Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Игорь Агамирзян стал гостем студии радиостанции «Голос России»

Инновационная экономика завоевывает мир

Какие разработки и идеи можно считать инновационными, часто ли новые проекты бывают коммерчески успешными и почему без выхода на международные рынки российским компаниям сложно разрабатывать рентабельные проекты, в студии радиостанции «Голос России» рассказал генеральный директор ОАО «РВК» Игорь Агамирзян. Беседу вел Андрей Ильяшенко.

Игорь Агамирзян

Если ваш браузер не поддерживает воспроизведение аудио, вы можете скачать аудиофайл.



Расшифровка первых 5 минут интервью (из общего хронометража 18:54):

Ильяшенко: Инновации — этот термин прочно вошел в лексикон российских политиков. А серьезный бизнес не мыслит своего развития без инноваций. Тема настолько многогранна, что мы готовы обсуждать самые различные ее аспекты.

Наш гость — Игорь Рубенович Агамирзян, глава «Российской венчурной компании». Добрый день, Игорь Рубенович!

Агамирзян: Добрый день!

Ильяшенко: Сначала, чтобы договориться о терминах, давайте уточним, что мы понимаем под словом «инновация»? Мы его используем очень часто, а какой смысл мы в него вкладываем — экономический, политический, цивилизационный?

Агамирзян: Этот вопрос регулярно обсуждается. Строгого понимания этого термина до сих пор почти ни у кого нет, хотя есть международные документы, более-менее регламентирующие понятие «инновация» — это декларация Осло, где описано, к чему сводятся инновации.

Они определяются как новое в деятельности конкретной организации, это не обязательно технологии. Новый бизнес-процесс, новая маркетинговая стратегия может быть инновацией. На более широком, глобальном уровне — нечто новое, прорывное для рынка в целом. Опять-таки, может быть технология, а может быть и бизнес-процесс или стратегия. При этом традиционно под инновацией понимаются технологические разработки.

Ильяшенко: В советское время был термин «внедрение достижений научно-технического прогресса».

Агамирзян: Да, и это очень технократический термин. В последние годы инновации стали пониматься более широко, как драйвер экономического развития, как фактор роста. Но мне представляется, что они имеют еще более широкий смысл, потому что инновации за последнее десятилетие стали не только основным драйвером развития, но и в определенном смысле основной возможностью и основным вызовом, который стоит перед человечеством.

Если оглянуться и посмотреть, что произошло в течение ХХ века, факторы, наиболее сильно изменившие социальную жизнь каждого конкретного человека и человечества в целом, политические расклады в мире, всегда были связаны именно с технологическим прогрессом. Автомобиль изменил жизнь людей, изменив радиус мобильности, — в большей степени, чем любая социальная революция.

Ильяшенко: Да, это так. Но, насколько я вас понимаю, если отрешиться от технологического понятия в области инноваций, то, скажем, новые процессы интеграции на постсоветском пространстве — это тоже некая инновация в экономической политике?

Агамирзян: Совершенно точно.

Ильяшенко: Или вхождение России во Всемирную торговую организацию (ВТО), сам процесс, цель — это инновация, это нечто новое для нашей экономической жизни, чего мы добивались и от чего мы собираемся получить некие дивиденды?

Агамирзян: Да, совершенно точно. Можно понимать инновации и так. Однако более конкретный, практический смысл — это инновации в методах организации бизнеса. Скажем, если организация переходит от модели прямых продаж к модели продаж в многоуровневой системе через дистрибьютеров, реселлеров, переходя с ориентации на вертикальный рынок на ориентацию на горизонтальный рынок, это типичная организационная инновация.

Ильяшенко: Ясно. Более или менее разобрались. Коль скоро это, как вы подчеркнули, ведущий драйвер экономического прогресса, видимо, и социального, и политического, то закономерно узнать, какие ресурсы мобилизуются для того, чтобы искать какие-то инновационные пути, внедрять их? Сколько стоят инновации в масштабе мира, нашей страны, такого интеграционного объединения, как Евросоюз?

Агамирзян: Инновации вообще, на мой взгляд, не могут существовать вне рыночной среды. Они всегда обусловлены спросом. Явления последних десятилетий, которые наблюдаются невооруженным взглядом, что основным генератором спроса на инновации, на новые технологические продукты, в отличие от периода развитого индустриального общества, в постиндустриальной структуре экономики стала не промышленность, не военно-промышленный комплекс, а конечные потребители.

В каком-то смысле революция последних десятилетий, связанная с персональными компьютерами, Интернетом, мобильными телефонами, призвана обслуживать потребности конкретных людей. Эта потребность может быть латентной. Никто не знал до того, как появились мобильные телефоны, что без них жить нельзя...


Место проведения: