Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Фонды вышли на простор

27.09.2013
Источник: Российская газета

Фонды вышли на простор

Государство подтянет деньги в инновационный бизнес на его ранней стадии. Когда проекты еще не приносят отдачи, а убедить частных инвесторов в перспективности идеи сложнее всего.

В следующем году при поддержке РВК начнут действовать посевные, отраслевые и специализированные фонды, рассказал «РГ» гендиректор компании Игорь Агамирзян. Тема поддержки инновационного бизнеса будет обсуждаться на Международном инвестиционном форуме.

Игорь Рубенович, вы недавно в одном из интервью говорили, что рынок венчурного инвестирования в стране переживает бум. Рывок обеспечили госвливания?

Игорь Агамирзян: Нет, рывок произошел как раз за счет частного капитала. Причем буквально в течение двух лет. Еще летом 2010 года практически половина доступного венчурного капитала в стране принадлежала фондам с участием РВК – нашим собственным и региональным. Капитал РВК тогда занимал практически 25 процентов рынка. Сейчас наша доля снизилась, по нашим собственным оценкам, примерно до 5-7 процентов. При этом в абсолютных величинах объем наших вложений все это время растет, а в относительном выражении - становится меньше, за счет роста частных вложений.

В итоге объем доступного венчурного капитала в течение 2011-2012 годов удваивался каждый год. Сейчас Россия, по оценке международных агентств, которые занимаются этой проблематикой, вышла на четвертое место в Европе по абсолютным цифрам венчурных вложений и на первое – по темпам роста.

И что подогрело интерес частного инвестора?

Игорь Агамирзян: Сошлось одновременно несколько факторов. Я считаю, большую роль сыграли государственные институты развития – РВК, «Роснано», Сколково. Государство продемонстрировало интерес к рынку венчурных инвестиций и старается оказывать поддержку, это и стало стимулом для частных инвесторов. У нас в стране в последние годы существенно увеличилось количество людей, заинтересованных в этой деятельности. Идет бурный рост стартап-движения. С другой стороны, повысился интерес к российскому венчурному рынку и со стороны международных игроков.

Всему этому, несомненно, способствуют и первые глобальные истории успеха, которые появились на российском рынке, – прошедшие IPO «Яндекса», «Mail.ru», недавние выходы на биржу "EPAM" и "Luxoft", которые показали, что в России возможны и востребованы технологические проекты.

Получается, все просто замечательно, проблем нет?

Игорь Агамирзян: Проблемы, конечно, есть. Во-первых, несмотря на хорошие темпы, нам еще есть куда расти. В России в прошлом году объем венчурных сделок составил немногим больше миллиарда долларов, в США – около 30 миллиардов долларов. В Китае этот показатель выше нашего в несколько раз.

Во-вторых, если анализировать более глубоко структуру сделок, то виден значительный перекос по финансированию отраслей. У нас примерно 70 процентов инвестиций идет в IT и интернет-проекты, в том числе в самый быстрорастущий сегмент – электронную коммерцию. В то же время существенно недоинвестирована альтернативная энергетика, невелика доля биотеха. В-третьих, у нас есть существенный перекос в стадийности вложений. Частные инвесторы предпочитают вкладываться в менее рисковые проекты на зрелых стадиях, когда уже существует прибыльный бизнес. На них приходится примерно половина инвестиций. И только 3-4 процента вложений делается на самых ранних этапах, так называемых посевных стадиях.

У вас есть предложения, как можно исправить такую ситуацию?

Игорь Агамирзян: Мы видим свою задачу в переходе от фронтальной поддержки к корректирующим воздействиям. Во-первых, в качестве приоритета определяются зоны, где есть новые возможности, не охваченные пока частным капиталом. Это, в первую очередь, посевные инвестиции. На их поддержку будут ориентированы наши новые фонды. Во-вторых, выделяются отраслевые приоритеты по недоинвестированным сферам – энергетике, авиационным, космическим технологиям. И с ними также будут работать несколько новых фондов. В-третьих, появятся новые специализированные рыночные инструменты. Например, мы готовим к запуску патентный фонд, специальный фонд для работы с компаниями, выходящими в сектор инноваций и инвестиций на Московской бирже.

И когда появятся новые фонды? О каких финансовых ресурсах идет речь?

Игорь Агамирзян: Надеемся, что до конца этого года удастся запустить один из отраслевых фондов и один специализированный. В следующем году начнут работать новые посевные фонды. Но создание фонда – не слишком быстрое дело, как правило, на это уходит не меньше года. Хотя мы уже начали отбор управляющих компаний, переговоры с партнерами находятся на очень зрелой стадии.

Я не могу пока детально раскрывать данные о незаключенных сделках. Но обычно типовой размер венчурного фонда – 1-3 миллиарда рублей. По условиям, для работы фондов обязательно наличие частных инвесторов, их доля в каждом фонде будет от 25 до 75 процентов в зависимости от типа фонда – мы готовы вкладывать большую долю наших средств в посевные фонды.

А в регионах венчурный бизнес есть? Или он весь сосредоточен в Москве и в Питере?

Игорь Агамирзян: Один из быстроразвивающихся регионов, с акцентом на новые технологические компании – Татарстан. Очень продвинутый в последние годы Томск. Еще можно назвать Новосибирск, Нижний Новгород.

Тяга к технологическим инновациям возникает не на пустом месте. Наиболее активны, как правило, города, где сосредоточена активная университетская жизнь, есть научные традиции. Так происходит во всем мире. Нигде нет равномерности в технологическом развитии, даже в самых экономически развитых странах. В США они сосредоточены в Кремниевой долине, в Новой Англии. В Израиле – вокруг Техниона, старейшего технологического института.

Примерно так же происходит и у нас. И, надо отметить, это вполне оправданно: размазывать средства и усилия по всей стране не слишком эффективно.


Место проведения: