Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Александр Потапов: в России трагически мало бизнес-ангелов

01.11.2012
Источник: BFM.ru

В России трагически мало бизнес-ангелов

В России около 200 активных бизнес-ангелов, но нужно гораздо больше. Предпринимателям, которые хотят стать бизнес-ангелами, необходимо помогать, считает заместитель генерального директора – исполнительный директор РВК Александр Потапов.

Потапов А.Е.Московский международный форум инновационного развития «Открытые инновации» (ММФИР) стартовал 31 октября и продлится до 2 ноября включительно. Организаторы позиционируют данное событие как равное по значимости крупнейшим российским экономическим форумам.

Организаторами ММФИР выступили «Роснано», фонд «Сколково», ГК «Внешэкономбанк», фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, а также правительство Москвы при поддержке правительства Российской Федерации. Форум проходит в столице впервые, но предполагается, что он станет ежегодным.

Наряду с другими организаторами форума, собственную программу на ММФИР представила РВК — все мероприятия объединены под общим названием RVC SmartFuture и разделены на четыре направления (или трека): SmartExpo, InvestDay, SmartPeople и MarketAccess.

Одна из главных составляющих трека RVC SmartFuture: InvestDay — сессии для потенциальных бизнес-ангелов.

В России финансовое и предпринимательское образование потенциальных бизнес-ангелов находится на зачаточном уровне. «Мы делаем только первые шаги в этом направлении», — рассказал в интервью BFM.ru заместитель генерального директора – исполнительный директор РВК Александр Потапов.

— Распространённое суждение: в России нет как такового института бизнес-ангелов. Фонды разных стадий есть, а вот людей, способных работать с небольшими стартапами, крайне мало. Кто может стать бизнес-ангелом?

— Людей, которые потенциально способны быть бизнес-ангелами, много. Во-первых, у нас уже есть в стране целый слой так называемых «серийных» предпринимателей, которые создали и вывели на рынок несколько успешных компаний — это отличные кандидаты. Или, к примеру, топ-менеджеры крупных компаний, для которых дальнейшее развитие карьеры в рамках своей компании невозможно в силу достижения некоего «потолка».

У них накоплено много знаний в своей индустрии, уже есть деньги, и они могут либо поискать работу в другой компании с новыми задачами, либо рискнуть и перейти в иное качество — стать бизнес-ангелами. Например, CIO просто по роду своей деятельности должен следить за мировыми трендами, понимать, что актуально, а что нет на международном технологическом рынке. Он может передать эти знания стартапам, на так называемый рынок «открытых инноваций», где таких глубоких знаний, погруженности в тему наблюдается сейчас немного.

Часто на IT-рынке работают молодые люди, например, студенты, начинающие учёные, инженеры и преподаватели, которым не хватает знаний и опыта для того, чтобы оценить весь масштаб происходящего в мире высоких технологий, уловить глобальные тренды. Но у них есть энергия и желание для начала бизнеса. И им нужен ментор, эксперт, обеспеченный человек с бизнес-опытом, который в определённый момент скажет: «Нет, этого не делайте, это не актуально, а вот это — попробуйте». Если команда стартапа ментору понравится, он может выступить в роли бизнес-ангела, то есть поддержит проект деньгами.

— В чем сложность этого направления деятельности в России?

— Бизнес-ангелы — довольно сложный институт технологического рынка и, если посмотреть с другой, человеческой, стороны, — особая профессия. У нас таких людей, которые могут внятно объяснить, в чём специфика этой работы и где её «подводные камни», очень мало. Мало у кого есть практические знания: как оценивать риск малых инвестиций, по каким принципам проводить оценку стартапов, с чего начинать переговоры с основателями технологических бизнесов; как вычислить, сколько давать стартаперам денег и на каких условиях, и так далее.

Бизнес-ангелом может стать любой человек. Предприниматель, преподаватель… В США их около трехсот тысяч, ими становятся уже чуть ли не зубные врачи, у которых есть потребность выгодно инвестировать свои высокие заработки. Потому что есть многовековая культура предпринимательства, доступна любая информация по этой теме. У нас такая деятельность — удел людей, которые разбираются в этом. Широко распространённого среди населения базового финансового и предпринимательского образования у нас нет, в отличие от той же Америки. И в России ещё только-только появляются какие-то специализированные курсы, программы, семинары для потенциальных бизнес-ангелов. Такие, как, например, Осенний университет Национальной ассоциации бизнес-ангелов (НАБА), который проходит сейчас в рамках ММФИР.

Мы вместе с нашими партнёрами хотим максимально расширить эту поляну, предоставить людям, которые хотят стать бизнес-ангелами, но не знают, как это сделать, необходимые знания, дать им возможность найти себя в этой деятельности.

— Вы собираетесь учить предпринимателей, как стать бизнес-ангелами?

— Когда дело касается бизнес-ангелов, само слово «учить» не очень подходит. Но по сути — да. В каком-то смысле, это дополнительное образование. Есть руководители предприятий, топ-менеджеры, чиновники самого различного масштаба, которые уже вложили деньги в традиционные финансовые инструменты, но желаемой доходности не получили. Либо им стало просто скучно. Либо они могут и хотят поделиться не только деньгами, но и знаниями.

Все-таки бизнес-«ангельство» — это, в первую очередь, так называемые Smart Money. Стартап изначально ожидает от бизнес-ангела не денег, хотя и они важны, а связей, компетенций, навыков корпоративного управления, которые человек с опытом может привнести в стартап. В отличие от инвесторов, которые просто дают деньги и через год приходят и спрашивают, что с ними стало, бизнес-ангел сопровождает стартап в качестве старшего товарища, наставника.

— Некоторые молодые команды прекрасно знают, к чему стремиться, им нужно только дать денег и не мешать. Так ли необходимо такое сопровождение?

— Для российского рынка это необходимо. В США мы встречались с таким типом бизнес-ангелов, которые делают множество микроинвестиций в разные компании, по сути, надеясь на своё чутьё, рыночные тренды и на удачу. Предполагается, что большинство компаний, в которые они вкладываются, в общем-то, сами неплохо разбираются в рыночных тенденциях и не дадут прогореть ни себе, ни деньгам бизнес-ангелов. Поэтому с такими стартапами, по сути, делиться компетенциями нет необходимости. К тому же в Америке есть множество бизнес-акселераторов, в которые стартап может пойти, найти там и связи, и опытных помощников. В общем, бизнес-ангел для такого стартапера — не единственный «свет в окошке». Он является источником денег и, отчасти, некоторых связей, знакомств, которые помогут выйти на рынок.

У нас микроинвестиции — иногда их еще называют предпосевными инвестициями — чаще всего делает некий меценат, поверивший в людей, которые к нему пришли и сказали: «У нас есть прекрасная идея, пожалуйста, дайте денег». И иногда, действительно, их получают. Бизнес-ангелов у нас трагически мало, и это при том, что они являются абсолютно необходимым звеном в венчурной экосистеме, потому что фонды за микроинвестиции практически не берутся — это не их задача, это для них не очень выгодно и не очень понятно. Кто-то данную нишу должен заполнить.

— Кто именно?

— Скажем, фонды очень раннего посева, или предпосевные фонды. С другой стороны, в РВК, например, есть фонд посевных инвестиций (ФПИ), но всё-таки совсем уж микроинвестициями он не занимается. Есть фонд Бортника [Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, BFM.ru], но его деятельность больше касается научных разработок, НИОКР, финансирования «научных команд». А за стартапами часто нет никакой научной новизны, есть лишь идея и желание её реализовать или, что уж тут скрывать, скопировать хорошо работающую западную модель и запустить ее на российском рынке. Но инвестору это, в принципе, может быть и неважно — довольно часто инвестор и не хочет никаких инноваций, ему просто нужен возврат денег с прибылью много выше среднерыночной.

— Как вы сами относитесь к модели копирования успешных западных проектов?

Инвесторы хотят почувствовать вкус денег

— Двойственно. В общем и целом, как человек, работающий в РВК, — отрицательно. Мы поддерживаем много программ, которые нацелены на форсирование коммерциализации научных разработок. То есть мы не поддерживаем науку напрямую, потому что это, в основном, дело Министерства образования и науки, но, тем не менее, поддерживаем коммерциализацию научных и технологических достижений. Мы хотим, чтобы команды учёных находили предпринимателей и делали проекты, которые выходили бы на рынок открытых инноваций, становились стартапами, привлекали деньги и так далее.

Это с одной стороны. С другой, — мы прекрасно понимаем, что инвесторы сейчас хотят почувствовать вкус денег, как, впрочем, и стартапы. А быстрее всего развиваются проекты в отрасли IT и Интернет. Для понимания принципов венчурного инвестирования, того, как работает этот рынок, возможно, рынок скопированных западных проектов не так уж и плох — в качестве пробного, как говорится, для разгона. Знаете, как у ракеты есть ступени: вот в качестве первой ступени, которая должна отвалиться после того, как ракета выйдет на заданную скорость, это неплохо. Когда рынок разгонится, он может зацепить и какие-то более сложные, наукоёмкие области: clean tech, biotech — то, во что сейчас наши инвесторы вкладывать не торопятся, потому что эти рынки менее понятны, более рискованны, деньги там более длинные и более объёмные. По сравнению с рынком biotech, рынок интернет-консьюмеров денег практически не требует.

— Может быть biotech — это вовсе не вотчина бизнес-ангелов? В интернет-проектах легче разобраться, по крайней мере, внимательно отслеживая западный рынок.

— Пожалуй, так. Бизнес-ангелов, хорошо разбирающихся в этой теме, единицы. Мы рассчитываем, что бизнес-ангелы будут выступать в качестве экспертов по корпоративному управлению и в качестве источника Smart Money. Если же у них есть более глубокие знания в какой-то научной сфере, отраслевые компетенции, помимо IT и Интернета, — это прекрасно.

— Какие вопросы, касающиеся развития сферы бизнес-ангелов в России, обсуждаются на ММФИР?

— Этому посвящено несколько сессий. Обсуждаются принципы оценки стартапов, есть блок о том, как планировать бизнес-ангельскую активность: например, что лучше, быть самостоятельным бизнес-ангелом или войти в какой-то синдикат и передать деньги в доверительное управление профессионалу. Будет несколько принципиально важных круглых столов, посвящённых темам планирования, «подводным камням» бизнес-ангельской деятельности, будущему бизнес-ангелов в России. Будут обсуждаться конкретные практические вопросы, к примеру: на каком этапе можно брать деньги у венчурного фонда; на каком этапе передавать стартап для дальнейшего финансирования; до каких пор стоит «выращивать» стартап, чтобы поднять его оценку; на каких условиях стоит договариваться с фондом и т.д.

В «Инвест-дне» ещё много интересного, сессии будут посвящены не только бизнес-ангельству, но и венчурному инвестированию вообще. Можно будет услышать много полезного об опыте больших российских и западных фондов. И поскольку у фондов часто есть отраслевая специализация, мы будем обсуждать реалии и перспективы деятельности фондов в привязке к конкретным областям.


Место проведения: