Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Чем будем рисковать

С каким багажом российская экономика выходит из кризиса Практически все эксперты сходятся в том, что промышленный спад в России закончился и разница лишь в прогнозах. Одни утверждают, что нас ждет вторая волна кризиса, предположительно этой осенью. Другие уверены в том, что все плохое уже позади.

Но в любом случае становится актуальным вопрос, выйдет ли наша экономика из кризиса с инновационными заделами для обеспечения последующего рывка или, наоборот, со спасенными, но законсервированными в своей отсталости секторами.

Слишком много сил на спасение Сразу отметим, что результаты проведенных группой специалистов из Высшей школы экономики и Межведомственного аналитического центра исследований наших действий в кризис не радуют. Ученые пришли к выводу, что «крайне мало мер, связанных со стимулированием инновационной активности, повышением эффективности деятельности субъектов естественных монополий и крупных госкомпаний».

При этом хватает громких заявлений, что даже в условиях кризиса государство не отказывается от планов по переводу нашей экономики на инновационные рельсы. На практике же получается несколько иначе. К примеру, в прошлом месяце Минкомсвязи уменьшило финансирование программы развития технопарков в 2009 году в 1,7 раза. Это означает, что почти половина ранее заявленных проектов не получат инвестиций.

О развитии нанотехнологий говорят как о проекте, который должен быть сопоставим по потенциалу с советским атомным. И в то же время у госкорпорации Роснано временно изымают в бюджет 85 млрд рублей. А у нас в России нет ничего более постоянного, чем временное.

И начинает складываться впечатление, что в тучные годы при обилии нефтедолларов, когда разрабатывалась программа инновационного рывка России, мы наметили цели, которых не позволяет достигнуть имеющийся уровень развития нашей экономики. Наиболее наглядный пример в этом плане - судьба Российской венчурной компании (РВК), одного из основных инструментов по внедрению высокотехнологичных новаций. Как образно выразился эксперт в венчурной сфере Кирилл Кучкин, РВК «отправили в дорогу, дав кусок железа, напильник и лопату, чтобы по пути построили машину, проложили шоссе и не забыли сделать бензин».

Гладко было на бумаге Оказалось, что в стране нет достаточного количества прорывных идей, и слишком долго из ложной стыдливости не признавалось, что у нас отсутствует индустриальная площадка для высоких технологий. То есть создаваемые инновации в первую очередь будут внедряться на Западе - там же, соответственно, будут получать прибыль от их внедрения, возникнут рабочие места, пойдут налоговые отчисления. Российским же бонусом станет создание управленческих команд, инфраструктуры, правил игры. Тоже хорошо, но не жидковато ли?

Еще на одну проблему указывает министр науки и промышленной политики Москвы Евгений Пантелеев - в России почти исчезли отраслевые институты, занимавшиеся в СССР внедрением научных разработок. «У нас всегда была неплохая Академия наук, у нас сегодня остались приличные ученые. Есть промышленные предприятия, но связку между ними всегда осуществляла отраслевая наука, - говорит столичный министр. - Но во времена приватизации все отраслевые институты купили под офисы, что и создало сегодняшние проблемы. Мы в Москве начинаем создавать инжиниринговые фирмы, которые могли бы сделать связку между инновацией и внедрением. Но этот процесс пока еще не набрал обороты».

Пока же «набрала обороты:» Генпрокуратура, которая отрапортовала о «нарушениях в деятельности РВК» и вынесла предостережение в адрес гендиректора компании. После чего тот подал в отставку, а вслед за ним уволились еще два топ-менеджера. А Генпрокурор Юрий Чайка даже выразил сомнение в целесообразности дальнейшего существования РВК. Видимо, научно-технический прогресс берется двигать сама Генпрокуратура, как это делал в сталинские годы НКВД, создавая «шараги», где работали специально арестованные для этого ученые и инженеры.

Справедливости ради следует отметить, что в активе венчурной компании есть несколько успешных проектов. В частности, созданный при поддержке РВК «ВТБ Фонд венчурный» удачно вложился в новую программу по защите от компьютерных вирусов, и она поступит в продажу в 2010 году. «За этим мегахитом будут охотиться все касперские, чтобы заменить сотни своих программистов, которые «ломают» новые вирусы вручную», - гордится управляющий директор фонда Андрей Морозов, проработавший семь лет менеджером инвестпроектов в Кремниевой долине, США.

Очевидно, что от гигантомании, присущей начальному этапу придания отечественной экономике инновационного характера, придется отказаться. К примеру, нет у нас условий для создания больших технопарков с площадями в 100- 200 га. Но вместе с тем никто не отменял целевую установку принятой Стратегии развития России - к 2020 году войти в пятерку самых развитых экономик мира. Тем более что наши будущие соседи по «пятерке», скорректировав свои инновационные планы, сконцентрировали усилия на наиболее перспективных направлениях.

Конкуренты не дремлют Это видно по недавно принятому конгрессом США бюджету на 2010 год. Больше денег, чем в текущем году, выделено на создание новой отрасли альтернативных видов энергии - солнца, ветра и прочих.

В транспортной сфере предполагается создание скоростных железнодорожных сетей наподобие хайвеев, которые существуют для автомобилей. Сами же машины должны минимально потреблять бензин, а часть из них работать на самозаряжающихся электробатареях.

В медицине упор будет сделан на активизацию исследований в области лечения раковых заболеваний, на что выделяется вдвое больше денег, чем в 2009 году. Япония хоть и отказалась от намерения к 2025 году высадить на Луне своих астронавтов, но космическую программу не сворачивает. Астронавтов заменят роботы. И японцы, контролирующие 70 процентов мирового рынка промышленных роботов, намерены и дальше вкладываться в это направление. Чтобы появились, к примеру, роботы-медсестры, так как пожилых людей становится все больше и не хватает персонала для ухода за ними.

В ближайшие три года планируется создать до двух миллионов новых рабочих мест в «экологически дружественных» производствах. И значительно увеличены стимулы для тех, кто делает ставку на разработку новейших «зеленых» технологий, наносящих минимальный ущерб природе.

Титановая точка роста К слову, и у нас в Свердловской области есть то, что могло бы стать инновационной точкой роста. Это титановая корпорация в Верхней Салде. Тем более что в этом месяце ею подписан контракт с «Аэробусом» на поставку своей продукции в течение девяти лет. Аналогичное соглашение, но на меньший срок - до 2015 года - имеется и с «Боингом». То есть созданы условия для превращения «ВСМПО-Ависмы» в базу для инновационных технологий.

И потому есть резон вернуться к идее создания «Титановой долины» в Верхней Салде, которая пропагандировалась до кризиса. Но, конечно, без тогдашних излишеств. К примеру, вряд ли стоит настаивать на том, чтобы это образование носило статус особой экономической зоны. Есть ведь и другие механизмы для привлечения инвесторов.


Место проведения: