Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Венчурный капитал в российском стиле

18.09.2013
Источник: Russia Beyond The Headlines

Венчурный капитал в российском стиле

Елена Шипилова, специальный корреспондент RBTH

В этом месяце проводится ежегодная Российская неделя инноваций в Бостоне (после того, как финансируемые российским правительством инвестиционные компании вложили более 1,2 миллиарда долларов США в американские технологические стартапы). RBTH взяла интервью у Игоря Агамирзяна, генерального директора и председателя правления ОАО «Российская венчурная компания» — одного из крупнейших таких фондов.

RBTH: Как бы Вы охарактеризовали рынок венчурного капитала в России? Какие изменения произошли за последние 10 лет?

Игорь Агамирзиан: Десять лет назад этого рынка вообще не существовало. После перестройки мы видели только одиночные сделки. Однако в начале нового тысячелетия в Россию стали приходить первые иностранные фонды, а позднее появились и частные инвестиционные компании. Они были первыми, кто инвестировал в некоторые широко известные сегодня проекты.

Классическим примером российского венчурного проекта является Yandex. Однако активный рост рынка начался только два или два с половиной года назад — и по объему доступного венчурного капитала, и по количеству сделок за последние два года рост составлял больше 100%.

Летом 2010 года мы оценивали присутствие РВК на рынке венчурного капитала России в 25 процентов при общем объёме рынка в 2 миллиарда долларов США. Сегодня на рынке работают более 150 независимых венчурных фондов, и его объем оценивается в 7-8 миллиардов долларов США; таким образом, наша доля рынка упала до 5-7 процентов.

Благодаря таким темпам роста, к 2012 году по объему сделок на рынке венчурных инвестиций Россия вышла на четвертое место в Европе, пропустив вперед лишь Великобританию, Францию и Германию (по данным рейтинга DowJones).

RBTH: Какие проекты пользуются наибольшим спросом среди инвесторов?

Игорь Агамирзиан: Значительная доля инвестиций идёт на интернет-проекты и в смежные области. Самыми популярными являются проекты электронной торговли, это классический венчурный сегмент индустрии. За ним следуют IT и ИКТ. Немногим менее 30 процентов от общего объема инвестиций направляются в биотехнологии — фармацевтические препараты, промышленную биотехнологию, медицинское оборудование и т.д.

RBTH: Считают ли международные компании российский рынок привлекательным?

Игорь Агамирзиан: Многие ведущие международные инвестиционные и венчурные фонды сегодня проявляют интерес к Российским технологиям. Однако стратегия их деятельности в России, как правило, не предусматривает участие в крупных технологических проектах.

Причина этого заключается в том, что крупные международные игроки не готовы работать в российском правовом поле, где существует много нюансов, связанных с защитой интеллектуальной собственности, бюрократией и другими трудностями. Поэтому на определённом этапе любые разработки, имеющие потенциал для создания продуктов мирового класса, обычно экспортируются за границу.

RBTH: Российская венчурная компания работает по аналогичной схеме, привозя потенциально интересные разработки в Россию?

Игорь Агамирзиан: Конечно, хотя для нас это достаточно ограниченная сфера деятельности: у нас есть направление, связанное с международными инвестициями для трансферта технологий в Россию. Кроме нас в этом направлении также работают РОСНАНО и Фонд «Сколково».

Однако опыт показал, что передача технологий не очень полезна для России, потому что в долгосрочной перспективе это приводит к технологическому застою. Посмотрите АвтоВАЗ (крупнейший российский производитель легковых автомобилей).

В начале 1970-х годов в Россию была привезена новая технология, считавшаяся в то время лучшей в мире. Сейчас, 50 лет спустя, АвтоВАЗ по-прежнему не в состоянии конкурировать на мировом рынке.

Поэтому мы не должны полагаться на импорт исключительно технологий. Мы должны импортировать весь научный и научно-технологический багаж.


Место проведения: