Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Цыплят по осени считают

22.11.2013
Источник: Эксперт

Цыплят по осени считают

Владимир Громковский

Четыре года назад написал об утверждении первой в истории Российской венчурной компании стратегии («Перезапуск РВК»). В среду было объявлено о принятии советом директоров РВК нового документа, по существу равноценного новой стратегии («РВК обновила стратегию развития и представила направления работы на 2014-2016 годы»).

Разработка РВК превосходит все, что до сих пор доводилось читать, имея в виду стратегии развития, выходящие из правительства, министерств, областей и крупных компаний (в частности, идейно и по исполнению превосходит многострадальную стратегию инновационного развития страны). Затронуты почти все важные вопросы развития венчурно-инновационного сектора, и даны осмысленные и содержательные ответы на большинство из них. Кое-что подразумевается: не все необходимое может сделать сама РВК в ее нынешнем положении, какие-то основополагающие вещи неизбежно должны бы исходить от президента и правительства. Проделана огромная работа – и хорошо видна осведомленному наблюдателю направлявшая ее опытная рука. Однако предела совершенству нет, а сочинителям основных направлений замечания занимательней, чем похвалы. К замечаниям.

«…благодаря росту активности частных инвесторов и запуску механизмов рыночного воспроизводства отечественная индустрия венчурных инвестиций более не зависит от одного-единственного источника финансирования – государства», – сообщает пресс-релиз основную мысль документа. Утверждение, которое полагаю принципиально важным решительно оспорить. Приток частного капитала наблюдается – однако не имеется свидетельств, что заработали «механизмы рыночного воспроизводства».

Пользуясь предложенными механическими аналогиями, стартер (РВК и другие институты развития) начал проворачивать валы двигателя. Бензин (государственные средства, как и частный капитал) потек в цилиндры. Однако случилось ли зажигание и в состоянии ли двигатель дальше крутиться – а тем более двигать автомобиль! – самостоятельно, без дополнительного усилия стартера, пока далеко не очевидно. Стратегия 2009 года подразумевала миссию РВК как обеспечение расширенного воспроизводства отрасли на собственной основе. Между тем этого не только не произошло за прошедшие четыре года, но и не могло произойти.

Воспроизводство как понятие (в отличие от производства) подразумевает повторяемость: когда один цикл производства завершается, начинается следующий. Применительно к венчурной отрасли это означает, что фонды первой волны успели вложить выданные им инвесторами деньги, оказать на протяжении ряда лет своим портфельным компаниям содействие в повышении капитализации и «выйти» из инвестиций («ликвидировать» на венчурном жаргоне, то есть продать портфельные компании/пакеты акций).

Однако первые фонды были созданы РВК в 2007-2008 годах. При средней десятилетней продолжительности жизни они едва завершили первую фазу своего производственного цикла, размещение средств в портфельных компаниях и только частично вошли во вторую: повышения капитализации портфельных компаний (большая часть частных фондов еще моложе). Сравнивая с животноводством, приступили к откармливанию скота, едва вошедшего во взрослый возраст. До начала планового «убоя» и продажи «мяса» – два-три года набора веса по меньшей мере. Иными словами, первый цикл воспроизводства венчурной отрасли не завершен, переход ко второму не начинался – и знать, заработали ли его «механизмы», невозможно.

Расширенное воспроизводство на собственной основе означает, что получена инвесторами первого цикла значительная прибыль – и вместе с основной частью капитала направлена во второй (третий и так далее) цикл воспроизводства. Иными словами, что первоначальный отраслевой капитал возрос и, что еще более важно, принял решение повторно приложить себя в том же качестве и возросшем количестве. (Учитывая, что примерно половина капитала фондов РВК – государственная, рассуждение следует отнести к исходному частному капиталу, так как именно он мотивирован прибылью, экономически). Это критически важно – инвесторы в венчурные фонды, распробовав на опыте, что это за удовольствие, должны повторно рискнуть деньгами: таково единственное материально ответственное подтверждение «работы рыночного механизма»!

Приток нового капитала со стороны (от не пробовавших ранее венчурной воды инвесторов в фонды) не является воспроизводством с точки зрения самой отрасли. Он сможет стать таковым только на следующем для себя цикле. Поэтому рассматривать его как признак того, что «механизм» заработал, ошибочно. Если что и заработало – так это «механизм» продвижения, рекламы: венчурные инвестиции стали модой, во многом благодаря усилиям той же РВК. Однако закрепятся ли в венчурной отрасли инвесторы, вложившиеся в последние годы в фонды по соображениям престижа и моды, неизвестно.

Моя личная оценка – большинство обожжется и отвалится довольно скоро. Сужу по образу действий таких «гламурных» инвесторов, заработавших капиталы в торговле, недвижимости, спекуляциях, образовании – и в совсем иных экономических условиях: они либо сами неумело управляют вложениями, либо нанимают неподходящих людей. И когда неудачливые инвесторы, пошедшие за модой, начнут пачками вываливаться с рынка, венчурная отрасль начнет переживать острый кризис недостатка и оттока капитала.

Оттока тем более огорчительного, что именно в ближайшие три-пять лет на рынок начнет выходить все больше настоящих – и стоящих – инвестиционных возможностей: инновационных предпринимателей с проектами не из одного только IT-кластера, но из «серьезных» отраслей. В этих отраслях время для разработки и создания предприятия куда выше, чем в информационной отрасли, а требуемый капитал значительней. И они едва успеют более или менее массово отозваться на призывы правительства идти в инновационное предпринимательство к тому времени, когда венчурная отрасль начнет переживать откат на волне первых разочарований.

Средства от РВК как фонда фондов в такой критический момент окажутся не менее важными для рынка, чем в самом начале развития венчурной отрасли. Сошлюсь и на пример США: там начатая в 1958 году программа создания частно-государственных венчурных фондов (SBICs) существует до сих пор, и вложения в нее правительства США только увеличиваются.

Российское массовое сознание, судя по СМИ и Сети, подвержено острому синдрому нетерпения. Его можно уподобить герою анекдота, выкапывавшему посаженную картошку не по мере ее поспевания, но на следующий день: потому что очень хотелось есть. Ждут и от инновационного сектора чудес немедленно, тогда как речь о глубинных вещах, естественный срок которых – десяток-другой лет. Поэтому и первые успехи мы склонны переоценивать, забывая, что рано или поздно наступает черный день – и тогда только добрый хозяйский запас позволит дожить до следующей светлой полосы.


Место проведения: