Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Правила игры

Не так редко проблемой в организации госрегулирования в России становятся не неудачи госпроектов в какой-либо области, а их успешность. На прошлой неделе на очередном Global Technology Symposium (GTS) в Стэнфорде, крупнейшей ориентированной на Россию встрече представителей венчурного бизнеса, это можно было наблюдать наглядно — если бы все было плохо, это бы никого не беспокоило. Но на GTS в 2010 году все, по оценкам представителей венчурных фондов Силиконовой долины, присматривающихся к партнерам, было даже слишком живо.

Генеральными спонсорами GTS в 2010 году стали российские структуры из инновационного блока: Российская венчурная компания (РВК), "Роснано" и фонд "ВТБ Капитал". Можно было бы предположить, что представители 92 фондов преимущественно из той же Калифорнии на GTS интересовались прежде всего финансами, которые РФ готова вложить в "инновационный рывок". На практике же происходило обратное. Практически все представители фондов — от Draper Fisher Jurvetson и ABRT до Intel Capital — к предполагаемым свершениям российской "инновационной сети" под эгидой Минэкономики относились более или менее скептически, а публичное упоминание иннограда в Сколково даже сопровождалось дисклеймером: "Конечно, я не хочу сказать, что в этот проект верю..." Но дело не в РВК, "Роснано", структурах российских госбанков: их на GTS, как выяснилось, отлично знают, у всех с ними переговоры и проекты, и даже директора профильного департамента Минэкономики Олега Фомичева в Стэнфорде воспринимали не как традиционную "говорящую голову", а как участника сообщества, не говоря уже о гендиректоре РВК Игоре Агамирзяне, с которым на GTS знакомы все. И к развертыванию "фонда фондов" РВК относятся серьезно, каких-либо принципиальных проблем у него инвесторы не видят.

Но не видят и возможности потока сделок вокруг него — все проекты единичны. Причин для этого — десятки. Так, мне пришлось доказывать двум представителям крупного венчурного фонда, что в Гражданском кодексе РФ есть институт "простого товарищества", в рамках которого в США действуют все механизмы венчурного партнерства. Впрочем, российские арбитражные суды по нему практики действительно не имеют, а значит, его все равно что нет. Господин Агамирзян отмечает, что в России есть возможность делать почти что угодно в технопарках, но нет высокоуровневых сервисов, например юридических, способных консультировать венчурные проекты не по ценам, по которым готовы покупать услуги ЛУКОЙЛ и ТНК-ВР. РВК в перспективе готова инвестировать в создание таких компаний. Но может ли РВК сама наработать практику арбитражам? Даже если оставить в стороне общие бизнес-проблемы России, от МВД до налоговой системы, уж точно ничего нельзя на уровне "инновационной сети" делать с профильными проблемами высшего образования и неэффективностью работы РАН. Если бы "инновационная сеть" работала в имитационном режиме, проблемы не было бы видно. Увы, она работает.

ДМИТРИЙ БУТРИН


Место проведения: