Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

В развитии до 2020 года политический выбор сделан

29.09.2008
Источник: РБК

Концепция социально-экономического развития РФ до 2020г. в настоящее время активно обсуждается на самых различных уровнях. У документа, стоит заметить, немало противников. Сторонники же утверждают: настоящая стратегия – лучшая, обсуждавшаяся в нашей стране за последние 20 лет.

Столь оптимистичные высказывания связаны, в первую очередь, с основным постулатом концепции, подразумевающим становление в России инновационной экономики на основе развития ее нефтяного сектора.

Любопытно, что к тому же 2020г. запланировано и превращение в "инновационно ориентированное общество" Китая. Следственно, уже очевиден наш ближайший конкурент из группы стран БРИК, куда входят Бразилия, Россия, Индия и Китай.

Напомним, по прогнозам МЭР, согласно концепции, рост инвестиций составит 12% в год, в результате чего ВВП в абсолютном выражении вырастет почти в 5 раз - с 32 трлн до 153 трлн рублей, цена нефти снизится до $72 за баррель к 2010г., а доллар к 2014г. укрепится по отношению к рублю почти на 30%.

Однако до сих пор концепция не утверждена, хотя обсуждения документа занимают уже как минимум 8 месяцев – с момента оглашения ее ключевых параметров в речи Владимира Путина на заседании Госсовета, где он выступал в качестве президента в последний раз. Тогда, кстати, из концепции были удалены инерционный и экспортно-сырьевой планы развития страны.

"В концепции как таковой есть только один сценарий – инновационный, причем социально ориентированный. Последний акцент появился в процессе доработки концепции в этом году, – объясняет в эфире РБК-ТВ в программе "Диалог" заместитель министра экономического развития Андрей Клепач. – Что касается других возможных сценариев - инерционного и экспортно-сырьевого, это не сценарии, потому что политический выбор уже сделан".

Прежде всего, инновации будут сосредоточены в энерго-сырьевом секторе, не скрывает непосредственный разработчик концепции. "Но в чем сверхзадача? В том, чтобы на ряду с энерго-сырьевым сектором и его модернизацией сделать конкурентноспособными и авиастроение, и ракетно-космическую промышленность, автомобилестроение, которое бы не только собирало импортные машины, но и производило российские", - продолжает замминистра.

Казалось бы, в сложившихся обстоятельствах опыт России показывает, что стране нужны крупные предприятия. Но разработчики концепции постоянно говорят о необходимости развития малого и среднего бизнеса. "Слава богу, сейчас принимается, по сути дела, новый план поддержки и развития малого бизнеса, – подтверждает А.Клепач. – Выделяются на это сооветствующие средства, но в чем одни из ключевых вопросов – что у нас сейчас пока не сформировалась система поддержки "взросления" малого бизнеса. Нам очень трудно помочь бизнесу вырасти с оборотов в 2-3 млн долларов до десятков миллионов долларов, потому что с этим бизнесом трудно работать банкам: риски очень велики. Недостает прямых инвесторов, венчурного капитала, который есть за рубежом. Российские венчурные компании, системы поддержки малого бизнеса ориентированы скорее на начальный этап, на старт-ап. А вот как помочь этому бизнесу развернуться?"

В МЭР признают, что достаточных инструментов и мер поддержки среднему бизнесу пока не хватает. Объясняется это тем, что институты развития в России: Российская венчурная компания, Банк Развития, ОЭЗ технико-внедренческого типа, госкорпорации – находятся в процессе становления.

Среди нововведений А.Клепач предлагает разработать и систему грантов для компаний, которые сегодня обзаводятся, по его словам, собственными НИОКРовскими отделами.

"С другой стороны, у государства есть другой мощнейший инструмент - ФЦП, которые действительно очень сложны с точки зрения управления, принятия решений. Но это все-таки огромнейший рычаг, очень большие средства, которые в том числе идут и в высокотехнологичные сектора, – добавляет эксперт. – Не надо бояться ответственности и не надо бояться спрашивать по тем деньгам, которые мы по ФЦП выделяем".

Может быть, никто и не боится, но не спрашивает. Достаточно вспомнить, с каким опозданием принимались ФЦП при министре экономического развития и торговли Германе Грефе.

Временной мерой поддержки бизнеса, возможно, станет и снижение НДС, на полной отмене которого настаивает, например, депутат Госдумы, член-корреспондент РАН Сергей Глазьев.

"Очевидно, что стимул или толчок для роста экономики, полученный от снижения НДС, носит среднесрочный характер, – говорит в заключение программы "Диалог" на РБК-ТВ А.Клепач. – Обязательства, которые мы берем на себя, рассчитаны на долгие годы. Ключевой вопрос: "А что мы будем тратить на пенсионную систему, на здравоохранение, образование?" Вопрос об НДС нельзя выхватить из контекста. Нужно модернизировать амрию: силовой фактор в мировой политике, к сожалению, не ослабевает, а возрастает. И потом, никакие новации невозможны без существенного увеличения расходов на образование и на те же научные исследования".

Какие-то налоги, как НДС, можно снижать, считают в МЭР, но налоговые обязательства, связанные в том числе с пенсионной реформой, то есть с фактически платой за человеческий капитал – они будут возрастать. Как бы то ни было, концепции, определяющие развитие страны более чем на 10 лет вперед, не суждено стать законом, отмечают эксперты. "Скорее всего, она будет утверждена распоряжением правительства, но ее статус как источника права остается до конца не ясным, – говорит эксперт компании "Гарант" Татьяна Батыгина. – Скорее всего, концепция не является обязательной для всех органов власти. Хотя, по сути, такому важному документу вполне подойдет форма федерального закона либо указа президента".

Вместе с планом по ее реализации концепция будет принята правительством осенью, прогнозирует А.Клепач. Добавим, сегодня за счет инноваций в России обеспечивается менее 10% совокупного прироста экономики, тогда как на Западе - более 60%.


Место проведения: