Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Когда появляются доверие и энергия, сразу все начинает получаться

390_1.jpg

Генеральный директор Фонда инфраструктурных и образовательных программ Андрей Свинаренко — о Национальной технологической инициативе, подготовке инженерных кадров и технопредпринимательстве

Андрей Геннадьевич, только что прошел Конгресс предприятий наноиндустрии. Каковы ваши впечатления от него, тем более что в этом году отрасли исполнилось 10 лет?

Действительно, 10 лет назад началось создание наноиндустрии. За это время «ноль» превратился в 1,6 трлн рублей нанотехнологической продукции в год. Экспортная выручка нанотехнологической продукции составила более 290 млрд рублей, то есть 20% в общем объеме выручки. При этом большая часть продукции производится независимыми компаниями.

Конгресс предприятий наноиндустрии проводится уже шестой раз. Традиционно мы обошлись без парадных реляций и торжественных выступлений, сфокусировавшись на вопросах, которые по-настоящему важны. Всех участников интересуют потенциальные рынки, технологические перспективы, барьеры, способы продвижения на глобальный уровень. В этом году пленарная сессия называлась «Национальная технологическая инициатива и нанотехнологии: Нано в каждый Net?» Деятельность НТИ охватывает девять крупных рынков, на которых отечественные компании могут занять заметное место к 2035 году: EnergyNet, AutoNet, HealthNet и другие. На каждом из этих рынков уже работают или будут работать компании наноиндустрии. Не так важно, насколько точно окажутся угаданными основные технологические тренды, которые будут доминировать в 2035 году. Главное — движение в этом направлении и амбициозные задачи, которые они ставят перед собой.

Для решения таких задач нужны кадры, и это одна из самых актуальных проблем, стоящих перед наноиндустрией. На конгрессе ей были посвящены две панельные дискуссии: о контурах новой системы подготовки инженеров и о том, какими навыками должен обладать профессионал будущего. Сегодня все более востребованы soft skills — социальные навыки, без которых невозможно быть успешным, даже хорошо разбираясь в тех или иных технологиях. Это так называемые «четыре К» — креативность, способность к коммуникации, умение работать в команде и наличие критического мышления.

Сейчас много говорится о том, что студентов и школьников учат не совсем тому, чему следовало бы учить. Вы учитываете такое мнение при создании программ дополнительного образования?

Конечно, фонд как институт развития участвует в разработке программ дополнительного образования в первую очередь для сотрудников компаний наноиндустрии. Затем эти программы интегрируются в магистерские модули, и студенты могут приобрести те же знания и навыки, которые недавно получили сотрудники компаний.

Но уже сегодня мы нередко можем наблюдать ситуацию, когда у сотрудника в наличии все престижные дипломы, включая MBA, и даже практические инновационные компетенции у него сформированы, а с работой своей он не справляется. Почему можно быть хорошо образованным человеком, иметь профессиональные знания, но не быть успешным? И проблема здесь не только в системе образования, хотя многие инженерные вузы оторваны от современных технологий, но и в предприятиях, которые, принимая на работу выпускников, не считают нужным взаимодействовать с университетом, формулируя свои запросы.

RUSNANO_Infographic_191217_2_CS5-01-01_1.jpg

Научить физике или математике можно. Можно ли научить креативности?

Почему нельзя? Можно.

Может быть, учить стоит именно этому, а не инженерные знания давать: искусственный интеллект развивается, и многие считают, что конкурировать человеку с ним будет все сложнее.

Когда я учился в школе, говорили, что металлов не будет — останется одна пластмасса. Да, пластмассы стало больше, но и металлы никуда не делись. Жизнь не телевизор. Тут не бывает мгновенных переключений, нельзя одним кликом с новостей на балет перейти.

Может быть, в инженерных вузах действительно не хватает дисциплин, формирующих soft skills. Но когда мы обсуждаем новые проекты, то мы почему-то пытаемся их внедрить при помощи старых инструментов. Первое, что людям приходит в голову, когда начинается обсуждение этой темы, — включить их в образовательную программу, выработать стандарт. Мы в начале 90-х годов включили в программы курсы по рыночной экономике. Все кафедры политэкономии социализма начали готовить рыночных экономистов. Получилось, откровенно говоря, мало результативно.

Сегодня логика развития образования состоит в необходимости предоставления человеку выбора, возможности самостоятельно строить свою индивидуальную траекторию образования. Свобода выбора, отказ от жесткой привязки к диплому со стандартным набором — это то, чего пока у нас нет, но должно появиться. И появится, я вас уверяю.

Если вернуться к наноиндустрии. В последние пару лет довольно много говорится о технопредпринимателях. Фонд открыл сетевую кафедру технопредпринимательства в МИФИ, МФТИ, МИСиС, РАНХиГС. Можно ли этому научить в принципе?

Сразу могу сказать: путем открытия кафедр — едва ли. Да, мы помогаем университетам готовить кадры для наукоемкого производства. У нас есть Межвузовская программа подготовки инженеров в сфере высоких технологий. С нашим участием разработано более 150 программ дополнительного образования. Представляется, что проще инженера научить тому, как вести бизнес, чем наоборот — в силу количества специальных технических знаний, которые придется осваивать.

Можно идти по пути бизнес-школ, но бизнес-образование в чистом виде в новом технологическом укладе теряет свою актуальность. Множество «гуру» не показали своей эффективности во время кризиса, диплом МВА несколько девальвировался.

Мне кажется, что оптимальна система, в которой каждый занимается своим делом: инженер работает инженером, технопредприниматель выполняет свои функции. Другой вопрос, кого именно мы видим этим самым технопредпринимателем. На кого он похож? На Стива Джобса? Но посмотрите на его жизнь. Университет он не закончил и как-то обошелся без диплома, справился. Работал по 20 часов, жил бедно. Кто из сегодняшних выпускников готов жить впроголодь и верить в то, что он станет миллионером? Да и не деньги были для Джобса главной целью, он хотел изобрести принципиально новый продукт.

Что же касается фонда, то мы пытаемся создать для людей условия, иными словами, ландшафт, даем им набор возможностей, а как они ими распорядятся, это зависит исключительно от них самих. Хотелось бы, чтобы у тех, кто занимается предпринимательской деятельностью, было больше оснований для доверия друг к другу, без которого невозможны никакие инновации.

Такой ландшафт, пусть и в ограниченном пространстве, вы пытаетесь создавать в наноцентрах?

Да, изначальная цель наноцентров заключалась в том, чтобы создавать благоприятную среду для производства стартапов. И у нас это получается: в наших 15 наноцентрах создано более 550 стартапов. Там собираются коллективы, способные генерировать идеи и работать без оглядки. Как только появляются доверие и энергия, сразу начинает что-то получаться.

Автор: Михаил Хомяков


Место проведения: