Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Нужно учиться принимать решения . Чего не хватает стартапам для работы с корпорациями

Дмитрий Иванов, директор по инновационному развитию ПАО «ОДК-Сатурн» и член рабочей группы Технет, рассказал в интервью Rusbase о том, чем занимается группа Технет НТИ в акселераторе GenerationS, каких технологий сейчас не хватает двигателестроительной отрасли и почему стартапам нужно планировать свою работу как минимум на 10 лет вперед.

— Какова роль группы Технет НТИ в акселераторе GenerationS?

    — Технет — это одно из направлений Национальной технологической инициативы, инициированной президентом России Владимиром Путиным, как долгосрочная программа по созданию условий для обеспечения лидерства российских компаний на новых высокотехнологичных рынках, которые будут определять структуру мировой экономики в ближайшие 15-20 лет.

    Концепция НТИ основана на том, что в основе развития этих рынков лежит определенный ключевой пакет технологий, и собственно, одним из условий лидерства на новых рынках будет владение и быстрое развитие этих технологий, для чего нужно создавать определенные условия. Одними из таких технологических пакетов являются передовые производственные технологии (Advanced Manufacturing Technologies).

    Соответственно, каждой из технологий, входящих в это пакет, нужны свои условия для развития. Где-то необходимо создать новую законодательную базу, где-то изменить существующие нормы, нужно создавать какие-то преференции компаниям, создающим эти технологии, в том числе стартапам. Поэтому в мае 2015 года в рамках Форсайт флота инициативная рабочая группа сформировала основу дорожной карты создания условий для развития передовых производственных технологий в нашей стране. Эта дорожная карта была утверждена 14 февраля 2017 года президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

    Если посмотреть на мероприятия дорожной карты, то один из элементов — создание технологических акселераторов. Их задача — значительно ускорить развитие проектов как в технологической части, так и в организационной.

    Например, если стартап будет развиваться не в рамках акселератора, он сможет показать более-менее приемлемый продукт или услугу через три года. Акселератор эту работу с помощью специальных методов может сделать за месяц или за два.

    То есть за это время проект проходит такой же путь, который прошел бы за три года. Соответственно, это позволяет ему очень быстро ускориться в своем развитии. И не только стать конкурентоспособным, но и выйти на рынок, возможно, раньше конкурентов, т.е. получить дополнительное преимущество.

    Если говорить в целом, то рабочая группа Технет — это инициатива нескольких компаний и университетов, таких как Санкт-Петербургский политехнический университет, ГК «Ростех», «ОДК-Сатурн» и других. На самом деле, большое количество компаний, государственных и частных, выразили свою заинтересованность в этой инициативе, так как им интересно, чтобы этот сегмент рынка — передовые производственные технологии — развивался.

    В утвержденной дорожной карте есть четкие показатели, например, по количеству высокотехнологичных бизнесов, которые должны появиться в стране в этой области в течение следующих нескольких лет. Условно они называются «фабрики будущего». Это такие комплексные технологические решения, интегрирующие ППТ и новые бизнес-модели, которые будут глобально конкурентоспособны в рамках нового индустриального уклада. Вот таких компаний должно быть создано минимум 10 к 2025 году. Следующий показатель, объем экспорта продукции, полученной с использованием передовых производственных технологий, к 2025 году должен составить 80 миллиардов рублей. Это означает, что в том числе те компании, которые мы создаем в рамках акселератора, должны к 2025 году экспортировать продукцию на 80 миллиардов рублей.

— А как вы считаете, это возможно?

    — Дорогу осилит идущий. Понятно, что мы не можем гарантировать, что именно «наши» компании достигнут этой выручки. Но если не будет акселератора, то таких показателей точно не будет.

    Дмитрий Иванов и губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов на открытии трека Технет

— Что такое «реестр проектов» Технет НТИ?

    — Государство готово помогать проектам, которые соответствуют критериям Национальной технологической инициативы. Эти критерии есть на сайте НТИ. За время существования рабочей группы (чуть больше года) было рассмотрено 40 проектов, одобрено к включению в реестр проектов НТИ – 17. Им может быть оказана различная помощь — от субсидий на проведение НИОКРов до помощи в устранении административных барьеров. То есть мы помогаем бизнесам получить внимание государства и государственных компаний к их проектам.

    Например, о вашем проекте обязательно узнают замминистра промышленности и торговли, представители Внешэкономбанка, нескольких других профильных компаний, входящих в рабочую группу. Скоро планируется очередное заседание рабочей группы Технет. Я буду делать доклад по итогам работы в акселераторе Технет, в том числе и по всем проектам, которые были в акселераторе. Все участники рабочей группы получат распечатку с кратким описанием проектов. По итогам заседания рабочей группы четыре проекта из акселератора могут быть включены в реестр проектов НТИ. В рамках рассмотрения о проектах будут проинформированы практически все крупнейшие корпорации России.

    А теперь представьте, что вы не попали в акселератор. Какие у вас шансы на то, что о вашем проекте узнают руководители крупнейших корпораций страны, которые занимаются высокотехнологичным бизнесом?

    Я очень упрощенно рассказываю, но на самом деле, там огромное количество механизмов. Система отбора проектов выстроена таким образом, что даже если вы не пройдете по каким-то критериям, то о вас все равно узнают нужные люди. То есть если вы чем-то интересны — к вам обязательно обратятся и будут сотрудничать.

— Почему «ОДК-Сатурн» приняла решение участвовать в акселераторе?

    — С одной стороны, мы видим, что необходима активация научно-технологического развития страны, в том числе в определенных направлениях развития нашей компании. Нам не хватает новых материалов с определенными свойствами. Например, для развития аддитивной печати композитов, керамики. Есть такие области, в которых конкуренты блокируют доступ к разработкам своих поставщиков, обеспечивая себе конкурентоспособность, технологическое преимущество на определенный срок.

    Поэтому, если мы не будем формировать у себя собственные инновационные компании, которые смогут создавать для нас новые технологии и материалы, мы будем проигрывать конкурентам. Наша компания работает на глобальном рынке: мы поставляем двигатели и их компоненты на мировой рынок и в том числе глобальным компаниям. В этом плане мы вынуждены отслеживать все технологические и бизнес-изменения на рынке и предлагать что-то свое, новое.

— Каких технологий сейчас не хватает вашей отрасли?

    — Знаете, нельзя говорить, что их не хватает. Многих пока что нет. Но мы понимаем, что в нашем направлении возможно в результате технологического развития получение, например, новых способов обработки и создания материалов. И у нас есть два подхода к работе со стартапами. Первый связан с технологическим направлением. Мы говорим руководителям проектов:

    «Ребята, все, что в этом направлении приносите, мы будем смотреть, выбирать. Если вы нам докажете, что эта технология поможет нам улучшить каким-то образом наше текущее состояние, то мы готовы вам в этом помогать».

    Второй подход такой. Мы сформулировали в рамках работы в рабочей группе так называемые технологические барьеры. Их список можно посмотреть на сайте НТИ или на сайте фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технологической сфере (фонд Бортника). Для преодоления этих технологических барьеров запущено несколько программ поддержки.

    В зависимости от уровня разработки стартапу предлагаются различные гранты. Направления разные: аддитивные технологии, новые материалы, композиты, сенсорика, робототехника.

    Допустим, у нас сейчас нет дешевых сенсоров, которые бы стоили, например, меньше пятидесяти центов, могли бы работать автономно в течение трех лет и обеспечить точность позиционирования до полуметра в условиях производственного цеха. Если вы разработчик в этой области и у вас есть прототип такого сенсора или вы представляете, как его создать, это классно, вы можете получить грант фонда на создание прототипа и развитие производства этих сенсоров.

    Соответственно, наша задача — так выстроить работу акселератора, чтобы очень быстро находить подобные «искорки» и из них с помощью определенных методов создавать успешные бизнесы. К тому же мы являемся и потребителями продуктов таких компаний, покупаем станки, материалы, софт. Без акселератора стартапы порой просто не знают, как можно достучаться до корпораций, где найти источники финансирования и так далее. Акселератор — это такая сложная история, которая позволяет многие из этих проблем решить.

— Есть ли у вас в «ОДК-Сатурн» какое-то свое подразделение по работе со стартапами?

    — Оно одновременно и есть, и нет. Например, в компании есть директор по инновационному развитию — это я, у нас есть опытный завод, существует опытно-технологическая лаборатория, есть руководители направлений и инженеры, которые занимаются внедрением инновационных технологий в серийное производство. Вот эта система на предприятии есть, и она работает. Иначе мы бы не смогли создавать двигатели, которые в состоянии конкурировать с зарубежными аналогами.

    С другой стороны, сказать, что это все работает идеально, особенно с точки зрения стартапов, я тоже не могу, потому что вижу, что есть определенные проблемы. Мы эту работу в компании ведем уже на протяжении четырех лет. Мы видим эти проблемы, их постепенно решаем. По-прежнему компаниям не просто заходить к нам на площадку. И это при том, что мы им помогаем по всей вертикали власти: от управляющего директора до рядовых сотрудников.

    Это происходит в том числе и потому, что стартапы пытаются встроиться в текущий индустриальный уклад, то есть в текущее состояние цехов. Но вы не можете сразу встроить в производственный процесс, например, аддитивный принтер. Не хватает знаний о стабильности технологического процесса, нет способов контроля, сертификации, стандартов и так далее.

    Например, по аддитивным технологиям у нас работает отдельный центр, и здесь по крайне мере понятно, где можно провести испытания или пробу своих технологий. А вот, допустим, есть индустриальный интернет. Его куда встроить? Он должен встроиться в какую-то цепочку в действующем производстве. Там уже возникают другие проблемы, например, защищенность передаваемой информации, отсутствие датчиков в оборудовании, высокая доля ручного труда.

    Вообще процесс, когда старый технологический уклад уходит, а новый приходит, — очень тяжелый. Именно в этой области у стартапов и возникают нерешаемые проблемы, но именно там наиболее высоки доходы в случае решения этих проблем. Часто бывает, что их технологии и инструменты просто некуда встраивать. Понимаете? Для таких вещей нужен специальный полигон, где можно искусственно создавать условия, которые позволяют имитировать состояние индустриального уклада следующего уровня. Это нужно, чтобы понять, насколько та технология, которую предлагает стартап, экономически выгодна. Стоит с ней связываться или нет?

    На открытии трека Технет

    Самое сложное в этой истории то, что одна технология или идея сама по себе экономически, скорее всего, не может быть выгодна. Но если ее правильно совместить с другой, то получается такой экономический эффект, который недостижим в текущем индустриальном укладе.

    Например, вы можете соединить аддитивные технологии и цифровое моделирование. То есть сама по себе деталь делается из того же самого материала, но вы ее можете оптимизировать на компьютере таким образом, чтобы обеспечить снижение массы. К примеру, можно сделать кронштейн, который при использовании сегодняшних методов производства весит три килограмма, а при помощи цифрового моделирования и оптимизации – 531 грамм. Но изготовить его можно только при помощи аддитивных технологий. Поэтому, как правило, ни одна технология из пакета ППТ не может принести нужный экономический эффект «в одиночку».

— «ОДК-Сатурн» уже как-то работал со стартапами?

    — Механизм отбора проектов в акселератор предусматривает многоступенчатую экспертизу. Все прошедшие экспертизу проекты уже имели прототип. И все эти компании мы рассмотрели. Там была серьезная конкуренция. Из 200 проектов на очную экспертизу было отобрано и приехало сорок два, если мне не изменяет память. В ходе акселерационной программы, эксперты по два, три раза встречаются с проектом, подсказывают, что-то советуют из своего опыта. То есть все проекты, которые за три года проходили в рамках акселератора по направлениям Aerospace или передовых производственных технологий, прошли через экспертов нашей компании, а это около 1500 проектов.

    Раньше к нам приходили научные коллективы. Говорили: а мы вот это придумали, вам это надо? Или мы ездили по научным организациям. Но у нас не было систематизированной работы в таком объеме, 1500 проектов, понимаете? Поэтому нельзя говорить, что компания никогда не занималась стартапами.

— Эти стартапы предлагают какие-то действительно интересные решения, которые можно применить на практике?

    — С некоторыми проектами мы сейчас находимся в состоянии организации пилотного проекта на предприятии. Это выпускники прошлого года.

    Но это всегда результат работы с двух сторон. Иногда стартап, получив определенные знания от компании, говорит: наверное, нам проще развиваться не через государственную корпорацию. Все-таки такое развитие – это достаточно тяжелый труд. Поэтому если есть возможность развиться более быстрым способом, то будет супер. И уже потом можно прийти в корпорацию с готовым решением. Каждая компания сама выбирает свой путь.

    Я обычно спрашиваю у проектов: ребята, а что вы собираетесь делать через десять лет? Все, у них шок. Потому что они не планировали работу на десять лет вперед, они говорили только про следующий год.

    Почему очень тяжело идет взаимодействие стартапа и корпорации? Потому что в больших компаниях совершенно другая логика «жизни». Я разработал, сделал двигатель и в ближайшие 20 лет буду его производить. Например, двигатель Д-30КП до сих пор производится с семидесятых годов прошлого века, ему уже почти 50 лет. То есть первое, чего не хватает стартапу, — именно перехода в другую парадигму мышления.

    Второй момент такой — это вопросы самопозиционирования и принятия решений.

    Все-таки бизнес — это всегда принятие решений в условиях ограниченной доступности информации и ресурсов. Бизнесмен — это тот человек, который понимает, как в этом хаосе формировать процессы, которые будут длиться долгое время, и приносить прибыль. Нужно учиться принимать решения. Вот этого в стартапах зачастую нет.

    Следующая история — неготовность работать в команде. Сначала идет боязнь того, что разработку украдут. Второе: «А зачем мне кто-то нужен? Я сам все сделаю». На самом деле, если ты хочешь быстро развиваться, без команды обойтись нельзя. Только начинает появляться команда, возникает другой недостаток — неумение строить коммуникации. Основатели не знают, как управлять командой, как делать проект. Этому в университете не обучают. Поэтому тех, кто к нам приходит со стартапами, мы сначала учим проектному управлению.

    Дмитрий Иванов

— Может быть, что-то нужно поменять самим корпорациям в своей работе со стартапами?

    — Безусловно, да. Это даже не обсуждается. Корпорациям очень много нужно внутри себя работать, чтобы выйти на такую историю, которую «Сатурн» делает в рамках GenerationS. Для этого потребуется и понимание, и перестройка отношения ко многим вещам, и перестройка внутренних бизнес-процессов, и подготовка экспертов.

    В свое время, когда мы входили в эту реку, мы этого всего не понимали. Просто было принято решение, что этим нужно заниматься. У нас были хорошие партнеры: команды GenerationS, РВК, Самарская область, StartupSamara. Они сильно помогли нашему предприятию на старте. Когда мы только начали развивать работу со стартапами, признаюсь, это был определенный риск для компании. В итоге мы получили результат, может быть, не самый лучший, но мы проанализировали его, поняли, какие недочеты были и как их можно исправить. А главное, мы осознали, что этим нужно дальше заниматься, нужно вкладывать в это ресурсы: время сотрудников, финансы. Такая целенаправленная работа идет уже четыре года.

    Мы понимаем, что это тяжелый путь. И корпорации еще нужно меняться и меняться. У нас огромное количество сдерживающих внутренних процедур, факторов, которые не позволяют что-то сделать быстро.

— Немного об отобранных проектах: с кем хотите дальше работать и как планируете это делать?

    — Пока идет внутренняя работа, она тяжелая, потому что новая. Идет притирка.

    Я считаю, что если проект себя оправдывает экономически и технологически, то есть имеет все шансы развиваться дальше, в таком случае он действительно сможет принести компании пользу. Но мы все-таки имеем дело с высокими технологиями, поэтому процесс занимает не один день.

— Как можно с вами связаться стартапу, помимо GenerationS?

    — Мы по-прежнему будем делать акселератор, и будет участие специалистов компании в качестве экспертов. Также принимает заявки Фонд Бортника. Там участвуют в экспертизе проектов эксперты «Сатурна» и эксперты рабочей группы Технет . Если вы подаете заявку в фонд, значит, вы каким-то образом попадете в поле зрения нашей компании или рабочей группы Технет. Форум по ППТ раз в год в Рыбинске проходит, что еще надо чтобы связаться с компанией? И в Facebook есть практически все лидеры рабочей группы Технет.

    Мы часто ездим по городам и университетам. Каждый год стараемся менять географию, чтобы приехать туда, где еще не были. Мы рассказываем о том, чем занимаемся, знакомимся с талантливыми предпринимателями. И такую работу мы ведем целый год. Так что возможностей для связи с нами очень много.


Место проведения: