Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Крах госвенчура или "заказ на РВК"?

18.03.2009
Источник: Наука и технологии РФ

Печально известный скандал, в котором оказалась замешана Российская венчурная компания, получил продолжение. Генеральная прокуратура пошла дальше громких заявлений о нецелевом использовании средств, и в понедельник направила представление о нарушениях в РВК председателю совета директоров компании и одновременно главе МЭР Эльвире Набиуллиной. Однако, если учесть оставшиеся «за кадром» детали, возникает слишком много вопросов.

Популизм как ширма?

Ключевые претензии сотрудников Генпрокуратуры к Российской венчурной компании укладываются в простую формулу: «Инвестиции в депозиты вместо инвестиций в инновации». Напомним, по данным Генпрокуратуры, шесть венчурных фондов, созданных с участием РВК за прошедшие два года, вместо инвестиций в инновационные проекты разместили три четверти средств на банковских депозитах: шесть миллиардов рублей из восьми с половиной. Всё это дало Генпрокуратуре основание «повесить» на Российскую венчурную компанию нецелевое использование бюджетных средств и обвинить в том, что деятельность компании не соответствует уставным целям. Вслед за прокуратурой отметился возмущённой репликой и «главный инноватор» в правительстве Москвы Михаил Вышегородцев. Чиновник абсолютно серьёзно заявил на круглом столе, организованном НАИРИТ в начале марта, что управляющие компании этих фондов «спокойненько разместили деньги в банках» и ничего не хотят делать. А вот если эти компании лишить права «спокойненько размещать», тогда их эксперты и менеджеры «будут бегать, как угорелые, искать, куда инвестировать деньги».

Справка о деятельности РВК (подготовлена Центром "Открытая экономика")

В общем-то, как и следовало ожидать, в ситуации тотального «наезда» на РВК чиновников всех мастей за кадром остался ряд неприметных, но крайне важных деталей.

Первая: четыре из шести закрытых паевых инвестиционных фондов (ЗПИФ) венчурных инвестиций были полностью сформированы только 19 декабря прошлого года.

Если опираться на утверждённые правительством типовые правила доверительного управления (ПДУ) ЗПИФами, которым по закону «Об инвестиционных фондах» должны соответствовать и ПДУ фондов, созданных с участием РВК, управляющая компания получает право инвестировать в проекты только после окончания формирования фонда. Генпрокуратура проверяла состояние дел в ЗПИФах на 20 января нынешнего года, то есть через месяц после того, как управляющие компании четырёх фондов-победителей второго конкурсного отбора получили право инвестировать в проекты.

Четыре из шести венчурных фондов с участием средств ОАО «РВК» были сформированы в конце прошлого года. Только с этого момента управляющие компании этих фондов получили права распоряжаться деньгами.

Второй, ещё более интересный, «пунктик» связан с самим «проектным портфелем» этих фондов. Пакет инвестиционных проектов претенденты должны были предоставить ещё в конкурсных заявках в начале апреля прошлого года. А сами фонды были полностью сформированы только через восемь месяцев. Этот срок вполне достаточен для «устаревания» результатов предварительных экспертиз научно-технической и рыночной перспектив проекта. «Как только был сформирован “Тамир Фишман Си Ай Джи венчурный фонд”, частные пайщики попросили нас обновить информацию о десяти проектах, поданных нами в конкурсной заявке в РВК. “Живыми” остались только два, но даже их повторная экспертиза займёт определённое время, и уж точно не месяц, — говорит генеральный директор Управляющей компании «ЦентрИнвест» Игорь Жилин. — Экспертиза поступивших к нам ещё двух десятков других проектов займёт и того больше: три-четыре-пять месяцев». Эти цифры берутся не с потолка. Например, максимальный срок полного цикла экспертиз проекта (от научно-технической до due diligence), претендующего на инвестиции из средств госкорпорации «Роснано», составляет полгода, в среднем — три месяца. К тому же большинство проектов на стадии предварительной заявки, как правило, «сырые», переговоры с авторами инновационных разработок тоже идут крайне сложно. «Они просто боятся, что имущественные права на их разработки безвозмездно перейдут к “портфельной компании”, в которую инвестирует венчурный фонд», — продолжает Игорь Жилин.

Игорь Жилин: «В случае ликвидации Российской венчурной компании расформировать наш фонд просто так не получится. На это необходимо три четверти голосов пайщиков, а у Российского фонда федерального имущества, который вступит во владение долей государства в фонде, если РВК закроют, будет всего 49 процентов».

Логика, которой нет.

Тем не менее, прокуратура заявила о «нецелевом использовании средств РВК», «несоответствии её деятельности уставным целям» и т.д. Де-факто это означает, что данные обвинения затрагивают и четыре «свежих» фонда. Таким образом, с точки зрения прокуратуры, «соответствие уставным целям» значит, что управляющие компании должны были вбухивать деньги в «прокисшие» проекты через неделю после формирования фондов? Или готовить венчурные проекты к инвестированию «авансом», до того как фонды были бы сформированы, то есть ещё не получив никаких прав на распоряжение деньгами? Но первое заведомо «заблокируют» частные пайщики фондов, у которых 51 процент паёв. Второе изначально выглядит как нонсенс: до того как сформирован фонд, вероятность, что этого просто не случится, исключать нельзя. Тем более, прецедент «фонда-фантома» уже создан. Достаточно вспомнить знаменитую историю со скандальными высказываниями президента компании «Финанстраст» Олега Шварцмана. Израильская финансовая группа «Тамир Фишман» совместно с «Финанстрастом» выиграла первый конкурсный отбор на создание венчурного фонда с участием средств РВК. Но после нашумевшего интервью Олега Шварцмана «Коммерсанту» «Тамир Фишман» отказался создавать фонд.

Справедливости ради нельзя не отметить: один из шести фондов действительно де-факто «заморозил» средства на депозитах. Победитель первого конкурсного отбора Фонд «Биопроцесс Кэпитал Венчурс» по состоянию на февраль 2009 года (когда с момента его формирования прошло больше года) инвестировал только в один проект, сообщили STRF.ru в управляющей этим фондом компании «Биопроцесс Кэпитал партнерс». Сумма инвестиций составила 375 миллионов рублей.

Зато второй фонд, прошедший первый конкурсный отбор, — «ВТБ-Фонд венчурный» — по данным Центра «Открытая экономика» уже в первые полгода своего существования инвестировал 1,3 миллиарда рублей из трёх, утвердив к финансированию 16 проектов. Половина из них принадлежали к сфере ИКТ, шесть представляли собой инвестиции в индустриальные инновации и два — в продвижение принципиально новых технологий.

Каждый созданный с участием средств РВК венчурный фонд имеет право инвестировать средства в течение десяти лет после своего формирования, при этом должен инвестировать не менее чем в восемь инновационных компаний за пять лет. Когда фонды создавались, эти правила у прокуратуры нареканий не вызвали.

Иван Родионов: «Создание венчурных фондов с участием Российской венчурной компании было косвенным методом капитализации банковской системы государством. И именно это в первую очередь, возможно, помогло “оттянуть” начало финансового кризиса с мая прошлого года на сентябрь» Несмотря на неоднозначный опыт, ОАО «РВК» провела второй конкурсный отбор, и тогда никаких громких скандалов не возникло. Прокуратура активизировалась почему-то только сейчас.

Остаётся как бы «за кадром» и последняя важная деталь. Каждый созданный с участием средств РВК венчурный фонд имеет право инвестировать средства в течение десяти лет после своего формирования, при этом должен инвестировать не менее чем в восемь инновационных компаний за пять лет. Когда фонды создавались, эти правила у прокуратуры тоже нареканий не вызывали. И теперь вдруг возникают обвинения в «нецелевом использовании средств», когда ни один фонд не проработал и трёх лет, а четыре из шести — даже полугода. Не удивительно, что в подобной ситуации 80 процентов их денег не будут инвестированы.

Непризнанные заслуги, бессмысленный развал.

Оригинальную точку зрения в защиту РВК высказал известный российский экономист, бывший председатель совета директоров Венчурного инновационного фонда Иван Родионов. По его словам, создание венчурных фондов с участием Российской венчурной компании было, помимо всего прочего, косвенным методом капитализации банковской системы государством, что напрямую законодательство запрещало. В МЭР и Минфине не могли не понимать, что венчурные фонды просто не в состоянии инвестировать все средства. Банки же, используя эти деньги, больше кредитовали реальный сектор экономики. И именно это в первую очередь, как считает г-н Родионов, возможно, помогло «оттянуть» начало финансового кризиса с мая прошлого года на сентябрь, и страна получила три-четыре месяца спокойной жизни. Впрочем, чиновники Генпрокуратуры и примкнувший к ним г-н Вышегородцев едва ли об этом догадываются.

Что в действительности стоит за откровенно странными обвинениями Генпрокуратуры — остаётся только гадать. «Не думаю, что ОАО “РВК” будет в итоге ликвидирована. Это просто не соответствует государственным интересам. И тем более даже в случае ликвидации Российской венчурной компании расформировать наш фонд просто так тоже не получится. На это необходимо три четверти голосов пайщиков, а у Российского фонда федерального имущества, который вступит во владение долей государства в фонде, если РВК закроют, будет всего 49 процентов», — отметил STRF.ru Игорь Жилин.

НАЙДЁН Михаил


Место проведения: