Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

С чего продолжить?

30.04.2014
Источник: Томский Бизнес-журнал

С чего продолжить?

Директор департамента инновационных рынков «Российской венчурной компании» Гульнара Биккулова о существующих механизмах стимулирования отечественного технологического бизнеса.

В рамках состоявшегося в начале апреля форума молодых ученых «U-NOVUS» вице-губернатор Томской области Александр Феденев и генеральный директор «Российской венчурной компании» (РВК) Игорь Агамирзян подписали план по совместному развитию инновационной инфраструктуры региона. О том, каким образом РВК планирует вернуть словосочетанию «томские инновации» его изначально оптимистичный посыл, а также о существующей практике применения предложенных механизмов «Томскому Бизнес-журналу» рассказала Гульнара Биккулова, член правления РВК, непосредственно отвечающий за развитие инновационных рынков компании.

– Гульнара Зифаровна, так как рассуждения о «высоком потенциале» в Томске уже никем практически не считываются, давайте попробуем поговорить о том, что мешает реализоваться этому потенциалу и как в преодолении подобной инерции нам может помочь РВК.

– В Томске (и не только в нем одном) необходимо активно развивать венчурную экосистему. Это та самая среда, в которой зарождаются инновационные проекты, вырастающие затем в большие бизнесы. В процессе становления экосистемы в ней формируются разнообразные структуры, помогающие проектам превращаться в бизнес – это могут быть технопарки, инкубаторы, консультационные организации (или отдельные консультанты), университеты, инвесторы и корпорации (которые в итоге и выкупают проекты или же помогают их продвижению через свои каналы продаж). В Томске пока всего этого взятого в комплексе не существует. Есть ученые, есть лаборатории, ведутся разработки, однако впечатляющих историй успеха мы пока здесь не видим.

Но я бы не сказала, что в связи с этим нужно впадать в пессимизм. В томской промышленности большую долю занимают компании, деятельность которых связана с научными разработками. Старейшие технопарк и инкубатор страны также находятся в Томске. Вообще, если говорить о проблеме в разрезе всей страны, то сегодня в каждом конкретном регионе формируется своя экосистема – со своей специализацией и скоростью становления. Можно сказать, что в Москве такая система со всеми необходимыми инфраструктурными элементами уже сформирована. В регионах пока ситуация заметно иная – как правило, в большинстве из них есть один или два более-менее заметных элементов такой инфраструктуры, остальные же находятся на начальной стадии развития. Да, в Томске есть сильные университеты и отдельные элементы венчурной экосистемы, но пока здесь не будет сформирована вся необходимая инфраструктура, говорить о реальном прорыве будет рано.

– Та модель инновационного развития Томска, которую сейчас постепенно и в то же время неуклонно «реформируют», также предполагала приоритет развития инфраструктуры. Не получится так, что мы попросту зайдем на второй круг?

– Инфраструктура бывает разной. В рамках подписанной сегодня дорожной карты о сотрудничестве РВК и Томской области сделан акцент именно на развитии венчурной экосистемы. Так, первым шагом будет создание в области малого венчурного фонда, который будет инвестировать в перспективные проекты на их ранних стадиях, когда получить деньги на развитие проектов особенно трудно. Далее в наших планах есть создание фонда, который бы работал в тесной связке с бизнес-ангелами – при таком формате фонд доверяет бизнес-ангелу отбор проектов для инвестирования и к каждому проинвестированному им рублю добавляет свой рубль. Поэтому привлечение в Томскую область бизнес-ангелов будет еще одним из приоритетов работы РВК в рамках нашего сотрудничества. Будет продолжена работа по различным образовательным проектам для сотрудников томских инкубаторов, акселераторов и технопарков. Ну и, конечно, мы планируем более активно привлекать внимание корпораций к томским проектам и наоборот – учить томских стартаперов работать с крупным российским бизнесом.

– В отношении того, насколько реально стать поставщиком крупной российской компании, скепсиса сегодня столько, что хватило бы на три полновесных инновационных стратегии. Как в РВК оценивают ситуацию с реальным спросом российских «тяжеловесов» на отечественные же разработки и технологические продукты?

– Разумеется, у каждой крупной корпорации есть собственная отработанная система контрактов, с которой она работают годами и даже десятилетиями, поэтому и пробиться в нее очень и очень сложно. При этом нужно учитывать и тот факт, что в корпорациях мыслят масштабами, которые в небольших стартапах и представить себе не могут – ведь если крупная компания что-то покупает, это может измеряться в сотнях тонн или миллионах штук. Поэтому и разговор между корпорациями и стартапами обычно идет на абсолютно разных языках. Но даже, если такой диалог налажен, то со стороны корпораций в нем обычно участвуют люди, отвечающие за НИОКР, так как в штате корпораций только они и могут понять, о чем идет речь. Однако в силу специфики крупных компаний эти люди мало связаны с людьми, которые отвечают за закупки или же создание новых продуктов.

Как раз для того, чтобы попытаться переломить ситуацию, несколько лет назад РВК совместно с Минэкономразвития создала клуб директоров по инновациям российских компаний (в него, кстати, входят как представители госкомпаний, так и частных корпораций). Начали мы с того, что предложили им создавать корпоративные венчурные фонды – мы тогда считали, что это будет тот канал, через который корпорации смогут тесно контактировать с сегментом стартапов. Достаточно быстро стало понятно, что быстрого эффекта здесь достичь не удастся, хотя определенный прогресс в этом направлении уже есть. К примеру, на сегодняшний день 12 российских корпораций проводят решения на уровне советов директоров о создании собственных венчурных фондов, шесть таких фондов уже создано за один только прошлый год. Это немало, но, конечно, хотелось бы больше, поэтому работу с корпорациями мы активизируем сразу по нескольким направлениям – это и конкурсы идей, и содействие в создании корпоративных инкубаторов и акселераторов, и дальнейшая работа по тем же самым венчурным фондам.

– Где на сегодняшний день может концентрироваться спрос на российские инновации и что нужно сделать, чтобы конвертировать его в твердые контракты?

– Начать можно с того, что целый ряд программ по стимулированию спроса на инновационную продукцию действует сегодня на государственном уровне. Ниша перспективная, но и здесь для стартапов есть свои подводные камни. Взять ту же процедуру госзакупок – в стандартной команде разработчиков, как правило, нет людей, способных разобраться в нюансах этой системы. Эти люди вообще не мыслят категориями, прописанными в требованиях к госзакупкам. РВК как институт развития проводит образовательную программу для стартапов, в ходе которой мы объясняем, как участвовать в процедурах закупок корпораций; с кем нужно при этом нужно разговаривать, а с кем нет; как презентовать продукцию или проект. Многие ведь просто не понимают, что крупный бизнес с первого раза ничего у них не купит, что его нужно обрабатывать очень долго – холодными и горячими звонками, выверенной системой аргументации и т.д.

Если же говорить о рынке в целом, то на нем сегодня есть два подхода по поиску спроса и дальнейшему созданию инновационных продуктов. Подход первый – существует научная лаборатория, на базе которой создана какая-либо разработка. Ее (разработку) уже особо не изменишь, поэтому команде нужно думать, где и в каком качестве она могла бы быть востребованной. Команда начинает исследовать рынки; смотреть, какие продукты востребованы сейчас, а какие могут быть востребованы в обозримом будущем; моделировать поведение потребителей и т.д. Когда людям становится ясно, в каком направлении нужно двигаться, тогда и создается продукт, рассчитанный на определенного потребителя.

Второй подход, в рамках которого создаются «легкие» и не особо наукоемкие технологии, не требующие при этом больших ресурсов, сегодня получает все большее распространение и популярность. Особенно это заметно в среде молодых разработчиков, у которых нет за спиной весомого научного багажа, и которые начинают думать о том, какие идеи могли бы помочь им получить большой бизнес эффект. Такие команды идут от рынка и активно изучают тренды, которые в перспективе будут менять окружающую нас среду и нашу повседневную жизнь.

Понятно, что проблемы сегодня чаще возникают у тех коллективов, которые разрабатывают сложные и наукоемкие вещи. Разработчики из этих команд, как правило, не умеют мыслить в категориях продуктов, рынков и потребителей. Именно поэтому так много российских разработок заканчивает свою жизнь в виде патентов на полках. Понятное дело, что эту нишу нужно развивать и инвестировать в нее активнее. К примеру, весь рынок российских венчурных инвестиций на сегодняшний день на 90% концентрируется вокруг сегмента IT. Это очевидный перекос, поэтому новые фонды РВК будут ориентироваться как раз на наукоемкие отрасли, при этом не связанные (насколько это сегодня возможно) с IT.

– Раз уж речь зашла о категориях продуктов и рынка, то небезынтересно было бы узнать, через какие показатели оценивается эффективность работы уже самой РВК.

– Дело в том, что РВК является фондом фондов. Это такой достаточно распространенный в мире формат, когда «большой» фонд инвестирует государственные деньги в венчурные фонды, создаваемые большей частью совместно с частными игроками на равных паях. И именно эти фонды инвестируют затем уже непосредственно в технологические проекты. Поэтому основным KPI (ключевым показателем эффективности – ред.) здесь будет являться та прибыль, которую получат эти фонды при своем закрытии. Жизнь такого фонда обычно составляет 7-10 лет, поэтому можно сказать, что большая часть фондов РВК уже завершила первый цикл своего существования (им больше пяти лет). То есть, в ближайшем будущем должен начаться этап выкупа, когда фонды начнут продавать свои компании либо инвесторам других стадий, либо корпорациям.

Соответственно, для РВК главным результатом по ее инвестиционному направлению будет полученный доход на инвестиции, вложенные в эти фонды. При этом нужно понимать, что наши показатели будут самым естественным образом отличаться от показателей других фондов – РВК это все-таки институт развития, предназначенный, в том числе, инвестировать в те направления, куда не идет частный инвестор. Ну а косвенным показателем эффективности РВК, который можно оценить уже сегодня, является развитие российского рынка венчурных инвестиций. Если на этапе зарождения этого рынка фонды РВК составляли приблизительно его половину, то сегодня этот показатель не превышает 10%.


Место проведения: