Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

РВК: Инновационные компании надо выращивать в тепличных условиях

02.08.2010
Источник: РИА Новости

В последнее время слова «инновации» и «модернизация» грозят побить рекорд «пятилетки» и «электрификации» по частоте употребления и пристальному вниманию, которого они удостоились от руководства страны. Однако, несмотря на всемерную поддержку и финансовую помощь, которую государство сулит младоинноваторам, пока среда остается агрессивной для зарождающегося технологического бизнеса. О том, через сколько лет ждать результата от инновационного рынка, почему в ближайшие годы ему грозит волна неудач и какие барьеры необходимо ликвидировать на пути к инновационному будущему директор департамента инвестиций и экспертизы Российской венчурной компании Ян Рязанцев рассказал в своем интервью корреспонденту РИА Новости Лане Самариной.

- Всего года два назад РВК была чуть ли не единственным крупным игроком на инновационном рынке, готовым вложить средства в венчурные проекты. Сейчас курс на инновации и модернизацию стал одним из приоритетных. Вы ощутили перемены на рынке, или пока государству не удалось поднять инновационную волну?

- Такая активность руководства страны в области модернизации и инноваций создает очень благоприятный фон для деятельности предпринимателей и инвесторов, вдохновляет их. Без этого было бы гораздо труднее. Тем не менее, ясно, что в одночасье инновационный рынок быть создан быть не может, необходимо пройти некоторые этапы органического роста. Заметный рост наблюдается в секторе частных венчурных фондов, с нарастающим темпом появляется множество активных сервисных компаний, или можно сказать, технологических брокеров. Резко выросла активность молодежного инновационного предпринимательства и властей во многих субъектах РФ по созданию региональных инновационных систем. Позитивные изменения заметны в качестве подготовки проектов, бизнес-планов, заметно совершенствуются бизнес-процессы внутри венчурных фондов, экспертизы и анализ сделок проводятся более тщательно.

- Один из ведущих проектов, который должен стать основой для развития инноваций в России – это центр Сколково. Как вы считаете, есть ли перспективы у подобных «оазисов» за заборами? И действительно ли их опыт в дальнейшем может быть использован уже и для всей страны?

- Уже мало кто спорит с тем, что у нас очень агрессивная среда для развития предпринимательства и инновационного бизнеса, пройдет еще несколько лет, прежде чем она станет в полной мере благоприятной. Это имеет свои исторические и культурные корни: у нас нет сотен лет развития бизнес-культуры, семидесяти лет перерыва хватило для того, чтобы полностью ее уничтожить. Ростков того, что появляется сейчас, пока совершенно недостаточно для нормальной работы предпринимателей, особенно занятых развитием и внедрением инновационных проектов. Так что, если Сколково будет создаваться как некоторая другая система взаимоотношений между субъектами экономики, то это выглядит абсолютно нормальной реакцией на современную действительность – закрыть нарождающиеся технологические компании-звезды от проблем, которые мы быстро ликвидировать не сможем.

Существует распространенная точка зрения, что инновационные компании должны рождаться и развиваться в оранжерейной среде, что необходимо надеть на молодые компании этакий скафандр, который должен защищать их до тех пор, пока они прочно не встанут на ноги. Однако, необходимо разобраться, что мы понимаем под таким протекционизмом. Может ли он быть географическим? Служит ли он долгосрочным целям создания эффективной экономики? Думаю, что географическая локализация преференций для инновационных компаний может быть только предварительным шагом. Распространение сколковского рая для инновационного бизнеса на всю территорию страны крайне желательно.

Это с одной стороны, с другой – среди участников рынка и чиновников есть некоторые разночтения по поводу инвестиционных инструментов. Например, на современном, начальном этапе совсем не обязательно настаивать на том, чтобы венчурные фонды были зарегистрированы в России. Дело в том, что многие понимают фонды как некие хозяйственные механизмы, сродни заводам. На самом деле венчурный фонд – это контракт между несколькими инвесторами, это документ, в котором сказано, как они вместе инвестируют в компании. И совершенно все равно, где этот контракт лежит и подписан. Фонды не являются плательщиками налогов, и для экономики совершенно не важно, где они находятся, важно, куда они инвестируют. Если венчурные фонды инвестируют преимущественно в российские компании, которые платят налоги в нашу казну, создают рабочие места в нашей стране, то такие венчурные фонды можно называть российскими.

- А когда можно рассчитывать на отдачу от финансовой и прочей помощи, которую сейчас так активно оказывает государство?

- Существуют повышенные риски того, что наши компании будут развиваться на технологическом рынке дольше, чем обычно. Более того, мы можем ожидать некоторую волну неудач в скором времени, в ближайшие 1-3 года. В этот период, скорее всего, мы с вами увидим много неудачных компаний, списаний, когда компании не смогут найти второй и третий раунд инвестиций, когда не смогут решить внутренние, маркетинговые проблемы. Всплеск финансовой поддержки со стороны государства и рост инновационного рынка за последние годы, в среднесрочной перспективе может привести к всплеску неудачных завершений значительной части проектов. Конечно, это будет происходить на фоне не очень многочисленных, но потрясающе успешных историй. Участникам инновационной деятельности, и государству, и частному бизнесу, не стоит воспринимать чересчур пессимистично такие волны списаний и неудач. Это естественный цикл развития венчурного рынка, более того, в таком развитии есть и свои плюсы. Компании и предприниматели, прошедшие через несколько попыток подъема технологического бизнеса, приобретают неоценимый опыт и становятся профессиональными участниками инновационного развития.

- Сейчас все говорят про льготы для инновационного бизнеса, однако сами предприниматели уточняют, что кроме внедрения новых льгот неплохо бы убрать и барьеры, которые препятствуют развитию start-up (проектов на начальной стадии). Какие барьеры на ваш взгляд необходимо убрать в первую очередь?

- Самыми первыми должны быть снесены барьеры, связанные со скоростью формирования бизнеса и торговлей, причем глобальной торговлей. Стартап нужно открывать и закрывать быстро, в развитых странах это занимает буквально 1-2 дня. У нас на этот процесс тратится длительный период времени, особенно на ликвидацию компаний. Кроме того, стартапы должны иметь право в более свободном режиме составлять трудовые контракты со своими работниками. Динамика перемещения трудовых ресурсов в инновационном бизнесе крайне высока. Это значит, что стартапы должны иметь право нанимать и увольнять персонал так, как требует этого бизнес. Что касается таможенных процедур, то они должны быть максимально оптимизированы. Неоправданно большое время тратится на оформление внешнеторговых транзакций. Причем как в одну, так и в другую сторону. Барьеры, которые увеличивают время торговых и расчетных операций, должны быть ликвидированы, так как они очень опасны для бизнеса вообще, и особенно для технологического в частности. Наша компания сейчас ведет работу по анализу различных барьеров для деловой активности, по совершенствованию законодательства. Снижение стоимости транзакций настолько важно, что мы включили эту задачу в долгосрочную стратегию развития РВК. Руководством РВК предложено повышение порога оформления паспорта сделки по внешнеторговым операциям до 50-100 тысяч долларов с нынешних 5 тысяч. Также ускорят транзакции переход на оформление внешнеторговых операций полностью электронным способом, уточнение компетенции таможенных органов, как агентов валютного контроля и введение благоприятного режима для временного ввоза/вывоза образцов продукции. Кроме того, надо разрешить расчеты с гражданами России, постоянно проживающими за рубежом, в валюте страны проживания. Данная мера позволит включить в работу по построению инновационной экономики в России огромное количество наших соотечественников зарубежом, экспертов, специалистов, имеющих большой опыт работы в наиболее развитых технологических центрах мира.

- Сколько сейчас составляет капитализация проектов, в которых участвует РВК и фонды, созданы ее участием? Сколько средств РВК в них вложено? Какой прогноз по этим показателям на конец 2010 года?

О капитализации проектов на ранней стадии развития говорить трудно. Обычные методы оценки компаний почти не работают. В случае с компанией «Русские навигационные технологии» все гораздо проще – она в июле провела успешное IPO. Это результат слаженной работы РВК, «ВТБ Управление активами», ММВБ и Роснано. Отличный пример успешного сотрудничества институтов развития. Так вот, капитализацию РНТ посчитать просто – на основании биржевых котировок. Сейчас она составляет около 1,7 миллиарда рублей. Во всех других случаях определить точную цену компаний не представляется возможным. В конце концов, рыночная цена компании определяется рынком, т.е. в инвестиционных сделках или сделках по слиянию/поглощению.

Что касается фондов, созданных с участием средств РВК, то общий объем капитала под их управлением, включая комитменты, т.е. обязательства, составляет 21,3 миллиарда рублей. Мы к настоящему времени инвестировали в фонды 11,6 миллиарда рублей, из них живыми деньгами внесено чуть менее 6 миллиарда рублей. Остальное – обязательства, но очень жесткие. Что касается прогнозов, то для рынка венчурных инвестиций делать их непросто. Мы интенсивно работаем над тем, чтобы создать надежную систему мониторинга того, что происходит на венчурном рынке России с фондами, с российскими технологическими компаниями. Из фондов РВК в инновационные компании проинвестировано 4,6 миллиарда рублей. Судя по нарастающей активности фондов, по тому потоку проектов, которые сейчас находятся на этапе тщательной проверки, объемы инвестиций будут нарастать. В этом году возможен рост в 1,5-2 раза, по сравнению с прошлым годом.


Место проведения: