Но зато мы приобрели опыт, наши датчики были в первый раз опробованы. И наши заказчики поверили, что мы умеем работать — как с технической точки зрения, так и с точки зрения выполнения обещаний. Позже они привлекли нас к контракту по «Детскому миру». То есть это был «репутационный» контракт, он очень нам помог в дальнейшем.

«Детский мир» — это известная история. Его стены представляют архитектурную ценность, их нужно было сохранить во время длительного капитального ремонта и обеспечить объекту безопасность. Мы поставили на ключевые точки здания датчики и подключили системы так, что они 24 часа в сутки отслеживали, нет ли деформаций в стенах, и измеряли углы отклонения. Дважды, когда в грунте возникало движение, датчики засекли изменения вовремя, когда только еще возникли опасные напряжения в конструкции. Мы передали эти сведения строителям, которые приняли меры по укреплению фундамента и периметра стен. В обоих случаях обошлось без разрушений, были предотвращены аварии.

Можно себе представить, какого масштаба могут быть аварии на таких объектах… Но даже если ничего не случилось, а стройка из-за потенциальной опасности остановлена, каждый день простоя обходится в несколько миллионов рублей, что сравнимо с общей стоимостью всех наших систем, установленных на объекте.

second.jpg

От идеи к контракту

Идея делать датчики на основе оптоволокна возникла у нашего технического гуру Василия Яцеева, когда он работал в оптической лаборатории МИФИ. Так и появилась компания «Оптиз Мониторинг», которая на базе Научного парка МГУ начала заниматься НИОКРом в области оптоволоконных датчиков. Василий стал техническим директором, а меня пригласили на управленческую должность. Потом нам удалось привлечь деньги от Фонда посевных инвестиций РВК, которые мы пустили на развитие линейки оптических приборов и датчиков. Разработав оборудование разной функциональности, мы заключили первый договор на проведение мониторинга.

Я закончил физический факультет МГУ, по образованию специалист по лазерам, а после — экономический факультет, и также с красным дипломом. Получился стык экономики и физики — я что-то понимаю в обеих областях. Экспериментальная физика интересна как с фундаментальной точки зрения, так и с прикладной. А раз существует прикладное применение новых знаний, значит, будут и продукты, в которых их можно использовать. Соответственно, существует на это дело спрос, в том числе и коммерческий. Это звенья одной цепи. Чем больше ты про это узнаешь, тем больше для тебя открывается красота таких вещей. Но, чтобы технологию превратить в продукт, нужны специальные компетенции. Есть люди, которым не хочется заниматься коммерциализацией, зато они готовы днями и ночами работать в лаборатории, улучшая и развивая продукт с технической точки зрения. В таком случае они привлекают людей, которые понимают в технике и обладают, скажем так, авантюрным характером и желанием реализоваться в коммерческом отношении. Каждый сам выбирает себе, что ему ближе. Но суть в том, что в любом деле необходима коллаборация. Один человек, какой бы он талантливый ни был, не может усидеть на десяти стульях. Ему нужно собирать группу людей, в которой каждый имеет свою сферу ответственности. В нашей команде собрались люди с разными компетенциями, и благодаря этому суммарными усилиями двигается общее дело.

third.jpg

Перспективы

Я много путешествовал по нашему северу и не раз видел на реках заброшенные мосты, что называется, отчалившие от берега. По-видимому, это случается из-за того, что в свое время прочность конструкции была рассчитана неправильно, и, с одной стороны, осыпался берег, а с другой — просел грунт под опорами. Если мост сильно «отъехал» от берега, у местных властей банально не хватает денег на восстановление. А трасса, которая проходила по мосту, не является ключевой, чтобы деньги вдруг появились. Это очень мешает регионам, потому что прерывается нормальное сообщение. Это негативно влияет на мобильность населения — известно, что, если отъехать от Москвы даже совсем недалеко, дороги плохие, и быстро никуда не добраться. Поэтому трудно жить в провинции и работать где-то в другом месте. Если бы на таких мостах применять наши системы мониторинга деформации и давления на грунт, проблем можно было бы избежать. Вовремя замеченное проседание грунта можно простыми методами укрепить, потратить на это мало денег и сохранить объект в рабочем состоянии. Это простой пример, как наше оборудование может послужить делу развития регионов.

Но наши амбиции простираются еще дальше. Основная идея мониторинга будущего — в объединении отдельных систем в глобальный комплекс. Это хорошо вписывается в набирающую популярность концепцию smart city — города, в котором разумное потребление ресурсов и экологичность достигаются за счет широкого внедрения интеллектуальных систем. Это выведет концепцию мониторинга на принципиально новый уровень. Мы хотим не только производить оборудование для обеспечения технической безопасности и охраны, но и создавать софт, позволяющий интегрировать и наши собственные, и чужие мониторинговые системы в области технической безопасности и охраны в единую глобальную сеть. Мы стремимся стать пионерами в этой области в нашей стране.


Место проведения: