Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Андрей Введенский: «От уровня защиты прав на интеллектуальную собственность зависит успех страны на международной арене»

27.04.2012
Источник: LearnIP

Интервью директора департамента инфраструктурного и регионального развития РВК Андрея Введенского публикуется в рамках «Месяца интеллектуальной собственности», проводимого порталом LearnIP.ru при поддержке РВК, и приурочено к Международному дню интеллектуальной собственности, традиционно отмечаемому 26 апреля.

LearnIP.ru: Андрей Валерьевич, какую роль играет интеллектуальная собственность (ИС) в венчурном инвестировании?

А.Введенский: ИС играет центральную роль. Новизна и промышленная применимость, если речь идет о полезной модели, плюс изобретательский уровень, если мы говорим об изобретении, или оригинальность, если мы рассматриваем промышленный образец — все эти факторы влияют на принятие решения об инвестировании венчурного проекта. Оценка инвестиционной стоимости доли участников в стартующей компании в основном состоит из стоимости объектов ИС, что немаловажно при определении размера доли в уставном капитале компании инициаторов-разработчиков проекта, которые, как правило, являются авторами ИС.

Требования к интеллектуальной собственности имеют свои особенности в зависимости от сектора экономики. Инвестор, принимая решение по проекту в ИТ секторе, в первую очередь, смотрит на новизну программного продукта. В биотехнологиях на стадии доклинических испытаний — на патентоспособность будущих результатов исследований. В электронике — на наличие конкурентных патентов и потенциальные риски IP-конфликтов (IP — Intellectual Property, интеллектуальная собственность) с компаниями — держателями прав на нематериальные активы (НМА), как иногда в просторечии называют объекты ИС.

Наличие нематериальных активов или потенциал будущих НМА в краткосрочной перспективе — необходимый, но не достаточный критерий для инвестора. Наличие патента вовсе не означает рыночный потенциал продукта или решения, созданного на его основе. Без маркетинговой оценки и оценки будущей доходности инвестиционное решение не будет квалифицированным.

В мировой и российской практике масса примеров, когда даже крупнейшие компании — лидеры рынков, имея разработку и монопольное конкурентное преимущество на ее использование, терпят неудачу при самостоятельной коммерциализации патента и вынуждены привлекать консультантов и технологических брокеров для поиска покупателя патента или лицензии на его использование.

В России отношение к нематериальным активам, мягко говоря, очень специфическое. Мы только вступаем на путь цивилизованного развития рынка IP и у нас есть уникальная возможность избежать тех ошибок, через которые прошли западные рынки.

К чему именно нужно отнестись с большой осторожностью — это к опасности появления очередного «мыльного пузыря» теперь на основе новомодного и очень важного товара — IP.

Такие предпосылки уже существуют. Например, в Европе специализированные фонды или традиционные инвесторы активно производили скупку патентов и лицензий, но производилось это неквалифицированными командами. А зачастую и без должного анализа рыночных перспектив продуктов, которые могут быть созданы на базе патентов — в результате инвесторы через пять лет получали списание убытков по инвестиционным активам.

Аналогичная ситуация может сложиться и в России, в условиях, когда значение «патента» практически девальвировалось из-за низкого качества подготовки патентов и глубокой пропасти между двумя действиями: «решить задачу защитить изобретение технологической компании при его коммерциализации» и «оформить заявку на патент».

LearnIP.ru: Насколько законодательная среда в РФ способствует коммерциализации (в виде венчурных проектов) результатов интеллектуальной деятельности (РИД), созданных за счет федерального бюджета? Какие существуют проблемы, барьеры?

А.Введенский: Вопросы идентификации, создания, реализации интеллектуальной собственности регулируется 4-й частью Гражданского кодекса РФ (ГК), действующей уже более пяти лет. Все нюансы этой сферы в ней отражены достаточно подробно и сбалансировано, и, что важно, коррелируют с соответствующими международными нормативными актами и соглашениями по ИС, включая венчурный аспект. То есть серьезных законодательных препятствий для коммерциализации инновационных разработок нет.

Вместе с тем, есть существенные препятствия в правоприменительной практике, связанные, как правило, с отсутствием элементарной практики в области отчуждения и/или использования ИС, с неквалифицированной работой с какими-либо аспектами ИС по конкретным проектам. Кроме того, ощущается сильнейшая нехватка специалистов по управлению ИС на предприятиях и в инновационных компаниях, да и просто патентных поверенных. Слабая активность на рынке использования прав на объекты ИС связана еще и с тем, что пока еще не наработана судебная практика по защите прав авторов или владельцев объектов ИС, так как для создания правоприменительной практики судебной системы пяти лет недостаточно (с момента принятия 4-й части ГК).

Не хватает также доступной и систематизированной информации по ИС. Здесь приобретают особое значение широкодоступные информационные и методологические ресурсы по ИС, повышающие собственные компетенции стартаперов в вопросах по ИС. В связи с этим актуальными являются инициативы российских ВУЗов по введению курсов в области ИС.

Понимая критическую важность вопроса управления НМА в компаниях, мы и запустили проект LearnIP.ru. Еще год назад ситуация с проектами, приходящими за инвестициями в фонды с нашим участием была просто катастрофической с точки зрения компетенций инноватора в области ИС. Считанные единицы говорили на одном языке со специалистами по защите НМА и управляющими фондов. Сейчас в «ручном» режиме фонды настраивают процессы управления НМА в каждой конкретной компании. Постепенно это приобретает системный вид.

LearnIP.ru: Можно ли сравнивать ситуацию с внедрением принадлежащих государству РИД в России с ситуацией в США в период, когда принимался закон Бэя-Доула? Можем ли мы использовать опыт США или других стран в этой области?

А.Введенский: Аналогия с этой ситуацией в некотором виде присутствует, и попытки учесть позитивный международный опыт делаются. Так, хорошо (в разных смыслах этого слова) известный российским ВУЗам 217-й Федеральный закон позволяет вносить ИС, принадлежащую государству, в качестве оплаты доли в уставном капитале (УК) малых инновационных компаний (МИПов), создаваемых с участием ВУЗов. Но препятствиями для венчурных инвестиций в такие компании являются негибкость в оценке доли ВУЗа в УК (доля не может быть меньше 25% акций в УК ОАО или 33% доли в УК ООО), ограничение прав на распоряжение объектами ИС (запрет на их отчуждение — согласно закону, исключительные права на объекты ИС должны сохраняться за ВУЗами). Добропорядочные предприниматели вынуждены «выкручиваться» для обхода этих ограничений. Кроме того, внесение ИС в качестве оплаты уставного капитала МИП при вхождении в МИП других участников приводит к размыванию доли ВУЗа, которая не может быть меньше установленного размера, и к проблеме ее выделения в будущем. Это закладывает не только правовую, но и бизнес-коллизию, поскольку может произойти потеря прав конкретных авторов. Здесь все венчурные инвесторы едины во мнении — без должной корректировки 217-й ФЗ не будет работать на благо венчурных инвестиций, которые должны являться для ВУЗов магнитом при ведении НИР и ОКР.

LearnIP.ru: Научный потенциал СССР признавался во всем мире, и по количеству выдаваемых авторских свидетельств (эквивалент патента) СССР находился на уровне стран-лидеров, таких, как США, а в некоторых областях и обгонял их. Сейчас РФ по количеству заявок на патент существенно отстает не только от США, но с недавнего времени и от Китая. В чем причина — кончились идеи или нет стимулов и средств для патентования РИД?

А.Введенский: Прежде всего, в результате распада экономической структуры СССР экономически ослабла среда, генерирующая изобретения, и одновременно ослаб механизм их патентования — работа Роспатента приводила к постоянным утечкам изобретений за рубеж. Кроме того, выделение Роспатента из Минюста России в конце 90-х годов XX века обострило и другие проблемы. В развитых странах патентные ведомства находятся в структуре министерств юстиции, что позволяет создавать юридически грамотную систему правовой защиты и охраны ИС. Очень показательна титаническая работа ФГБУ «ФАПРИД» (Федеральное государственное бюджетное учреждение «Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной собственности военного, специального и двойного назначения»), которое вопреки многим трудностям обеспечивает международную защиту прав российских предприятий оборонно-промышленного комплекса. В настоящее время патентование, в том числе и международное, в системе Федеральной службы по интеллектуальной собственности, независимо от принадлежности изобретения, проводит ФГБУ «ФАПРИД» с привлечением в полном объеме или частично выделенных на эти цели средств федерального бюджета.

Может быть, назрела необходимость принятия в стране системных решений в этой области.

Вместе с тем, на уровне конкретных изобретателей отсутствуют системные мотивирующие механизмы для изобретательской активности и защиты разработок.

Более того, одна из простейших задач — это информирование участников рынка о том, что свои интересы на рынке НМА можно и нужно защищать, в том числе и на мировом, вне зависимости от размера бизнеса. Мало кто знает, что ряд российских промышленных компаний имеет результативный опыт судебных споров с глобальными компаниями в международных судах. Или о том, что два инженера «Волжского автозавода» отстояли свое право на получение авторских вознаграждений.

Мы рассчитываем, что публикация мировых новостей по тематике НМА — это триггер, который может изменить восприятие нашими предпринимателями вопросов управления НМА.

LearnIP.ru: Насколько целесообразна и важна охрана за рубежом создаваемых в России РИД? Какие меры можно было бы применить для того, чтобы подтолкнуть этот процесс?

А.Введенский: Процедура международного патентования российских разработок сейчас применяется недостаточно широко и стоит недешево. Ведь это позволяет обеспечить их реальную правовую защищенность, в отличие от защиты только лишь на российском рынке. В связи с большим количеством недоработок и недостатков, которые отмечаются экспертами рынка в работе Роспатента, на данный момент российский патент существенно потерял свою цену на мировой арене.

Патентование на международном рынке должно коррелировать с долгосрочной бизнес-стратегией компании, это требует привлечения соответствующей экспертизы в компанию.

Несколько лет назад в практике стал использоваться термин IP-ландшафт, за которым стоит большая работа по анализу рыночных конкурентов, потенциально способных обратить свои претензии к вашему патенту и, следовательно, бизнесу. Проведение таких исследований сейчас возможно только с привлечением международных компаний — брокеров и юридических фирм, специализирующихся на технологическом рынке. В России таких компаний единицы.

LearnIP.ru: Какие технологические/научные направления в РФ наиболее перспективны, на ваш взгляд, для венчурных инвестиций? Какую роль в этом играют вопросы охраны интеллектуальной собственности? Существует ли какая-либо отраслевая специфика в том, что касается правовой охраны РИД, и в чем она заключается?

А.Введенский: Венчурный инвестор смотрит только туда, где будет нелинейная доходность. Во многом это зависит от мировых тенденций и состояния рынка в целом. России не обойти мировую моду на инвестиции в «чистые технологии» и «биотех». Биотехнологический сектор в России обладает высоким потенциалом, но из-за недостатка практики защиты НМА малых биотехпроектов, последние зачастую предпочитают быструю продажу молекулы, подтвердившую свои свойства. ИТ-сектор, безусловно, будет оставаться самым популярным для технологических инвесторов — как наиболее развитый и близкий к глобальным игрокам. Такие направления, как ядерная энергетика и «технологии космоса», которые имеют заделы со времен СССР, в обозримом будущем также могут «выстрелить».

Коммерциализация фундаментальных научных разработок идет тяжело, но перспективы есть. Главное — реализовать господдержку классической формулы: ставка на сочетание опыта специалистов и амбициозную (в хорошем смысле) молодежь для получения качественных проектов — с одной стороны, и создание системы поддержки квалифицированного менеджмента инноваций, включая вопросы ИС, — с другой.

Возможно, прорыв и активность на рынке ИС могут обеспечить проекты, которые можно назвать технологическими платформами, рождающие заказ на инновации от крупного бизнеса или стратегических проектов к малым и средним компаниям, НИИ и ВУЗам.

Поэтому запуск таких системных проектов критически важен — это позволит нам делать и «Умный дом», и осуществить «Полет на Марс». Должный уровень защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности обеспечит позиционирование страны на глобальной арене на 7–10 лет вперед.


Место проведения: