Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Как привлечь НПФ к венчурным инвестициям

24.08.2017
Источник: Ведомости

На Западе создана многоуровневая система вложения пенсионных денег в альтернативные активы, в России же нет даже внятной статистики.

Разговор о негосударственных пенсионных фондах и венчурном инвестировании идет не первый день, но участники рынка воспринимают актуальность этой темы по-разному. Для Центрального банка это зона повышенного риска, но для НПФ венчурные инвестиции могут стать отличной возможностью для повышения доходности и одним из способом конкурентной борьбы. В этом году при Российской венчурной компании в партнерстве с Минэкономразвития создан новый консультативный орган — Совет венчурного рынка, состоящий из профессиональных венчурных инвесторов, представителей частных и корпоративных венчурных фондов, объединений бизнес‐ангелов. Его целями являются содействие привлечению на венчурный рынок дополнительных источников капитала – госкорпораций, пенсионных фондов, частных лиц, а также поддержка интересов венчурных инвесторов.

Доходный инструмент

Российский венчурный рынок остро нуждается в притоке новых средств и диверсификации источников финансирования. Рынок же частных пенсионных фондов переживает непростые времена: их число сокращается даже быстрее, чем банков и страховых компаний. Регулятор наводит порядок, ужесточая требования и условия пенсионного страхования, повышая резервы. Обзор пенсионного рынка, проведенный ЦБ, показывает, что доходность НПФ постепенно падает: несколько лет назад она составляла 12% годовых в рублях, сейчас снизилась до 10% и продолжает уменьшаться. Для ЦБ такая ситуация в порядке нормы, поскольку доходность превышает инфляцию (5,4% в 2016 г.). Тем не менее ситуация на рынке не внушает игрокам оптимизма, и вопрос поиска инструментов для повышения доходности становится все актуальнее.

За рубежом пенсионные фонды активно вкладывают в альтернативные инструменты. Согласно обзорам Global Pension Assets Study 2017 и Global Alternatives Survey 2016, проведенным Willis Towers Watson в 22 странах, помимо акций, облигаций и депозитов в портфелях зарубежных НПФ около 25% активов приходится на альтернативные активы. В нашей стране эта цифра едва достигает 10%. Под альтернативными активами в развитых странах подразумеваются, прежде всего, хедж-фонды, специализированные фонды недвижимости, природных ресурсов и др. Более четверти таких альтернатив (т. е. 7% из 25%) приходится на фонды прямых инвестиций (private equity), а внутри этого сегмента – на технологические инвестиции (venture capital), которые колеблются в районе 1-1,5%. Это немного в масштабе всего рынка, но важно в контексте поддержания повышенной доходности. Например, зарубежные венчурные фонды, созданные 10 лет назад, дают доходность 10% годовых в твердой валюте, в то время как акции – 6-7%, а облигации и того меньше. Риски при этом, конечно, выше, но несущественно, особенно на длинных горизонтах. Кстати, долгосрочность – одна из главных особенностей venture capital как подмножества private equity. Венчурные фонды, как правило, создаются на 10-12 лет, и выйти из них раньше бывает очень сложно. Когда рынок падает, у большинства инвесторов инстинктивно возникает желание нажать кнопку «продать», и в случае с акциями и облигациями сделать это не составляет труда. В private equity приходится ждать до конца. Эффект сравним с американскими горками: нужно ехать, даже когда страшно, и, пока вагончик не приедет, не выйдешь.

Многослойность менеджмента

Безопасно использовать альтернативные инвестиции для повышения доходности НПФ позволяет многослойная система управления активами, сложившаяся за рубежом. Перед тем как вкладывать в частный фонд, пенсионер, как правило, пользуется советом профессиональных управляющих. Это первая прослойка. Вторая – сами пенсионные фонды. На рынках акций и облигаций они, как правило, работают напрямую, а в сфере венчурных инвестиций полагаются на рекомендации независимых аналитических агентств, таких как, например, Cambridge Associates. За консультантами идут фонды фондов, которые распределяют средства между портфелями фондов прямых инвестиций. А те, в свою очередь, вкладывают в венчурные проекты. Такая многослойность и есть признак развитого профессионального рынка. В Европе, Азии и США это рынок достаточно узких специалистов, где каждый отвечает за свою зону компетенций.

В России мы пока видим двуслойную систему.

Частное лицо вкладывает в НПФ – чаще всего тот, что ему предложил работодатель, редко обращая внимание на критерии доходности, рискованности и ликвидности. Затем фонд может порядка 5-10% активов выделить на альтернативные инвестиции. И здесь немалые опасения вызывает ставка ЦБ на то, что пенсионные фонды будут инвестировать непосредственно в венчурные проекты – то есть в конечные бизнесы, а не в фонды и посредников. Фактически ради размещения нескольких процентов активов своего НПФ управляющий будет вынужден развивать довольно сложную компетенцию, специализироваться в private equity и venture capital. Есть такая поговорка: чтобы выучить венчурного капиталиста, нужно 10 лет и $10 млн, потерянных на убыточных проектах. Какой пенсионный фонд может позволить себе такие эксперименты? На мой взгляд, наш рынок еще не готов к таким мерам.

Минимизация рисков

В мире, безусловно, есть пенсионные фонды, напрямую инвестирующие в крупные технологические компании. Также есть довольно действенный набор инструментов для минимизации рисков вложений в стартапы. Во-первых, к ним относится более поздняя стадия инвестирования. За рубежом НПФ практически никогда не заходят в проекты на стадиях инвестирования А, В и С, дожидаясь 4-го или 5-го раунда размером более $100 млн. К этому моменту компания имеет довольно большую выручку, понятную экономику и зачастую уже является прибыльной.

Второй инструмент – соинвестирование с профессиональными инвесторами. Пенсионные фонды никогда не действуют в одиночку даже на 4-5-м раунде инвестирования. Как правило, образуется консорциум. В раунде на $100 млн пенсионный фонд вкладывает $20 млн и смотрит, кто дает остальные $80 млн. В идеале это должны быть профессиональные венчурные фонды, которые выступают лидерами консорциума и согласуют условия сделки, в том числе оценку, защиту от падения, ликвидационные привилегии и т. д. Зачастую такие пенсионные фонды сами являются инвесторами лидирующих венчурных фондов и получают от них приглашение к совместному вложению. Такая гибридная модель венчурных инвестиций (через фонды на ранних стадиях плюс напрямую на поздних) становится все более популярной среди пенсионных фондов.

Третий инструмент – диверсификация по бизнес-моделям и по валюте. Например, практически все, кто в предыдущие пять лет вкладывался в России в проекты, ориентированные на внутренний спрос, пострадали от девальвации. Те же, кто вкладывался 50 на 50 в компании, ориентированные и на локальный, и на глобальный рынок, естественным образом захеджировали свои валютные риски. Та же схема работает и для пенсионных фондов. Диверсификация поможет снизить риск того, что по какой-то внешней причине все венчурные инвестиции синхронно «упадут» или станут неликвидными.

Наконец, последний инструмент – ликвидность – является квинтэссенцией трех предыдущих. Пенсионный фонд не сможет бесконечно «сидеть» в активе, рано или поздно появится естественная необходимость его продать, дабы получить деньги для выплаты пенсионерам. Соответственно, более поздняя стадия инвестиций и наличие профессиональных инвесторов позволяет выйти на IPO, продажу стратегу или реализовать актив через другую форму ликвидности в обозримом будущем, в течение всего 3-5 лет, а не 10-20 лет. Так работает система венчурного инвестирования в крупных иностранных пенсионных фондах.

Первый шаг

Российскому рынку НПФ еще только предстоит освоить и отработать на практике правила взаимодействия как с венчурными фондами, так и с технологическими проектами. На начальном этапе хорошим подспорьем для экономии времени и минимизации рисков могло бы стать отслеживание независимой статистики. В то время как по акциям и облигациям есть достаточно большой массив данных, в private equity и venture capital такой статистики очень мало, причем зачастую она неполная и некорректная. За рубежом сбором подобной информации занимаются независимые агентства, например Hamilton Lane или Cambridge Associates. Наличие их «штампа» является необходимым минимальным условием для работы венчурного фонда с НПФ в качестве источника инвестиций. В России, к сожалению, каждый может манипулировать своими цифрами. Таким образом, сбор данных по рынку private equity и venture capital по единой методике может стать одним из важнейших шагов в работе НПФ с прямыми инвестициями, который регулятору необходимо предпринять уже сейчас.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.


Место проведения: