Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Область умного капитала

25.03.2014
Источник: Журнал «Стратегия»

Область умного капитала

Поддержка инновационных предприятий на всех стадиях их развития является важной задачей государства для достижения устойчивого экономического роста. Большая роль в построении инновационной инфраструктуры отведена институтам развития. О перспективах инвестирования в технологическое предпринимательство рассказал Исполнительный директор ОАО «РВК» Александр Потапов.

Александр Евгеньевич, вы в РВК курируете направление по стимулированию развития инноваций и продвижению инновационной деятельности. Как вы можете оценить текущую ситуацию в данной сфере?

Инновационная венчурная экосистема сложилась. Все элементы, которые необходимы для развития, в настоящее время присутствуют. Конечно, их количество и качество сейчас далеки от идеальных. В России есть образовательные центры, источники инвестиций и квалифицированные люди, которые могут играть роль менторов, экспертов или быть привлечены как независимые директора в инновационные компании. Есть и сами инновационные компании, хотя, с нашей точки зрения, их явно недостаточно. По данным конкурса Generation S (ранее – БИТ) сейчас функционирует более 1600 инновационных компаний, что, естественно, в разы больше, чем 5 лет назад. Но этого количества не достаточно для насыщения потока, необходимого для квалифицированных инвестиций.

Предложение на рынке венчурного капитала мы оцениваем как достаточное: есть инвесторы всех типов. Но стадийность этого предложения не всегда равномерна. К примеру, наблюдается недостаток капитала на ранних стадиях формирования инновационных компаний. Также существуют дисбалансы в сегментах. Хорошим предложением обладают рынки интернет-консьюмер, электронной коммерции, финансовых услуг, туризма. При этом невелико предложение частного капитала в индустрии сравнительно тяжелых для инвестирования отраслей – биотехнологий, медицинского оборудования, строительных материалов, альтернативной энергетики.

Что делается для развития инновационного предпринимательства в РВК?

Мы работаем по определенным стратегическим планам. Первая трехлетка была связана с созданием стабильно работающей и сбалансированной венчурной экосистемы и всех ее элементов. Мы брали за основу сложившиеся модели в США, Израиле. В Европе данная экосистема далека от идеала.

Любая быстрорастущая система влечет за собой возникновение определенных диспропорций. Инвестиции идут туда, где их выгодно вкладывать. РВК работает против тенденций рынка. Институт развития должен поддерживать области, обеспечивающие рост российской экономики. Продолжается работа по отбору управляющих компаний и созданию новых фондов более точечного характера. Мы будем работать с крупными корпорациями. Именно они должны быть потребителями инноваций и являться источником инвестиций. В конечном итоге инновационная компания может быть приобретена одним из таких крупных игроков – это то, что происходит на западе.

Как правило, на венчурном рынке до стадии IPO добирается не более 10% компаний. Данный процент стал снижаться по мере того, как стали возникать такие гиганты, как Apple, Google, Facebook, которые стали перехватывать многие компании и приобретать их на стадии потенциальной коммерциализации продукта, хорошей команды. Аналогичный процесс мы ожидаем и в России. Сейчас те компании, которые работают на интернет-рынке, показывают пример. Хотелось бы, чтобы за ними последовали госкорпорации.

Крупные компании сейчас фактически заставляют заниматься инновациями. Как бороться с их консервативностью?

Я не считаю, что с этим необходимо бороться. Сам порядок вещей, время и объединение наших усилий данную ситуацию исправляют. Национальные госкорпорации – в чистом виде индустриальное общество. Весь мир последовательно идет в сторону постиндустриального общества. Хотим мы этого или нет, нам придется двигаться в этом направлении. Сейчас невозможно отгородиться от мировой экономики, ее глобальность предопределяет и наше движение.

Мы работаем с госкорпорациями в том числе и в рамках таких структур, как Клуб R&D директоров, который мы поддерживаем совместно с Министерством экономического развития РФ. Там мы делимся методиками, приглашаем экспертов к обсуждению вопросов функционирования R&D-центров, стимулирования внутренних инноваций, механизмов работы с рынком открытых инноваций. Каждая из госкорпораций закрывает один из сегментов экономики. С Министерством промышленности и торговли РФ мы проводим работу по определению сильных точек российской экономики, потому что развивать все отрасли равномерно невозможно. Глобальная экономика строится на поиске сильных специализаций и их последующем развитии в стране.

Как строится применение инновационных решений в традиционных отраслях: сельском хозяйстве, машиностроении? К примеру, в Израиле активно развивается IT в агропроме.

Не стоит внедрять в России то, что уже разработано. Необходимо двигаться по уникальному пути. На все эти вопросы отвечает хайп-кривая Gartner, где расположены самые актуальные на сегодняшний день IT-технологии. IT – это платформенная вещь, актуальная для любой индустрии. Без этого невозможно развить ни одну отрасль. В этой связи стратегии развития, разработанные Министерством связи и массовых коммуникаций РФ, играют важную роль, в том числе и в части подготовки грамотных кадров для эффективного развития.

Вы упомянули про агропром. Сегодня, например, также актуален «интернет вещей». Это обмен информацией между теми приборами, которые до настоящего момента обходились без Интернета – начиная от холодильников и заканчивая вещами, которые связаны с телемедициной. Это напрямую связано с производством тех лекарств, которые актуальны для каждого конкретного человека. Вообще, все, что касается индивидуализации, сейчас очень актуально. Уход от массового производства к индивидуальному является интересным трендом, представляющим большие возможности для создания стартапов.

На Гайдаровском форуме Игорь Агамирзян как раз говорил об этом тренде. При этом Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров сказал о недостатке инженерных кадров. На что все-таки необходимо делать упор?

Здесь нет противоречия. Смысл в том, что основная структура добавленной стоимости смещается в сторону инжиниринга и разработки прототипов дизайна. Именно в этом смысле велика потребность в инженерных кадрах. Сейчас есть четкое деление между задумкой и производством. В сфере масс-продакшн никто не переплюнет Китай. России следует ориентироваться на идею кастомизированного дизайна, прототипирования, инжиниринга.

Мне представляется, что инновации раньше были уделом очень узкого, элитарного круга людей. Сейчас, в том числе и в связи с разработкой Стратегии, упор делается на массовое внедрение инноваций. Прокомментируйте, насколько это важно на данный момент?

Большая часть усилий направлена на популяризацию этого вида деятельности. Инновации – комплексная вещь. Здесь нужны не только предприниматели, но и дизайнеры, управленцы. На стадии быстрого роста часто таятся большие риски. Нужно привлекать кадры с хорошим пониманием специфики корпоративного управления, экспертов. Смысл программы популяризации технологического предпринимательства РВК в этом и состоит. Человек, имеющий способности к разработке новых технологий, не должен получать профессию юриста или экономиста, которых сейчас в избытке. Творческих людей необходимо сохранять для творческих профессий. Это не синоним нестабильности, а новый тренд. Однако не все люди к этому склонны. В России сложилась достаточно благоприятная атмосфера для стартапов и изобретений, есть открытые возможности для получения финансирования, поддержки, совета, обучения и встреч с экспертами, прохождения зарубежных стажировок.

Сейчас, мне кажется, есть некий дефицит информации о том, какие отрасли нуждаются в стартапах.

Скорее, существует ситуация переизбытка информации – «белого шума». Становится сложно выделить качественную и полезную информацию. Существует множество хронофагических сервисов, социальных сетей. Человек начинает решать не свои задачи, принимать участие в чужих дискуссиях. Нужно освободиться от собственной прокрастинации. При ясном фокусе человек не собьется с намеченного пути. Мы стараемся аккумулировать, преобразовать для рынка и создать обучающие модули, внедрить контент-составляющую в ведущие дискуссионные площадки (к примеру, Форум «Открытые инновации»).

То есть, сейчас нет потребности в создании единой информационной площадки наподобие интернет-портала, посвященного кластерной политике?

Идеи создания мегаагрегатора информации постоянно возникают. Всем хочется заниматься не столько созданием контента, сколько его классификацией, каталогизацией. Не думаю, что нужно создавать единые порталы. Необходима здоровая конкуренция, в том числе и между источниками информации. К тому же следует учитывать изменения, которые происходят. Мы стараемся оперативно за этим следить, давать рекомендации. К примеру, РВК поддерживает достаточно большое количество интернет-ресурсов, которые носят популяризирующий характер и рассказывают о мировых тенденциях. Среди них – FIRMA, Постнаука и многие другие. Они наиболее адекватно отражают актуальную для людей информацию. Конкуренция за внимание аудитории ведет к улучшению качества.

Другое дело – создание единой базы возможностей по венчурному инвестированию – то, что может быть полезным.

В Татарстане активно реализуются инициативы по созданию инновационных школ и даже детских дошкольных учреждений. Как вы к этому относитесь?

Идея идентификации на ранней стадии заложенных природой навыков довольно интересная. Необходимо приветствовать такие инициативы, которые ведут к наиболее раннему выявлению талантов. Этим надо заниматься с детства. Не всегда родители обладают достаточной квалификацией, желанием, уровнем понимания всех существующих в мире возможностей. Модель традиционалистского воспитания и «ходьбы по протоптанным дорогам» сейчас нужно менять.

Как вы оцениваете глобальную конкурентоспособность российских стартапов?

Не секрет, что при столкновении с действительностью многие стартапы оказываются «на обочине» мирового процесса инновационного развития. Есть компании, которые вышли на IPO в мировой индустрии, есть те, кто занял прочное место в сознании западных потребителей. Но существует проблема «тепличности». При существовании режима большего благоприятствования на местах, наличии системы получения грантов от институтов развития, определенного количества недостаточно квалифицированных инвесторов многие предприятия неконкурентоспособны в мировом масштабе. Особенно это видно в случае, когда стартап создан по модели, уже апробированной на западном рынке – методом клонирования, создания копикэта. Когда речь идет о прорывных технологиях, которые могут иметь хорошую перспективу в глобальном отношении, возрастает роль научной основы, глубокой научной проработки идеи.

«Предложение на рынке венчурного капитала мы оцениваем как достаточное: есть инвесторы всех типов. Но стадийность этого предложения не всегда равномерна. К примеру, наблюдается недостаток капитала на ранних стадиях»

Основные активы всех инновационных компаний нематериальны – в основном это люди. Часто носители идей применяют свои знания на практике где-нибудь в Силиконовой долине. Это неплохо. Интернациональные команды более успешны. Каждый приходит со своим элементом культуры, видением, бэкграундом рынка и может привнести что-то новое. Безусловно, хотелось бы, чтобы компании обосновывались в России.

В чем тогда состоит следующая задача – только в создании комфортных условий для ведения бизнеса или в чем-то еще?

Комфортная атмосфера для творческой деятельности – один из ключевых элементов всей инновационной культуры. Важны не только гармоничная институциональная среда, система законодательства, но и удобство жизни. Одно дело, когда студент ходит по дорожкам какого-нибудь кампуса, шурша листьями, и обдумывает инновационную идею. Совершенно другое дело, когда молодой ученый выходит на стылый порог какого-нибудь затерянного университета, и в его голове одна мысль – добежать до теплого помещения. Создание такой экосистемы для жизни, в которой приятно общаться с единомышленниками, – это очень важно. Отсюда успех тех институтов, которые обосновались, к примеру, на территории «Красного Октября», например, институт «Стрелка».

Алексей Комиссаров, министр Правительства Москвы, на пленарном заседании Doing Business in Russia 2.0 предложил Всемирному банку включить в рейтинг такой индикатор, как «инвестиции в инновации». Введение данного параметра откроет новые возможности для роста?

По активности венчурного рынка и темпам инвестиций в инновации мы смотримся неплохо. Сейчас Россия занимает 4-е место в Европе. За два года объем этих инвестиций вырос примерно в 4 раза. Но мы еще не можем оценить результаты выхода этих инвестиций. Фонды еще не прошли 10-летний цикл развития. Говорить о том, насколько эти инвестиции получились, несколько преждевременно. Важной задачей является привлечение иностранных соинвесторов, понимающих реалии западного рынка и перспективы предприятия. Такой индикатор можно включить, и он о многом скажет, но он не является полностью интегральным.

Центры сосредоточения будущих инновационных прорывов должны находиться в научных институтах и кластерах? Или усилия должны быть направлены на точечное развитие по всей стране?

В разной степени развитие должно происходить во всех областях. Сейчас более последовательное движение наблюдается в ряде регионов – Новосибирске, Томске, Казани, Санкт-Петербурге – там более развитые экосистемы по сравнению с другими субъектами. В инновационных экономиках других стран также не существует равномерного распределения. Всегда есть центры притяжения человеческого капитала, финансовых ресурсов.

Мы видим активное движение вокруг образовательных центров. Там же формируются и наиболее успешные кластеры. Хороший опыт работы с технопарками и бизнес-инкубаторами. Интерес представляют, например, программы, направленные на повышение квалификации грамотных управленцев на местах. Во второй раз проводится стартап-тур, реализуемый при поддержке институтов развития (Роснано, РВК, Сколково, Росмолодежь). В 26 городах будут организованы экспертные обсуждения с представителями государственной власти, предпринимательского сообщества, бизнес-ангелами. Думаю, что по итогам мы увидим некоторые изменения в регионах.

По каким критериям венчурные инвесторы ведут отбор проектов для финансирования?

Команда, продукт и рынок. На том этапе, когда у проекта отсутствуют материальные активы, инвесторы вкладывают средства в людей, которые разрабатывают продукт. Оценка здесь производится по специфике инновации, команды, по наличию презентационных навыков у участников, по их пониманию выхода продукта на рынок, экономических аспектов. К примеру, умение адаптироваться к действительным изменениям является важным фактором и присуще только способной к гибкости команде. Помимо этого, инвестор должен понимать, с какими командами стоит продолжать сотрудничество, а от чего следует отказаться для рационального использования времени.

Вы принимали участие в круглом столе, посвященном развитию предпринимательства, на котором обсуждались и вопросы финансовой поддержки бизнеса. Как сегодня распределяются роли в области финансирования стартапов?

Необходимо рассматривать разные ситуации. Моделей финансирования много – есть гранты, финансирование по взаимным капиталам. Всегда есть возможность получить средства на одной из стадий развития инновационного предприятия. Раньше частный капитал не хотел «идти в ранние стадии», поскольку это очень рискованно. Сейчас же на «более поздних стадиях» мы не ощущаем недостатка средств. Те компании, которые участвуют в конкурсе Generation S, также имеют шанс получить денежные средства, которые можно использовать на развитие компании.

За прошлый год объем ангельских инвестиций увеличился почти в 4 раза и составил на декабрь 2013 года порядка 120 млн долларов. Это хорошая тенденция.

Был ли у вас опыт создания собственного стартапа, какие сложности при этом возникали?

Все мои предпринимательские усилия были в 1990-е годы. Это была другая обстановка: речь шла не о технологиях, а о чистом предпринимательстве. Инновации появляются на пике конкуренции – тогда, когда все возможности для развития исчерпаны. Тогда можно было начать бизнес без какого-либо стартового капитала. Это было время больших возможностей. Все сегменты российского Интернета возникли во время и после кризиса 1998 года. Кризисы и жизнь, которая не обеспечивает стабильности, очень располагают к творчеству, и человек начинает думать в тех направлениях, которые вчера были для него ментально закрыты. Тогда меньше боялись, поскольку норма потребления была невелика. Сейчас человек с трудом отказывается от благ, к которым он привык – машины, квартиры, тогда все это было неочевидно, люди были неизбалованы.

«Сейчас более последовательное движение наблюдается в ряде регионов – Новосибирске, Томске, Казани, Санкт-Петербурге – там более развитые экосистемы по сравнению с другими субъектами»

Весь венчурный бизнес в России высокорискованный, и многие сегодня опасаются добавлять к этому технологические риски. Однако по мере развития экосистемы, можно сказать, многие из этих рисков сглаживаются. Сейчас плотность инновационного бизнеса очень низкая, а конкуренция для создания бизнес-проекта сравнительно невелика. Другое дело – инноваторам приходится сталкиваться с административными, институциональными барьерами. Но любой активный человек может сделать все.

Гайдаровский форум всегда формирует актуальную повестку для обсуждения важных социально-экономических вопросов. Как вы думаете, какую роль в будущем году будет играть тема инновационного развития государства?

Все большую роль для России с учетом тех реалий, которые обсуждались на форуме – в частности, падения роста ВВП, снижения промышленного производства, появления признаков экономической стагнации. В этой связи инновационное развитие приобретает решающее значение. Нужно искать новые пути. Если будем двигаться последовательно и активно, можем много достичь. Возможно, это движение началось позднее, чем хотелось бы, но его темпы неплохие. Хотя не стоит ожидать результатов на следующий день – придется пройти через какие-то стадии и вырасти, совершая ошибки и преодолевая трудности.

Беседовала Вероника Килина


Место проведения: