Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Бизнес-ангелов вернули на землю

16.12.2008
Источник: BFM.RU

По оценкам Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ), инвестиции в инновационный сектор в 2008 году составили 1,3 трлн рублей, из которых 945 млрд были выделены государством. При этом в ноябре расходы частных компаний на реализацию инновационных проектов сократились почти на 80%, бизнес-ангелов — на 50%, венчурных фондов — на 40%, а общие потери рынка инноваций с начала кризиса составили 250 млрд рублей.

По оценкам аналитика ИК «Финам» Татьяны Меньковой, в текущем году объем венчурных инвестиций в России (без учета государственных инвестиций и внутренних инвестиций компании в новые разработки) составит 0,8-1 млрд долларов. «В следующем году этот показатель, скорее всего, сохранится на таком же уровне. Это обусловлено снижением стоимости венчурных проектов, а также определенным сокращением активности инвесторов. Его нельзя назвать очень существенным, но многие фонды, которые ориентированы на инвестирование «чужого» капитала, могут столкнуться с проблемой нехватки ресурсов», — рассказывает Менькова в интервью BFM.ru. По ее мнению, в нынешних условиях для многих инвесторов венчур снижает свою привлекательность, так как потенциальная доходность альтернативных направлений вложений (в те же акции) сейчас также очень велика. Скорее всего, список приоритетов инвесторов принципиально не изменится — IT, новые материалы, машиностроение, химия.

«Российская венчурная компания» (РВК) (капитал 30 млрд рублей) завершила формирование четырех венчурных фондов, общим объемом 9,8 млрд рублей. К фондам «ВТБ-Фонд венчурный» (объем 3,061 млрд рублей) и «Биопроцесс Кэпитал Венчурс» (3 млрд рублей) теперь добавились «Максвелл Биотех» (3,061 млрд рублей), «Лидер-Инновации» (3 млрд рублей), «Тамир Фишман Си Ай Джи» (2 млрд рублей) и «С-Групп Венчурс» (1,8 млрд рублей). Таким образом, число фондов, сформированных РВК, достигло шести, при их общем объеме 15,9 млрд рублей.

Участниками фондов стали крупные финансово-промышленные группы, такие как «Северсталь» (со-инвестор фонда «С-Групп Венчурс») и Газпромбанк (со-инвестор фонда «Лидер-Инновации»).

Основные направление, в которые инвестирую фонды, входящие в РВК — информационно-телекоммуникационные технологии, нанотехнологии, рациональноеприродопользование, энергетика, биотехнологии.

По словам директора по инвестициям РВК Яна Рязанцева, спада на российском рынке венчурных инвестиций не ожидается. С ним согласен член совета директоров «Максвелл Эссет Менеджмент» (управляющая компания фонда «Максвелл Биотех») Дмитрий Попов: «Сформированные фонды сохранят свою инвестиционную активность, поскольку выделенные средства управляющих компаний должны работать. В нынешней ситуации, когда активы сильно подешевели, а деньги подорожали, можно говорить об уменьшении инвестиций. Но в итоге общая доходность от проектов должна быть намного выше, поскольку через 3-5 лет рыночная ситуация должна стабилизироваться».

Ограничение доходности РВК путем выкупа принадлежащих ей инвестиционных паев венчурного фонда составляет 5% годовых, но не выше среднегодового уровня инфляции.

Создаваемые с участием РВК венчурные фонды инвестируют средства в ценные бумаги российских инновационных компаний, находящихся на ранней стадии развития. Годовая выручка этих компаний не превышеат 150 млн рублей, а деятельность – соответствует одному или нескольким приоритетным направлениям развития науки, технологий и техники РФ.

Впрочем, в РВК заявляют, что с учетом нынешних кризисных условий намерены стимулировать активность частных инвесторов, снижая стоимость «входного билета» при вхождении в капитал фонда, а также упрощения сроков конкурсного отбора. По словам гендиректора РВК Алексея Коробова, на сегодняшний день минимальные инвестиции за участие частной компании в формировании венчурного фонда, при условии, что РВК будет принадлежать в нем 49%, составляют 600 млн рублей, максимальные — 1,5 млрд рублей. «Несмотря на финансовый кризис, инвесторы хотят участвовать в венчурных проектах, но не готовы платить за это 0,6-1,5 млрд рублей», — сетует Коробов. Поэтому РВК в 2009 году планирует снизить минимальный порог инвестиций с 600 млн рублей до 300-500 млн рублей.

Еще одна проблема, по мнению Коробова, в том, что сейчас от даты объявления конкурса по выбору инвесторов до начала исполнения финансовых обязательств проходит около восьми месяцев. «Для инвесторов в условиях кризиса — это некомфортно. Мы подумаем, как можно сократить срок», — заявил гендиректор РВК.

В условиях кризиса стала заметна новая тенденция: превращение венчурных фондов в фонды прямых инвестиций (private equity).

Фонды стали чаще вкладываться в проекты на стадии роста и осуществлять прямые инвестиции, обращая меньше внимания на стартапы и проекты в «посевной» стадии. «Командам венчурных фондов становится труднее привлекать денежные средства от пайщиков (limited partners). При этом, меняется сам профиль сделок: поскольку активы дешевеют, то венчурным фондам стало выгоднее инвестировать в компании, которые уже генерируют выручку, чем в стартапы, которые, как правило, начинают приносить доход через три года», — отмечает директор по инвестициям фонда ABRT Николай Митюшин. По его словам, проект на стадии роста генерирует, как правило, выручку от 1,5-2 млн до 4 млн долларов, а сделки по инвестированию в компании с выручкой более 4 млн долларов классифицируются, как private equity.

В следующем году сложнее всего будет работать фондам с небольшим капиталом, которые нацелены в основном на инвестирование в стартапы и на проекты в «посевной» стадии, отмечает Николай Митюшин: «Объем средств, которые пайщики этих фондов зарабатывали на рынках ценных бумаг, в девелопменте, в нефтяном секторе, сейчас уменьшился. Поэтому в будущем таким фондам придется более активно искать новых партнеров, или свернуть свои инвестиционные программы».

Проблем у РВК тоже не предвидится: партнерами этого фонда является государство, и бюджеты для инвестиций на следующий год уже сформированы. ABRT же генерирует средства для дальнейшего инвестирования за счет своего основного бизнеса — компании VEEAM (работает на рынке виртуализации, принадлежит основателям фонда Андрею Баронову и Ратмиру Тимашеву).

Тенденция превращения венчурных фондов в фонды прямых инвестиций происходит и в развитых странах. Так, партнер по рынку прямых инвестиций Эндрю Робертс (Andrew Roberts) из юридической компании Travers Smith в интервью Reuters отмечает, что пока в этом сегменте будут происходить некрупные сделки — объемом в сотни миллионов долларов, а не миллиарды.

За девять месяцев 2008 года в Великобритании состоялось только 15 выкупов публичных компаний частными (public-to-private buy-outs), согласно данным Centre for Management Buyout Research. При этом приобретение EMAP за 2 млрд фунтов было крупнейшим из них, и всего в трех случаях сумма превосходила 1 млрд фунтов [EMAP в том числе].

Для сравнения – в прошлом году было заключено 24 сделки, в том числе речь идет о покупке Alliance Boots за 11,1 млрд фунтов с участием KKR.

И есть предпосылки для роста в этом сегменте, связанные с резким падением стоимости активов. До завершения доткомовского бума состоялись 46 public-to-private сделки в 1999 году и 42 в 2000 – 27,6% и 39,1% соответственно в общем объеме выкупов.

Компании прямых инвестиций надеются, что жесткие условия на финансовом рынке могут вернуть «лучшие времена». Поскольку рынки IPO заморожены и доступ к рынку корпоративного долга и кредитам ограничен, у компаний мало альтернатив.

Ричард Чэпман (Richard Chapman), партнер компании прямых инвестиций ECI Partners говорит, что «сейчас, когда цены на рынке котируемых компаний снизились, открывается возможность для сделок public-to-private – и есть заинтересованные продавцы. Есть стремление у институциональных инвесторов выйти из малых и средних по капитализации компаний».

Сэм Харт (Sam Hart), аналитик брокерской компании Charles Stanley, полагает, что акционеры любой котируемой компании будут очень рады интересу со стороны фондов прямых инвестиций. «Я уверен, что они очень благосклонно отнесутся к любому обращению. И если выдвигаемые (фондами) предложения отражали бы разумную премию к текущей цене акций, я думаю, они бы вполне готовы были их принять», — говори он.

В III квартале 2008 года компании с участием венчурного капитала в результате IPO и сделок по продаже бизнеса (M&A) привлекли всего 4,57 млрд долларов, что на 66% ниже показателя за аналогичный период прошлого года (13,4 млрд долларов). Такие данные представил ресурс Dow Jones VentureSource.

За отчетный период в секторе состоялось 66 сделок M&A общим объемом 4,4 млрд долларов (минимальный объем с четвертого квартала 2003 года и снижение на 65% относительно аналогичного в прошлом году – 12,7 млрд долларов в 116 сделках). IPO провела всего одна компания с венчурным финансированием — Rackspace Hosting, его объем составил 159 млн долларов.

Джессика Кэннинг (Jessica Canning), директор по исследованиям Dow Jones VentureSource уверена, что американская венчурная индустрия сталкивается с худшими за все время условиями на рынке первичных размещений (IPO). «2008 год, в котором по текущий момент для 7 IPO уровень привлечения капитала составил всего 551 млн долларов, может стать самым неудачным за все время — как по числу размещений, так и по ликвидности. Производный эффект, связанный с кризисом на открытом рынке, уже ощущается в сегменте прямых инвестиций. Не имея реальных возможностей выхода в ликвидность, венчурные фонды не будут вкладывать в инновационные технологии и компании, нас может ожидать свертывание активности, которое в долгосрочном периоде скажется на открытом рынке и рынке прямых частных инвестиций».

Джессика Кэннинг говорит, что средний срок венчурного инвестирования до выхода в ликвидность продолжает увеличиваться — для варианта продажи бизнеса (M&A) сейчас он составляет около 6,1 года, средняя стоимость покупки компании при этом снижается (до 56 млн долларов). «В III квартале компании с участием венчурного капитала при продаже приносили на 46% меньше, чем в аналогичный период прошлого года, когда отмечался рост ликвидности», — дополняет она.

На компании в сфере информационных технологий приходилась основная доля M&A: 48 сделок общим объемом более 2,9 млрд долларов (это на 60% ниже прошлогодних 7,3 млрд долларов в 74 сделках). Крупнейшей сделкой M&A в сегменте венчурного бизнеса в третьем квартале стало приобретение за 430 млн долларов провайдера беспроводной инфраструктуры Optasite, Inc компанией SBA Communications.

За III квартал были выкуплены также 11 компаний в сфере здравоохранения, общий объем сделок — 798 млн долларов (снижение на 68% относительно прошлого года – 2,5 млрд долларов при15 сделках).

В потребительском секторе — 110 млн долларов и три сделки. В секторе деловых и финансовых услуг – три сделки на 160 млн долларов.

Единственное приобретение венчурной компании в сфере промышленных товаров и материалов – покупка компанией Boeing бизнеса Insitu Group за 400 млн долларов.


Место проведения: