Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Технет? Да.

5tekhnet_s.jpg

Центр, создающий авто для президента, делает и вот такие космические панели.

В Политехническом говорят: наш вуз — единственный, сотрудник которого руководит федеральной программой. Это об Алексее Боровкове, проректоре по перспективным проектам. Он — соруководитель рабочей группы Технет, образованной «при НТИ», Национальной технологической инициативе. В Политехе Алексей Боровков возглавляет Центр компьютерного инжиниринга, о репутации которого можно судить хотя бы по его клиентам. Из отечественных — Ростех, Росатом, Роскосмос, «Газпром», «Алмаз-Антей», объединенные корпорации — авиастроительная, двигателестроительная, судостроительная, РКК «Энергия», АВТОВАЗ, КамАЗ, «Силовые машины». Из зарубежных — Airbus, Boeing, BMW, Ferrari, General Electric, General Motors... Чтобы не перечислять дальше, проще написать «и др.».

Готовим сани

Если по-простому, главная идея Национальной технологической инициативы — «кто успел, тот и съел». Нынешние мировые рынки поделены, не протиснешься. Но сейчас формируются рынки будущего, которые в ближайшие 20 лет будут определять мировую экономику. Национальная технологическая инициатива — это как готовить сани летом, при этом зная, какой будет зима, какая понадобится конструкция саней, и быть уверенным, что твои сани окажутся лучшими.

— Направления Национальной технологической инициативы — это Аэронет (беспилотные летательные аппараты), Автонет (беспилотный транспорт), Маринет (беспилотный морской транспорт)... — перечисляет Алексей Боровков.

Этих направлений сейчас девять. Помимо перечисленных — Энерджинет (возобновляемая энергия), Финнет (финансовые системы), Фуднет (персонализированное питание), Хелснет (персонализированная медицина), Нейронет (Интернет на основе нейрокомпьютерных интерфейсов), Сейфнет (персональные системы безопасности).

Никакого Технета в перечне НТИ нет. Потому что это сквозная «дорожная карта» того, как перспективные производственные технологии будут внедряться во все отрасли — авиастроение, автомобилестроение, двигателестроение, судостроение и т. д.

Основные вехи в этой «дорожной карте» — так называемые фабрики будущего. Это фабрики трех типов: цифровые, умные и виртуальные.

Цифровые — должны очень быстро проектировать то, что в определенный момент будет конкурентоспособно на глобальном рынке.

На «умных» фабриках — без выходных и зарплат трудятся робототехнические комплексы.

«Поэтому сейчас производства возвращаются из стран с дешевой рабочей силой в передовые страны, — комментирует Алексей Боровков. — Роботизация на высокотехнологичных предприятиях вытесняет людской труд».

Виртуальные фабрики предполагают, что в отдельно взятой корпорации (или университете, в том же Политехе) уже не нужно обзаводиться собственным «натуральным хозяйством», производством.

«Нужно быть интеллектуальным ядром, создавать все в цифровом виде — и подбирать партнеров, которые возьмут на себя производство».

Кортеж и кураж

Любимый политеховский пример работы цифровой фабрики — нашумевший проект «Кортеж».

«Российской автомобильной промышленности была поставлена задача: за полтора-два года спроектировать и создать единую модульную платформу для автомобилей премиум-класса для первых лиц государства», — рассказывает Алексей Боровков.

Сейчас наши первые лица ездят на «Мерседесах», и такое положение дел их, очевидно, не устраивает. Тем более что способность страны создать «лимузин для президента» — что-то вроде условного кода, по которому в мире судят о научно-технической компетентности государства. А технологии, созданные под президентский авто, потом перекочевывают в машины премиум, бизнес-класса, а затем и в эконом.

Так вот тогда отечественная автомобильная промышленность заявила, что в поставленные сроки выполнить задачу «не-воз-мож-но».

«Министерство промышленности и торговли обратилось на Запад к ведущей мировой компании «Порше Инжиниринг» — и там сказали: в России в Политехническом университете есть команда, которой такое по силам», — рассказывает Алексей Боровков.

Политех подключился к проекту (его ведут Научно-исследовательский автомобильный институт НАМИ и Минпромторг) в 2014-м. Промежуточный результат был предъявлен 2 июня 2016 года: седан, сделанный на основе новых технологий, из новых материалов, «в новой парадигме проектирования». Он прошел испытания на независимом полигоне в Берлине. Оценка — высший балл.

«Такого в истории российской высокотехнологичной промышленности не было, — говорит Боровков. — Чтобы первый образец вывезли за рубеж, на независимый полигон, зная, что результаты тут же станут достоянием всего мирового сообщества... Это надо было быть очень уверенными».

Через 20 дней после тех испытаний Президентский совет по модернизации экономики и инновационному развитию заседал уже в Политехе, а в феврале 2017 года в Москве был одобрен предложенный Политехом план Технет до 2035 года.

Сейчас идет первый этап. В ближайшие три года будут запущены полигоны для испытаний передовых технологий, отечественных и зарубежных — в том числе в Политехническом.

Первым потребителем разработок, испытанных на полигонах, станет автопром, поскольку в мире это одна из наиболее высококонкурентных и динамично развивающихся отраслей (по словам министра промышленности и торговли Дениса Мантурова), а с учетом того, что инжиниринговый центр работает с BMW, «Мерседес», «Феррари», «Дженерал моторс»...

Затем — двигателестроение, авиационная и ракетно-космическая отрасли. В конце марта инжиниринговый центр договорился о сотрудничестве с Объединенной авиастроительной корпорацией и холдингом «Вертолеты России».

Что до проекта «Кортеж», то он, по словам министра Мантурова, на финишной прямой. Обещано, что во время инаугурации будущего президента в 2018 году народ увидит главу государства именно в отечественном авто. Затем на базе единой платформы будут создаваться внедорожники и мини-вэны. У их владельцев будет повод гордиться — тем, что их авто «родственник» президентского, или как минимум тем, что это «сделано в России».

О SOLe mio

А тем временем в вузе рождается еще одно авто. «Мы создаем солнечный автомобиль!» — сообщается на сайте solarteam. ru. «Мы» — это студенты и аспиранты Политеха из Молодежного конструкторско-технологического бюро. В октябре солнцемобиль SOL участвует во всемирных гонках в Австралии.

В состязаниях Bridgestone World Solar Challenge гоняют, соответственно, только авто на солнечных батареях. Гонки проводятся раз в два года аж с 1987-го, то есть наше в них участие (политеховцы — первая российская команда) — из разряда «лучше поздно, чем никогда». Но, возможно, это и из разряда «русские долго запрягают, зато быстро едут».

Правда, скоростью 140 км/ч (это пока максимум для солнцемобилей) уже никого не удивишь. И на максимуме там никто не едет, ограничиваются 90 — 92 км/ч, чтобы энергию меньше расходовать.

«В Советском Союзе были попытки построить солнцемобиль, но по сравнению с нынешними проектами то были, скорее, солнцевеломобили, — говорят студенты. — Наш проект для России уникальный».

Ходовая часть — с элементами из углепластика, прочнее стали. Корпус — по типу монокок, то есть внешняя оболочка авто и есть его «несущая конструкция». 80% компонентов — российского производства. Главная сложность, говорят, в повышении КПД, с которым солнечная энергия преобразуется в электрическую. Сейчас КПД 20% считается высоким.

У Молодежного конструкторско-технологического бюро уже есть успешный гоночный проект: болид класса «Формула» на двигателе внутреннего сгорания брал призовые места на соревнованиях. Но солнцемобиль — дань экологии и возобновляемой энергетике.

С виду авто — из тех, что мы видели в космических блокбастерах. Солнцемобили в принципе легкие, 160 — 170 кг. Самый тяжелый «элемент» машины — водитель. Так что нужно угадать с формой, чтобы и аэродинамика была хороша, и солнечная панель адекватная. Вон, кембриджский солнцемобиль — невезунчик: часто переворачивается. Над формой вообще очень долго думали: чтобы была уникальная, но в деле показала себя не хуже, чем авто нынешних лидеров — голландцев. Эти ребята уже на трех последних гонках побеждали. Хватит уже. Петербург по «обилию» солнца с Голландией волне может потягаться.

Проект и команду можно поддержать: минимальный взнос — цена чашки кофе.

Автор: Анастасия Долгошева
Фото: Дмитрий Соколов


Место проведения: