Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Курс на слом вертикали

17.11.2008
Источник: Эксперт Сибирь

Первое Послание президента Дмитрия Медведева дает основания для пересмотра политической конструкции, выстроенной его предшественником

Похоже, региональным руководителям необходимо готовиться не только к обострению экономических проблем, но и к повышению собственной ответственности в этом процессе. Если исходить из выступления президента перед Федеральным Собранием, то оно красноречиво подчеркивает, что в стране - как это уже было в самом начале 1990-х - вновь взят курс на усиление роли законодательной власти и местного самоуправления. Это значит, что уходит в прошлое благословенная для лояльных губернаторов эпоха властной вертикали, когда любое обострение ситуации на местах можно было свалить на промахи центра. Президент Дмитрий Медведев, по сути, обозначил отход от жесткого централизма, старательно выстроенного в годы правления Владимира Путина. Такой поворот дела отчетливо уловили некоторые политики и эксперты. Правда, их мнение может показаться странным на фоне многочисленных шумных комментариев насчет продолжения "путинизма", усиления авторитарной тенденции, замашек на изменение Конституции в угоду властвующей персоне и тому подобного. Никогда еще, пожалуй, выступление главы государства не приводило к столь противоречивым оценкам. Но в том, наверное, и заключается важность и, если хотите, эпохальность президентского Послания. От правильности понимания подлинных намерений властей будет зависеть многое. Поэтому постараемся тщательно взвесить аргументы сторон, дабы адекватно понять тенденцию.

Свой среди чужих

Интересно, что наиболее сдержанные и даже позитивные комментарии послышались со стороны националистов, патриотов и коммунистов. Негативные оценки, причем резкие, в основном прозвучали из уст представителей либеральной оппозиции. При этом первые старались оценить Послание целиком, вторые спекулировали на отдельных положениях, втискивая их в контекст некогда популярного сюжета о кремлевском заговоре против демократии. Например, газета "Ведомости" считающаяся серьезным изданием, с ходу воскресила подзабытый политологический триллер о третьем сроке Путина. Этот захватывающий сюжет до конца недели кочевал по всем либеральным сайтам, изданиям и радиостанциям. На "Эхе Москвы" известный критик действующей власти Евгений Киселев пытался связать предложения Дмитрия Медведева об увеличении президентского срока с его намерением реализовать некие "тайные желания" Путина. Лейтмотив таких комментариев понятен: либеральная оппозиция всеми силами стремится показать и доказать, что нынешний глава государства не является самостоятельным лицом и никогда таковым не станет. Все бразды правления якобы сосредоточены исключительно в руках премьер-министра, и любое важное событие на политической сцене так или иначе отражает его тайную волю. А воля эта устремлена будто бы к одному - чуть ли не к пожизненному воцарению на российском престоле.

В пику этому звучали противоположные версии. Некоторые комментаторы усмотрели в выступлении Дмитрия Медведева заявку на политическую самостоятельность, на выход к широкой общественности. Само Послание было охарактеризовано как достаточно серьезный и продуманный документ, содержащий прямые директивы для подчиненных и парламентариев. Что удивительно: об этом говорят не только действующие чиновники и депутаты, но и откровенные критики Путина - экономист Михаил Делягин и скандально известный политолог Станислав Белковский. Даже оппозиционно настроенные депутаты-коммунисты вынуждены были признать новизну и неординарность Послания. Депутат от коммунистической фракции Виктор Илюхин, никогда открыто не выражавший симпатий в адрес действующей власти, высоко оценил законотворческие инициативы президента по части борьбы с коррупцией. По мнению депутата, в новейшей российской истории это первый случай.

Надо полагать, такое расхождение в оценках далеко не случайно. Само по себе оно свидетельствует в пользу президента, поскольку подчеркивает неординарность его выступления. В отношении вещей посредственных подобных расхождений не бывает в принципе. Их бессодержательность очевидна для всех, и какие-либо позитивные отклики возможны в этом случае только со стороны придворных льстецов, но уж никак не непримиримых оппонентов. Послание Дмитрия Медведева выбивается из этого ряда. При внимательном ознакомлении с данным документом не возникает ни малейших сомнений в том, что оно готовилось в противовес той тенденции, что наметилась и укрепилась за годы правления Путина.

Умершая надежда либералов

Поразительно, что по интеллектуальному уровню президентское выступление на порядок превосходит критику в его адрес со стороны либеральной оппозиции. Действительно, нападки наших либералов на этот раз как никогда отличаются предвзятостью, истеричностью и нескрываемым антиинтеллектуализмом. А бесконечно повторяемый сюжет о "тайных желаниях" Путина, коим якобы служит действующий президент, начинает напоминать паранойю. Примечательно, что критические выступления против бывшего президента были более логичны и сдержанны. Теперь же либеральную оппозицию буквально прорвало.

Поводом, как мы знаем, послужили антиамериканские пассажи президента и его предложения о "корректировке" Конституции в отношении сроков президентского правления. Совмещение "в одном флаконе" обоих компонентов не могло не повергнуть российских либералов в уныние. Почему-то именно на этих двух моментах было заострено внимание большинства комментаторов, не только либеральных. Однако именно последние получили недвусмысленный сигнал: действующий президент абсолютно не намерен ассоциировать себя с нынешней оппозицией. Очевидно, именно такой неожиданный крен стал причиной истерической реакции наших патентованных демократов: Дмитрий Медведев, на которого российские "правые" возлагали столько надежд, повел себя непредсказуемым образом. Но если это так, то все их суждения насчет реализации тайного плана по возвращению Владимира Путина на пост главы государства стремительно теряют свою убедительность.

В самом деле, если признать, что Дмитрий Медведев является марионеткой в руках бывшего президента, как на том теперь настаивают либералы, то в этом случае возникают два взаимосвязанных вопроса. Первое: был ли повод у самих либералов до последнего времени связывать с Медведевым надежду на грядущую "оттепель" (а именно такие надежды постоянно проговаривались в кругах либеральной оппозиции)? Второе: был ли у самого Медведева повод так громко заявить о себе, обозначив от своего лица целую программу с отчетливо директивными установками? Согласимся, что декоративному правителю не подобает так откровенно связывать исторические вехи с собственной персоной, претендуя чуть ли не на открытие новой эпохи. Кроме того, если Послание готовилось под интересы бывшего президента, то с какой стати понадобилось так серьезно менять его формат и насыщать многими другими вещами, которые не только не вписываются ни в какие планы Путина, но и прямо противоречат идейным установкам, что были заданы в годы его правления?

Смена тренда

Напомним, что выстраивание путинской "вертикали власти" осуществлялось в условиях громкого идеологического сопровождения. В стране открыто возрождался культ централизованного государства. Разговоры о нашем "особом пути" и неприменимости к России западного опыта стали популярны не только в среде кремлевских идеологов, но даже у региональных чиновников. "Запад нам не указ и не пример, у нас свои политические традиции" - такой тренд к исходу правления Путина набирал все большую и большую силу. По сути дела, Россия при Путине вступала с Западом не в военную, не в экономическую, а в идеологическую конфронтацию. В стране утверждалась идеология, близкая сердцу правящей бюрократии и преподносимая обществу как "патриотическая" и "государственническая". Само общество в условиях потребительского бума особо не вникало в философские тонкости и молча соглашалось на любой вариант "патриотизма".

Вот именно против этой идеологической установки направлено послание Дмитрия Медведева. Только в этом контексте раскрывается его подлинный смысл и становятся понятными некоторые философские пассажи. Их полемический характер несомненен. Если хотите, это есть недвусмысленный сигнал, поданный апологетам централизма. Стоит оценить такой пассаж: "В России на протяжении веков господствовал культ государства и мнимой мудрости административного аппарата. А отдельный человек с его правами, личными интересами и проблемами воспринимался в лучшем случае как средство, а в худшем - как помеха для укрепления государственного могущества". Вот вам откровенный ответ упомянутым выше ревнителям нашей "особой" политической традиции.

Приведенные строки выступают в Послании в качестве некоего идеологического фундамента для обоснования курса на демократизацию страны. Разоблачение бюрократии делается с тех же позиций. На том же основании выстраиваются предложения и по усилению роли парламента, и по усилению роли партий при формировании региональных администраций, и, что особенно важно, предложение повысить значение представительных органов местного самоуправления. Все изложено достаточно логично. По сути, в президентском Послании представлен концептуально выстроенный порядок формирования гражданского общества.

Поэтому отнюдь не риторически звучит обозначенная президентом стратегия политических преобразований. Она заявлена не просто откровенно, но на фоне утвердившейся властной вертикали даже дерзко: "Впереди большая работа и серьезные шаги. Это и дальнейшая децентрализация, и гуманизация социального устройства и политической системы. И чем более свободна и разнообразна общественная жизнь, чем динамичнее экономика и острее политическая борьба, тем прочнее и стабильнее должны быть фундаментальные институты демократии, ее, образно говоря, несущие конструкции, на которых держится все здание демократического государства".

Казалось бы, в воздухе запахло долгожданной оттепелью. Президент как будто ориентирует общество на возвращение тех ценностей и того политического устройства, от которых произошел откат за годы путинского правления. Тем не менее российские либералы не спешат аплодировать президенту и оказывать ему моральную поддержку. Известный либеральный оппозиционер Владимир Рыжков заявил в "Новой газете", что "конституционно-демократическая риторика Медведева не должна никого обманывать". В обращении представителей Объединенного гражданского фронта Медведев вообще был назван спикером "правящего клана временщиков". Чтобы поставить под сомнение все апелляции президента к демократическим ценностям, либеральные публицисты вытащили на свет не очень остроумную версию о хитрой политической игре Кремля в доброго и злого следователя. Она стоит того, чтобы рассмотреть ее отдельно.

Президентская оппозиция

Вспомним: чуть меньше года назад, когда гражданам было названо имя преемника Путина, политологи стали дружно расшифровывать интригу (как им казалось) этого выбора. Тогда-то, собственно, и родилась версия, будто в будущей политической конфигурации Дмитрий Медведев обязан исполнять роль носителя демократических ценностей, дабы отвлекать внимание западной общественности от наших внутренних авторитарных безобразий. Так родилось устойчивое представление о Медведеве как о "добром следователе", призванном не руководить, не управлять, а именно "успокаивать" общественность.

После откровенных антизападных выпадов, на которые не решался даже Путин, стало ясно, что на роль "успокоителя" Запада президент Медведев явно не подходит. Даже наоборот. Осталось использовать данный тезис только применительно к внутренней аудитории, что мы и услышали от либеральной оппозиции. То есть, что бы ни говорил президент - это-де не более чем хорошо разыгранный спектакль, где главным режиссером является реально "злой следователь" Путин.

В сложившейся ситуации данная версия неизбежно порождает вопросы. Например, с какой частью населения, грубо говоря, заигрывает действующий глава государства, используя свою "конституционно-демократическую риторику"? Большая часть, как известно, давно уже не испытывает никакого пиетета в отношении либеральных ценностей, о чем свидетельствует хотя бы низкая популярность самих либералов и высокий рейтинг "душителя демократии" Путина. Для кого, в таком случае, предназначались заявки на развитие демократических институтов? Западная общественность - в свете предложений по размещению ракет "Искандер" - отпадает совершенно. Либеральная интеллигенция? Но ее мнение власть игнорирует уже давно и, как видим, на этот раз именно либералы были разочарованы больше всех.

Поэтому в таких условиях роль "доброго следователя" становится избыточной. По крайней мере, не было абсолютно никакого смысла удлинять выступление президента описанием планов по демократизации страны. Для осуществления "тайных желаний" Путина президентское Послание можно было бы сделать в два раза короче.

Однако именно эти демократические пассажи абсолютно не вписываются в парадигму "доброго следователя". По одной простой причине - все они бросают тень на репутацию бывшего президента и предлагают открытую ревизию итогов его правления. Рассуждения Медведева насчет государственной бюрократии можно было бы отнести к обычной риторике, если бы не озвученные вслед за этим конкретные предложения. Речь идет об изменении порядка прохождения в Думу мелких партий, об изменении порядка выдвижения кандидатов в губернаторы, об отмене денежного залога, изменении порядка формирования Совета Федерации, о снижении минимального количества членов организации для ее регистрации в качестве новой политической партии. Что это, как не открытое намерение отменить и исправить все то, что возникло как раз в ходе укрепления путинской властной вертикали? Мало того: предлагая повысить роль представительных органов местного самоуправления - вплоть до возможностей устранения муниципальных руководителей, Дмитрий Медведев идет еще дальше, перечеркивая тенденцию, что наметилась еще с октября 1993 года, после расстрела Дома Советов. И в этом контексте предложение президента поставить под контроль парламента правительство выглядит как попытка отказаться от "демократии" в трактовке бывших партаппаратчиков и офицеров советских спецслужб. Если следовать духу Послания, то подлинная демократия в России должна начаться именно с Дмитрия Медведева - человека, не отягощенного советским прошлым. Согласимся, что для исполнителя "тайных желаний" Путина это слишком серьезная претензия.

Интеллектуальная революция

Некоторые местные политики уже полгода назад, после первых выступлений Дмитрия Медведева, поняли одну простую вещь - чтобы отстаивать свою позицию перед лицом региональных и муниципальных чиновников, нет нужды становиться непримиримым оппозиционером, примыкать к либеральным правозащитникам или вставать под знамена всяких уличных фронтов. Достаточно просто открыто принять сторону... нового президента. Как выразился один новосибирский депутат, "предложения Медведева - самая мощная дубина, которой можно теперь крушить любую администрацию". И в этом есть доля истины: уже не один месяц депутаты могут наблюдать, как после каждого президентского выступления в рядах местной бюрократии появляются признаки растерянности. Если пункты Послания начнут претворяться в жизнь, растерянность наверняка перерастет в панику.

Причина здесь проста. Президент Медведев преподносит себя в качестве современного руководителя-интеллектуала, по-европейски рационального и юридически подкованного. В то же время подавляющее большинство представителей госаппарата и муниципальных служащих еще несут на себе печать советского прошлого. Многие из них не блещут ни интеллектом, ни юридической грамотностью, ни даже элементарной правовой культурой. Они не современны и не креативны. Этот стиль в нашей политике был задан давно, и именно на него обрушился новый президент.

В этой связи рассуждения Дмитрия Медведева о повышении эффективности государственного управления, о развитии институтов инновационной экономики и демократии отнюдь не выглядят краснобайством. В его искренности на сей счет сомневаться не приходится - это естественная реакция образованного и рационального человека на косность и отсталость российского чиновничества. Проблема нашей власти даже не в том, что она пронизана коррупцией. Проблема в том, что она некомпетентна и в интеллектуальном плане не соответствует требованиям времени. Коррупция зачастую является следствием этой некомпетентности и отсталости - примитивное сознание подчиняется столь же примитивным инстинктам.

Отсюда становится понятным, почему президент уделил в своем Послании столько внимания исправлению системы образования и созданию кадрового резерва для управления, оставив в стороне обсуждение мер по выравниванию непростой ситуации в экономике. Как мы понимаем, эффективная борьба с кризисом невозможна при отсутствии необходимых отлаженных инструментов. Президент ясно дал понять, что существующая государственная бюрократия таким инструментом быть не может в принципе. Это уже отчетливый намек на планируемое кадровое обновление за счет привлечения к управлению новых, креативных и образованных граждан. Президент намерен стать знаменем этого процесса. Вопрос лишь в том, не дадут ли старые кадры этому знамени упасть.

***

НЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ НАЧИНАТЬ ВСЕ СНАЧАЛА

Директор ассоциации "Сибакадеминновация", директор по развитию ОАО "Технопарк Новосибирского Академгородка" Андрей Ременный

- На ваш взгляд, почему президент Медведев, по сути, не затронул направление функционирования научной деятельности в стране?

- На этот раз Послание было посвящено самим основам правового государства и критике бюрократии. Поэтому логично, что на фоне такой глобальной темы все остальное прозвучало рефреном. По поводу науки и инноваций Медведев дал ссылку на свою программную речь в Красноярске, упомянув о четырех "И" и добавив к ним пятое - интеллект. Что касается других директивных идей в этой области, то они сосредоточены в одном абзаце выступления, касающегося

"охоты за головами", формирования сильных государственных и частных центров разработки новых технологий, инновационного бизнеса. Значит ли это, что президент махнул рукой на испытанные научные кадры, не надеясь дождаться свежих идей и ярких проектов, - каждый волен трактовать по-своему. Но программа "охоты за головами" и возвращения ученых из-за рубежа уже стартовала по ФЦП "Научные и образовательные кадры" Минобрнауки. С другой стороны, основные системные задачи, озвученные президентом, - построение независимой и квалифицированной судебной системы, расширение экономической, предпринимательской свободы, развитие самоуправления и ограничение бюрократии - действительно больные и актуальные темы, которые значат для реального развития науки и высокотехнологичного бизнеса гораздо больше, чем вопросы текущего финансирования.

- Президент вскользь упомянул о необходимости ускорить формирование сильный государственный и частный центров разработки новый технологий. Как вы считаете, можно ли говорить о конкурирующей и заодно - дублирующей функции таких корпораций всей системе РАН?

- Вся история советской науки доказывает, что у нас есть только один способ организации исследований, дающий гарантированный результат мирового уровня. Этот способ заключается в назначении выдающегося администратора (или ученого с выдающимися организаторскими способностями) ответственным за решение задачи и наделение его неограниченным ресурсом. Как правило, все такие задачи были связаны с разработкой изощренного орудия убийства и его доставкой к месту проживания потенциального противника. Тем не менее достойно удивления, как много людей подобного масштаба было выдвинуто в годы войны и сталинских репрессий, и непонятно, куда они делись теперь. Усредненная позиция руководителей науки сегодня выглядит так: "Мы занимаемся фундаментальной наукой и просим не отвлекать нас по пустякам". Правда, никто не может внятно объяснить, что, собственно, понимается под фундаментальной наукой, тем более почти никто не может предъявить публикации в уважаемых мировым сообществом научных журналах. За рубежом никто не озадачивается проблемой деления науки на "престижную" фундаментальную и "непрестижную" прикладную. Не до этого им. Весь предыдущий конфликт между Минобрнауки и Академией наук заключался в том, что министерство пыталось внедрить на нашей почве аналог организации научных исследований, скопированный с западной модели (определение актуальной тематики, организация конкурсов, экспертиза с привлечением ведущих ученых). Однако заморская система привела к полному ступору российской науки - теперь ученым совершенно не осталось времени на исследования, они первую половину года пишут заявки на конкурсы, а вторую половину составляют отчеты в соответствии с драконовским правилами Минфина по строгой отчетности государственной копейки. Пример "Роснанотехнологий" показывает, что руководство страны все-таки решило действовать по гарантированному рецепту советской системы - во главе проекта поставлен выдающийся администратор, а в экспертный совет привлечены выдающиеся ученые. На расходы им предоставлена огромная сумма. Надо отметить, что эксперимент развивается вполне успешно. В РОСНАНО собралась молодая энергичная команда, которая быстро наращивает квалификацию. Сейчас они выбирают лучшие проекты, способные перерасти в масштабное производство высокотехнологичной продукции. Как только будут сняты сливки с уже имеющихся разработок, РОСНАНО, по-видимому, подойдет к поддержке и развитию перспективных НИОКР, а дальше, не исключено, будут отменены ограничения на участие только в проектах, связанных с нанотехнологиями. Условия инвестирования, предлагаемые корпорацией, вполне "дружелюбны" к владельцам научных разработок. РОСНАНО имеет и другие цели, нежели поддержка инноваций. Это огромный холдинг (около 200 предприятий), всасывающий все, что не вошло в другие оборонные холдинги. Трудно судить о его задачах и экономической целесообразности. Возможно, так государство пытается защитить остатки оборонки от рейдеров. Под государственным институтом поддержки инноваций президент, очевидно, имел в виду и Российскую венчурную компанию (РВК). Там сосредоточено 15 миллиардов государственных рублей, предназначенных для вложения в венчурные фонды. Однако идеология венчурного инвестирования продвигается в России с большим трудом (как и все зарубежные задумки такого рода). Сейчас у нас около 20 венчурных фондов с государственным участием, но проинвестированных проектов меньше, чем самих фондов.

- "Реальна помочь малому и среднему бизнесу в создании инновационный предприятий" - также президентское высказывание. Такое впечатление, что Дмитрий Медведев и не знает, как развернуть эту постановку, поскольку в действительности не сталкивался с проблематикой инновационного поля.

- Заклинания о поддержке инноваций и высоких технологий приняли характер затяжной кампанейщины без реальной фокусировки на проблемах этого сектора. Свободные экономические зоны и технопарки в правительстве, по большому счету, никому не нужны. Например, в Минсвязи, ответственном за госпрограмму строительства технопарков, до сих пор нет даже ответственного за нее чиновника. Все вопросы по выделению земель и началу финансирования решаются только после личного вмешательства президента. Об эффективности венчурных фондов в наших условиях я уже говорил. Специфика высокотехнологичных предприятий - это высокие расходы на НИОКР, высококвалифицированные кадры, особые требования к производственным помещениям, уникальное оборудование, большой объем экспортно-импортных операций. По всем этим факторам ни экономическая среда, ни законодательство не дают инновационным предприятиям преференций, а зачастую и противодействуют. Например, таможенные правила и процедуры как будто специально написаны таким образом, чтобы затруднять экспорт высокотехнологичной продукции и ограничивать ввоз современного производственного оборудования. Инновационные компании не могут получить кредит в банке, потому что их залоги не обладают ликвидностью. Финансовый кризис уже вызвал цепочку неплатежей со стороны сырьевых и металлургических корпораций за поставленную продукцию - приборы и технологии. Мало того, правительство для поддержания ликвидности банков ввело ежемесячные платежи по налогам, что лишает предприятия реального сектора оборотных средств. Парадокс! Банковскую систему, которой нет дела до реального производства, теперь спасают за счет удушения этого производства! Вот проблемы, которые надо решать на государственном уровне. Дело за малым - найти в правительстве талантливого администратора, который за них возьмется. После кризиса 1990-х годов мы долго восстанавливали этот тонкий слой специалистов и профессиональных компетенций в сфере высоких технологий. Хочется верить, что текущий кризис не заставит нас начинать все с начала. Интервью взял Николай Самсонов

***

ГОСРЕГУЛИРОВАНИЕ ПОЛЕЗНО

Александр Панько, владелец девелоперского предприятия ООО "Развлекательный центр "Ерши", депутат Думы города Иркутска

- В своем послании президент отметил: "Нельзя забывать слова известного экономиста Василия Леонтьева о том, что систему свободного предпринимательства можно сравнить с гигантским компьютером, способным решать свои проблемы автоматически. Но каждый, кто имел дело с большими компьютерами, знает, что иногда они дают сбой и не могут действовать без присмотра". Ваше отношение к госрегулированию предпринимательской деятельности, насколько действенной эта мера может оказаться в сложившихся условиях?

- На мой взгляд, регулирование предпринимательской деятельности должно входить в функции государства. В госрегулировании особенно нуждаются отдельные отрасли, производственная сфера и экспортно ориентированный бизнес. Приведу пример: емкость рынка круглого леса в Японии - около двух миллионов кубометров в год. Сейчас частные лесопродавцы конкурируют, сбивая цены. В настоящее время государство косвенно регулирует этот рынок, включая такие механизмы, как товарные биржи и меньшие таможенные пошлины на переработанную древесину с большей добавленной стоимостью. Этот процесс, конечно, приносит пользу как государству, которое собирает больше налогов, так и самим предпринимателям, получающим большую прибыль. Но с помощью усиления государственного регулирования поставок круглого леса можно было бы получать большую прибыль на внешнеторговых операциях. Похожая картина и в других сферах деятельности.

- Стоит ли ожидать серьезный законодательный инициатив в плане борьбы с коррупцией? Какие изменения, по вашему мнению, необходимы в этой области?

- Я пока не ознакомился с полным текстом законопроекта о борьбе с коррупцией, но из услышанного совершенно очевидно, что работа предстоит масштабная.

- Как вы прокомментируете предложение президента обязать государственный и муниципальный служащий декларировать сведения об их доходах? Насколько реализуема данная мера в нынешний условияи?

- Проблему коррупции не решить просто декларированием доходов чиновников. Необходимо устранять точки возникновения коррупции: вносить поправки в "спорные" законы, регламенты и положения, значения которых могут трактоваться двояко; вводить соответствующие современным стандартам СНиПы, ведь подобные разночтения чаще всего и становятся поводом для возникновения коррупции.

- Еще одна цитата: "Нужно предпринять практические шаги по усилению роли рубля в качестве одной из валют международный расчетов. И, наконец, начать переход к расчетам в рублях - который мы, к сожалению, затянули - конечно, прежде всего за газ и за нефть. Надо стимулировать размещение новый эмиссионный ценный бумаг именно в рублях и желательно на российском рынке. Конечная цель всей этих процессов - сделать рубль одной из региональный валют". Насколько реальна данная цель? Что нужно сделать для ее достижения в нынешний условияи?

- Усиление роли рубля в международных расчетах совершенно необходимо. На рынки Европы и Америки наша страна должна заходить с ценами на энергоносители, которые измеряются в национальной валюте, приучать партнеров к расчетам в рублях и вкладывать их в национальную экономику. Покупать на средства Стабфонда американские ценные бумаги с доходностью в 1, 5 процента годовых, мне кажется, не совсем эффективно - вместо вложения средств в собственную экономику мы финансируем чужую. А ведь при избытке средств на финансовом рынке можно снизить кредитную ставку, что позитивно скажется на реальном секторе экономики.

- Насколько взвешены, на ваш взгляд, оценки президента общего состояния мировой экономики и возможностей России осваивать высвобождаемые в мировой экономике ниши?

- Для меня очевидно, что президент очень хорошо ориентируется в ситуации и понимает, как использовать кризис для российской экспансии на международные рынки. Я поддерживаю позицию президента и правительства - если есть такая возможность, ею необходимо воспользоваться.

Интервью взяла Екатерина Анисимова

***

УПУЩЕННЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Заместитель директора Института экономики и организации промышленного производства СО РАН (Новосибирск), член-корреспондент РАН Виктор Суслов

- Какова ваша общая оценка экономической части в выступлении президента Дмитрия Медведева?

- Меня смутило несколько обстоятельств. Прежде всего - некий юридический, правовой фетишизм: принято или будет принято соответствующее законодательство, и все станет хорошо. В частности, удивило не совсем оправданное представление президента о том, что возможно сформировать основу для создания в России одного из мировых финансовых центров, усилить роль рубля в качестве одной из валют международных расчетов. К сожалению, опять же, это станет реальностью, по мнению Дмитрия Медведева, благодаря принятию пакета законов. Декретами такие вещи не решаются. Вот такое явное преобладание подхода с точки зрения права и юрисдикции проходит красной нитью сквозь Послание, не только через его экономический блок. Это, конечно, важные вещи, но не могут экономические процессы быть полностью зависимыми от законотворчества. Может ли страна, которая по уровню ВВП на душу населения находится в пятом десятке, в три-четыре раза отставать по этому показателю от ведущих стран мира, рассчитывать на признание ее валюты в качестве мировой? Наверное, нет. Что-нибудь сделать в этом направлении в рамках СНГ - да, возможно, и то не со всеми. Можно было бы попробовать усилить влияние рубля при международных расчетах, например, с Казахстаном, Белоруссией, хотя постсоветская политика привела к тому, что мы ссорились с некоторыми странами СНГ все больше и больше.

В общем, завиральные идеи по поводу рубля как международной валюты вызывают вопросы, а рассчитывать на признание в изменяющейся мировой финансовой архитектуре страны с такой слабой финансовой системой как у нас, не приходится.

Другое дело, что ситуация сейчас будет меняться, и доллар вряд ли сохранится как главная мировая валюта, я не буду здесь оригинален. Произойдет сегментация финансового рынка, образуются целостные азиатский, европейский и североамериканский рынки. Рубль останется в далеком тылу европейских валют, возможно, какое-то значение будет иметь в азиатских валютах. Но далеко не первостепенное.

- В чем, как вы думаете, причина поверхностного изложения экономического блока?

- Медведев отлично образованный юрист, но, по-видимому, его окружают слабые экономисты. Я не уверен в том, что скажу сейчас, но думаю, что Аркадий Дворкович, помощник президента, далеко не светоч экономической мысли. Получается, что Медведеву в экономической части просто оказалось нечего сказать в Послании. Все остальное - только предположение, мы же не знаем точно, что там происходит.

- Можно ли говорить о том, что эту задачу он переложил на премьер-министра, который практически в ежедневном режиме занимается экономическими вопросами?

- Может быть, между ними и существует негласное разделение труда. Тот же Путин такие вопросы ставил и как президент, и продолжает их решать как глава кабинета министров. Президент сейчас - больше имиджевая фигура, и сейчас он стремится набирать вес во внешней политике. Но президентское Послание есть президентское Послание, и в нем нельзя было обойти вопросы экономики государства.

- Что было упущено в выступлении?

- К сожалению, многое не отражено в отношении внутренней экономики страны, не обозначено никаких стратегических аспектов будущего России. В то время как вопросы, связанные, например, с инновационным путем развития российской экономики, являются центральными. Концепция долгосрочного развития государства до 2020 года, подготовленная Минэкономразвития, построена на основе инновационного сценария. В послании об этом речи не идет, кроме уже немного устаревших лозунгов, типа пятого "И" - "интеллекта".

Ничего не сказано о задачах экономической безопасности страны. А этот вопрос становится очень и очень актуальным. Президент недавно совершил поездку на Дальний Восток, был в Сибири и, вероятно, хорошо представляет экономические и социальные проблемы этих регионов. Сложно поверить, но сегодня Дальний Восток все больше оказывается не в "экономической юрисдикции" остальной части России. У него уже гораздо больше связей с Китаем, Японией, США, чем с центральными территориями нашей страны.

Также совершенно не раскрыта экономическая политика в пределах стран СНГ, хотя именно здесь имеются реальные шансы. Если деловые и торговые связи со многими европейскими странами у нас неплохие, но они не могут быть настолько тесными, как с соседями, являющимися нашими естественными партнерами. Есть, конечно, позитивные аспекты в области военной безопасности, связанные с решением о не расформировании ракетных бригад, размещением ракет на западной границе страны. Мне кажется, что президент Медведев прекрасно разбирается во внешней политике, в дипломатии, поэтому решения и направления действий в этих сферах становятся у него более яркими и успешными. Интервью взял Николай Самсонов

***

ВОПРОС В ПОДХОДЕ

Председатель Думы города Иркутска Андрей Лабыгин

- Нельзя не согласиться с цитатой известного экономиста Василия Леонтьева, которую привел Президент России Дмитрий Медведев в своем Послании, в той части, которая касается бизнеса, работающего в социальной сфере. Самый близкий пример - маршрутные такси, где перевозчики не могут самостоятельно регулировать отношения на рынке. Мы убедились, что без посредника в лице муниципалитета иркутские перевозчики не смогли выработать для себя регламенты, регулирующие отношения между ними. Иркутяне страдали от хронических нарушений интервалов движения, дефицита транспорта на одном маршруте, в то время как на другом наблюдалось излишнее количество транспортных средств. Стоит ли ожидать серьезных инициатив в борьбе с коррупцией? На мой взгляд, эти проблемы давно известны, необходимость в действиях назрела, уже подготовлен план борьбы на всех уровнях - федеральном, областном, муниципальном. Учитывая настойчивость, с какой президент говорил об этом в Послании, я считаю, что в этот раз не получится обсудить и позже спустить этот вопрос на тормозах. Есть понимание, инициативы будут внесены, а порядок наведен. Когда начнется системная работа в этом направлении, безусловно, стоит ожидать успехов.

Декларирование доходов государственных и муниципальных служащих и сейчас существует. Вопрос в подходе: проработанности требований по составлению деклараций. Служащие заполнят и сдадут декларации - на то они и служащие, им деваться некуда. Можно ли достичь эффекта - зависит от того, как будут регламентированы требования к декларациям, четко ли определено, кто является членом семьи служащего. Момент с декларациями тонко связан с вопросами о гражданских свободах. Не нарушает ли обязанность подавать декларацию охраняемые законом интересы членов семьи? Кроме всего прочего, на государственной и муниципальной службе ощущается дефицит квалифицированных кадров, которые работают в интересах государства с заданными ограничениями. Пойдут ли в "команду страны" люди при наличии таких "обременении" для себя и своих близких? Вполне компетентные специалисты могут выбрать и бизнес, где таких ограничений нет.

АНИСИМОВА Екатерина


Место проведения: