Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Самые активные венчурные фонды страны

12.12.2014
Источник: Коммерсантъ

Самые активные венчурные фонды страны

Портал Firrma при поддержке РВК и стратегическом партнерстве PwC проанализировали работу фондов за последний год и составили топ самых активных венчурных фондов России. Как в последний год вели себя основные игроки венчурного рынка? С кем работать и к кому идти за инвестициями? Чего ждать от 2015 года? Ответы на эти и другие вопросы вы найдете в нашем проекте.

Венчурные тренды 2014 года

Снижение среднего чека и рост доли seed-сделок. В первую очередь «виновником» этого тренда является Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ; №1 в общем зачете). ФРИИ, как истинный market maker, за прошлый год сделал 122 сделки. Активность фонда проявляется и на других «фронтах»: акселерация, запуск коворкинга tceh, выпуск исследований и книг. Более того, в 2014 году ФРИИ впервые провел интернет-форум ФИПР, участие в котором приняли не только ведущие интернет-предприниматели Рунета — например, Аркадий Волож и Александр Мамут, но и президент Владимир Путин. После мероприятия со статусным гостем законодательные инициативы, касающиеся интернет-рынка и венчурного инвестирования, стали обсуждаться гораздо активнее на всех уровнях.

Рост числа синдикаций. Тренд стал заметен еще в 2013 году, но в 2014-м получил полноценное развитие на фоне проявившихся геополитических рисков. Основные причины, способствующие росту числа синдицированных сделок: с одной стороны, речь идет о хеджировании рисков и уменьшении денег в фондах (в 2014 году у многих заканчивается инвестиционный цикл), с другой — улучшение коммуникаций и возрастающий градус доверия между фондами.

Корпоративные фонды демонстрируют устойчивость, несмотря на ухудшение конъюнктуры. Статистика показывает, что существующие корпфонды инвестируют регулярно и, главное, часто: так, QIWI Venture провел десять сделок, Softline — семь сделок, четыре из которых — в новом фонде, запущенном в 2014 году, LETA Capital закрыла шесть сделок и т.д. Причины подобного явления понятны: корпорации не столь зависимы от ежеминутных изменений рыночной ситуации и могут надеяться на финансовую подушку своих материнских компаний. Так что можно уверенно говорить о том, что корпофонды — наравне с госфондами — остаются основными полноценными островками стабильности на венчурном рынке.

Инвестиции в финансовые технологии. В прошлом году финтех был одним из нескольких ключевых трендов (наряду с интернет-образованием), а в 2014-м фактически превратился в фундаментальный. В SaaS-проекты и проекты в сегменте электронной коммерции регулярно инвестируют сразу несколько фондов — например, Flint Capital, Almaz Capital и «Лайф.Среда». В целом стартапами, связанными с финтехнологиями, сегодня интересуются не только фонды, но и топовые банки — к примеру, в этом году «Альфа-Банк» запустил акселерацию для финтех-проектов. И хотя финансовые корпорации пока не готовы тратить средства на подобные проекты, сам интерес — хороший «звонок» для благополучного развития венчурного рынка.

Российские фонды стали активнее инвестировать вне страны. В США российские фонды пробраться пока так и не смогли — слишком высока конкуренция на американском рынке. Отчасти по этой причине фокус российских инвесторов сместился на Израиль: опыт вложения средств в израильские проекты есть, например, у Almaz Capital, Runa Capital, TMT Investments, Altair Capital, LETA Capital, Flint Capital. В Израиле российских инвесторов встречают радушно в силу исторически сложившихся связей и относительной географической близости. Российским инвесторам даже организовывают специальные туры в Израиль — для знакомства с местным венчурным рынком. Впрочем, фонды вряд ли ограничатся только одной территорией: так, уже сейчас инвесторы отмечают Юго-Восточную Азию, характеризуя этот регион как «потенциально взрывной рынок». Например, фонд iTech Capital в своем портфеле имеет уже как минимум два актива, интенсивно работающих в ЮВА, — Aviasales и SEOPult.

Иностранные инвесторы уменьшают объем вложений в российские компании. С этим трендом сложно спорить. Однако говорить о том, что западные инвесторы совсем ушли с российского рынка, все-таки не приходится: скорее, иностранные фонды предпочитают теперь входить в проекты в синдикатах (см. тренд №1). Например, в этом году состоялась одна из крупнейших сделок объемом в $150 млн в GetTaxi (для компании Россия является ключевым рынком присутствия, по крайней мере, пока): в и раунде принял участие целый консорциум инвесторов во главе с Vostok Nafta. Или другой позитивный пример — Intel Capital, который не только не уходит из России, но и продолжает инвестировать (в 2014 году фонд закрыл три сделки).

Венчурные прогнозы на 2015 год

Число сделок на посевной стадии растет. Предпосылок несколько: нарастающая интенсивность закрытия сделок самым активным фондом на рынке — ФРИИ, а также увеличивающийся объем государственных денег, вложенных в венчурную отрасль через разные инструменты (как прямые инвестиции, так и раздача грантов).

Оживление интереса корпораций к венчурному рынку. Причины просты: крупным компаниям нужны точки роста в кризис. Кроме того, начинают подрастать неплохие венчурные проекты. Так, первые ласточки уже полетели: самые крупные сделки в текущем году сделали именно корпорации — например, «Яндекс» в Auto.ru ($175 млн), АФК «Система» и МТС в Ozon.ru ($150 млн), «Юлмарт» в Zvooq.ru ($10 млн). И хотя первые две сделки можно отнести к категории «невенчурные», они оказывают воздействие на положительный тренд.

Число экзитов останется стабильным. Так, за 12 последних месяцев инвесторы осуществили 30 «выходов». Экзиты — пожалуй, самый болезненный вопрос для инвесторов, поэтому прогнозировать их число трудно, однако плохая для корпораций общеэкономическая конъюнктура вполне может сыграть на руку венчурным фондам.

Появление «выжидающих» фондов. Рейтинг 2014 года показывает, что сразу несколько ранее активных фондов не инвестировали или почти не инвестировали в текущем году: например, из прошлогоднего топ-25 в нынешний не попали три крупных фонда. При этом источники на рынке уверяют, что далеко не всех из «выпавших» игроков можно отнести к мертвым (хотя есть и такие): так, некоторые заняли выжидательную позицию из-за рыночной конъюнктуры. Так что возможно, что часть игроков совсем уйдут с рынка, а часть — вновь появится на «экранах».

Драйвером рынка станут государственные и частно-государственные фонды. Именно такие игроки рынка в ближайшей перспективе смогут позволить себе не сильно обращать внимание на слабо прогнозируемое экономическое положение. В 2014 году в топ-25 уже четыре подобных фонда, хотя годом ранее их вовсе не было в числе активных участников рынка.

Прогнозы инвесторов

Дмитрий Чихачев, управляющий партнер Runa Capital:
1. Технологические риски останутся на прежнем уровне, несмотря на ситуацию в экономике. Инвестиции в технологии менее подвержены политическим и макроэкономическим рискам, так что в каком-то смысле мы даже оказываемся в относительном выигрыше по сравнению с другими классами активов. Снижает риски также и географическая диверсификация портфеля Runa.

2. Рынок венчурных инвестиций продолжит демонстрировать снижение показателей. Это результат цикличности рынка. Мы видели бурный рост в предыдущие два года, когда количество инвестиций увеличилось более чем в 10 раз. Некоторое охлаждение рынка пойдет ему, скорее, на пользу.

3. Основное направление для инвестиций по-прежнему — облачные технологии. Сейчас все ключевые сервисы уже в «облаках». Тренд распространяется на ИТ-технологии в области образования, здравоохранения, финансовых и государственных услуг. Мировой рынок облачных решений для малого и среднего бизнеса составляет $95,7 млрд, ежегодный прирост — 28%.

Олег Сейдак, партнер Flint Capital:
1. Российский рынок найдет новую точку равновесия. Уже невозможно скрывать тот факт, что российский венчур не состоялся в том виде, в котором его хотели видеть игроки, вышедшие на рынок в 2010-2012 годах. Для продолжения деятельности частных игроков рынка — фондов, консультантов и «упаковщиков», медиа, юристы и пр., необходимо найти и признаться самим себе, что неуклюжие копии американских, западно-европейских и израильских подходов в России как не работали, так и не будут работать. Признав это, игроки должны найти новую модель получения дохода на рынке и новые идеи создания добавленной стоимости на капитал. К сожалению, сделать это будет значительно сложнее, чем в 2010-2011 годах, когда общая эйфория и надежды разогревали рынок, привлекая дополнительные инвестиции. Учитывая потраченные средства (в долларах), неопределенность по выходам, девальвацию и общую нестабильность, есть вероятность, что многие старые игроки будут смотреться довольно бледно при презентации новой парадигмы при привлечении свежего капитала.

2. Российский венчур временно перестанет быть коммерческим и сформирует потенциальный отложенный спрос. На рынке помимо прогосударственных фондов, останутся в основном лишь непрофессиональные частные или кэптивные инвесторы, да и они будут активны только в случае стабилизации валютной и геополитической ситуации. Фонды, не привязанные жестко к России своим мандатом или другими нерыночными условиями, либо переориентируются на внешние рынки, либо затаятся. Вернутся ли они на российский рынок с новым запросом на активы, будет зависеть в первую очередь от возможности найти новую устойчивую экономическую парадигму, а также от изменений в политической, законодательной и валютной ситуациях.

3. Основными игроками рынка станут прогосударственные структуры, которые получат реальный шанс изменить юридические подходы к осуществлению венчурных инвестиций в России. На фоне в лучшем случае временного снижения активности частных игроков прогосударственные фонды, имеющие выделенные ресурсы и бюджеты по их освоению, станут диктовать условия рынку в части методов структурирования инвестиционных сделок. Вкупе с постепенным изменением законодательства и ограничениями на работу через оффшоры это может изменить подходы, которые будут рассматриваться как базовые при работе инвесторов на территории РФ. Остается лишь один вопрос: вернутся ли частные инвесторы к активности после стабилизации ситуации, чтобы эти новые подходы из базовых превратились в широко используемые?..

Александр Туркот, глава инвестиционного комитета Maxfield Capital:
1. Станет меньше зарубежных инвесторов, в том числе работающих на поздних стадиях. Стоит ждать сокращения количества выходов через продажу зарубежным финансовым институтам. Однако этот негативный тренд будет несколько уравновешиваться появлением новых российских фондов. В 2014 году эта тенденция уже заметна, появились Ocean Capital, Run Capital и другие.

2. Ряд самых активных и успешных фондов продолжат работу в расширенной географии. Российский внутренний рынок хорош для старта компании, ее запуска, но настоящая венчурная доходность возможна при лидирующей позиции проекта на одном крупном или нескольких средних по размеру региональных рынках, поэтому фонды будут искать сделки и в СНГ.

3. На рынке должно стать меньше «легких денег». Благодаря расширению географии команды фондов из России будут конкурировать с иностранными компаниями за инвестиции, что позитивно отразится на качестве их работы. Кроме этого фактора, российская венчурная экосистема развивается: фонды приобрели нужный практический опыт и вряд ли будут совершать очевидные инвестиционные ошибки, характерные для ранней стадии развития индустрии.

Кирилл Белов, управляющий партнер ImpulceVC:
1. Частичная переориентация проектов с глобальным потенциалом на международные рынки. Интенсивный рост на родине больше не является поводом игнорировать другие рынки. Большинство проектов несут затраты в основном в виде ФОТ и расходов на аренду, но есть и расходы на международный хостинг, ПО и т.д. И последние могут быть значительными. Выручка в твердых валютах может стать хорошим компенсатором увеличения этих затрат. Кризис и крайне плохое состояние национальной экономики и валюты — отличный повод активнее искать выходы на международный рынок.

2. Рост числа проектов и сервисов, оптимизирующих расходы или увеличивающих доходы бизнеса за долю малую сиротскую. Мы наблюдаем этот тренд уже более года: во всех отраслях идет оптимизация бизнес-процессов от интеллектуального управления расходом электроэнергии до сервисов по увеличению выручки в e-commerce и оптимизации расходов на рекламу. В подобных проектах стагнации не ожидается, мы видим стабильный рост портфельных компаний.

3. Закрытие большого количества проинвестированных на разных стадиях проектов, так и не вышедших на самоокупаемость. На рынке до сих пор присутствуют неквалифицированные инвесторы с большим количеством денег. Они уже начали сокращать свои расходы, и «игрушки» в виде стартапов у многих из них будут первыми в очереди. В то же время и профессиональные инвесторы будут жестче относиться к проектам, активно «надувающим лошадку», но не по сути зарабатывающим денег.

Максим Штейгервальд, инвестиционный директор ФРИИ:
1. Увеличится количество сделок на посевной стадии по сравнению с 2014 годом.
2. Снизится размер сделок на стадии А и выше.
3. Вырастет качество стартапов и количество проектов от людей с опытом.

Комментарии составителей

1. Продукт является медийным, а не научным исследованием. Проект задуман как ежегодный, данный топ — второй по счету (прошлый был годом ранее).

2. Представленный топ не является рейтингом лучших фондов (такая формулировка не корректна сама по себе), это — подборка наиболее активных игроков рынка за конкретный период (с декабря 2013 года по ноябрь 2014 года включительно), попытка дать его общую картину и выявить самых деятельных участников рынка.

3. Мы понимаем, что вся собранная и проверенная нами информация имеет определенные допущения: далеко не все сделки становятся публичными, не все фонды готовы делиться этой информацией (точно также они могут завышать или, напротив, занижать размер своих инвестиций). Мы постарались минимизировать риски: основывались как на исследованиях и публичной информации, так и на данных, полученных от самих фондов (при этом их ответы проверялись). Методология описана ниже.

4. Мы учитывали только фонды, которые удовлетворяют нескольким критериям: а) созданы россиянами или выходцами из России, б) работают на территории нашей страны, в) совершили за последний год не менее двух венчурных сделок. Условный базовый параметр — число проинвестированных компаний.

5. Мы ранжировали фонды, основываясь на полученных от них данных и числе сделок за год. Однако в таблице вы также найдете аналогичные критерии (соседние столбцы), подтвержденные авторитетными медиаресурсами. Почти всегда эти графы отличаются от друга. Какой из них доверять больше — решать вам. То же самое касается пункта «число выходов»: мы приводим две цифры по каждому фонду — по собственной информации и по публичной.

6. Для чистоты исследования мы не считали в основном топе фонды, позиционирующие себя как посевные. Причина — небольшой средний чек на ранней стадии инвестирования при возможности совершать больше сделок. Однако полностью исключать посевные фонды было бы неправильно, поскольку они представляют собой существенную часть рынка, поэтому мы вынесли таких игроков в отдельную подборку.

7. Зачастую невозможно определить по характеру сделок является ли фонд чисто посевным или нет. Многие российские игроки «всеядны» и инвестируют на разных стадиях. Поэтому мы брали за основу официальное позиционирование самих фондов. Таким образом, в основную подборку попали многие так называемые «всеядные» фонды.

8. Мы не учитывали управляющие компании и фонды, не являющиеся венчурными по формальным признакам. Надо отметить, что в ряде случаев фонды, делающие время от времени венчурные сделки, сами не считают себя венчурными (как, например, Baring Vostok). Их мы тоже не включали в выборку.

9. Мы понимаем, что оценка фондов, работающих в разных индустриях, не вполне корректна: инвестиции в сложных, наукоемких отраслях происходят гораздо реже, процесс изучения потенциальных портфельных компаний и их финансирования гораздо дольше, чем в ИТ и интернете, а средний чек сделки при этом может быть в разы больше. Однако российский венчурный рынок (впрочем, как и мировой) демонстрирует явный перекос в сторону ИТ и интернета, и большинство фондов работают именно в этих сегментах.

10. В итоге мы получили «большой» сводный топ наиболее активных венчурных фондов России (58 игроков), который дает общее максимально четкое представление о венчурном рынке страны (не считая ангельских инвестиций).

Методология. Пять этапов.

Первый этап — составление списка фондов, которые подходят по формальных признакам: действующие венчурные фонды с российскими основателями, совершавшие сделки за последние 12 месяцев. Для составления списка использовались открытые источники: федеральные и специализированные СМИ («Ведомости», «Коммерсант», РБК, Forbes, CNews, Firrma); базы данных (CrunchBase, AngelList, RusBase и Venture Databasе); исследование «Обзор рынка прямых и венчурных инвестиций» по итогам первых трех кварталов 2014 года, проведенного РАВИ при поддержке РВК; годовой отчет РВК за 2013 год; исследование ФРИИ «Карта сделок в российском интернет-сегменте» за 2012 год — первую половину 2014 года.

В итоге получился список из 81 фонда, из которых в шорт-лист по базовым критериям (см. выше) попали 62 игрока. Часть фондов, называвших себя венчурными, оказались в итоге либо фондами другого профиля (в основном — private equity), либо управляющими компаниями, либо family offices. Несколько очень крупных фондов не попало в шорт-лист, потому что, имея бенефициаров российского происхождения, де факто они не являются российскими и не инвестируют в проекты на территории России (например, DST).

На втором этапе произошло более глубокое изучение каждого из участников шорт-листа. Основные критерии, по которым оценивался каждый фонд: число проинвестированных компаний за последние 12 месяцев (порог отсечения — не менее двух сделок), объем проинвестированных средств за последние 12 месяцев, а также число выходов и общее число портфельных компаний. Также была сделана попытка запросить у фондов ROI (данные также содержатся в сводной таблице).

На третьем этапе прошло анкетирование участников для личного подтверждения полученных ранее данных (согласно основным критериям, заявленным выше). Важно понимать: данные, которые были получены от участников опроса, были лишь одним из подтверждений — важным, но не определяющим, поэтому эти данные приводятся в отдельной графе.

На четвертом этапе все данные сводились воедино. Ключевой показатель — число проинвестированных компаний за 12 месяцев (как по собственной, так и по публичной информации). Другая группа показателей: число выходов за тот же срок, размер проинвестированных средств за аналогичный период, общее число портфельных компаний. Критерий, согласно которому мы ранжировали участников, — число проинвестированных проектов за последние 12 месяцев. Это очень условная метрика активности, однако это самый прозрачный и явный показатель, и в данном случае он используется только для того, чтобы внести внутреннюю логику в список. При этом мы даем по каждому из фондов максимум информации — для того, чтобы была возможность самостоятельно выделить для себя и оценить наиболее важные критерии.

Пятый этап — производство медийного проекта. На выходе мы получили топ венчурных фондов, инвестирующих на территории России и сделавших за год не менее двух сделок.


Место проведения: