Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Даешь технологическую революцию!

Очередная встреча в Школе инновационного мышления Тюменского технопарка была посвящена теме технологического отставания российской экономики. Онлайн-лекция с участием молодых исследователей и предпринимателей, студентов и преподавателей тюменских вузов состоялась 17 марта в зале «Атриум».

В качестве спикера выступил Дмитрий Песков, один из разработчиков проекта «Национальная технологическая инициатива» (НТИ), директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив (АСИ). Он рассказал о том, что такое НТИ и какие шаги предпринимаются для обеспечения лидерства российских компаний в области производства высоких технологий в ближайшие 15-20 лет.

Какие цели ставят перед собой эксперты программы? По их планам, к 2035 году рынки НТИ должны составить 50% экономики России. РФ войдет в ТОП-10 экспортеров интеллектуальной собственности, а также в большую тройку ведущих технологических держав. Российские компании будут создавать глобальные технологические бренды. Культ знаний и умений привлечет в страну интеллектуальные ресурсы со всего мира.

Красиво и вдохновляюще

Эксперты НТИ изучают опыт ведущих технологических держав. При этом не видят разницы между инновационным мышлением и просто мышлением. По их мнению, оно либо есть, либо его нет.

— В нашем понимании, либо вы способны генерировать смыслы, так, чтобы они становились стандартами мышления для многих людей, либо вы никогда ничего нового не создадите. В этом смысле Национальная технологическая инициатива очень сильно отличается от всего того, что делалось в стране ранее. Мы ориентированы не на импорт смыслов и технологий, а на их экспорт, — подчеркнул Дмитрий Песков.

Снять розовые очки

В чем логика действий высоколобых российских прогрессоров?

Они исходят из того, что половина российской экономики — это наследие Советского Союза, которое носит сугубо аналоговый характер, в технологиях, образовании, управлении — во всем. И эта половина стремительно тает, как шагреневая кожа. Уходят носители аналоговых знаний, аналоговые технологии. То есть если какой-то станок развалился, то отремонтировать его или воссоздать заново уже невозможно: нет нужных запчастей, соответствующих специалистов, той производственной базы, где эти станки создавались. И если мы ничего не будем делать, то в ближайшие 20 лет эта половина российской экономики сожмется еще в десять раз.

Вторая половина нашей экономики — это импортированные технологии, практически все, чем мы сегодня пользуемся в быту и на производстве. И, как правило, все эти технологии — б/у. Передовые технологические решения на такой базе не построишь.

При этом у нас есть 5% экспортной экономики. В основном это IT, вооружение, атомные станции. Все остальное — экспорт нефтепродуктов, сельхозтоваров, металлов.

Есть два пути. Путь Северной Кореи, которая стремится создать все необходимое ей внутри себя. И путь взаимозависимости, когда страна является держателем такого количества технологий и стандартов, что мировой потребительской аудитории от них трудно отказаться без ущерба для обычной жизни и экономики в целом.

— Заимствовать технологии мы продолжим. Тут никуда не деться. Однако старую советскую экономику мы можем заместить новыми отечественными технологиями мирового уровня. И, собственно, на решение этой задачи и направлена Национальная технологическая инициатива, — пояснил спикер.

В настоящее время передовые технологические решения возникают и уходят на рынки в пяти-семи точках мира. Нью-Йорк, Бостон, Сингапур, Лондон, Силиконовая долина. На самом деле, решений больше. Но для них нет рынков, они уже заняты. Безусловно, многие пытаются туда проникнуть. У кого есть шанс? У тех, кто соответствует определенному критерию. Он заключается в том, сколько раз в течение дня автор стартапа может обсудить свою идею с принципиально новым составом участников обсуждения. Если в течение дня инноватор обсудил свою идею с инженером, технологом, дизайнером, акселератором, инвестором — шанс есть. Он указывает на то, что автора окружает определенная интеллектуальная среда, и он не одинок. В противном случае технологического лидерства не достичь.

В России аналогичные центры опережающего технологического развития потенциально можно создать в Москве, Санкт-Петербурге, Томске. Тюмень, как и большинство других областных центров, не входит даже в ТОП-20 таких претендентов. Население российских городов стремительно стареет. В ближайшие 20 лет мы будем становиться обществом стариков. Что касается молодежи, то, по мнению спикера, нынешние студенты — это потерянное поколение. Их мало, они ленивы, нелюбопытны и не готовы рисковать. Значит ли это, что нужно сдаться и ничего не делать? В повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» есть такая фраза: «У этой задачи нет решения. Поэтому ее надо решить».

— Нынешних студентов плохо учили в школе. Есть исключения, но они нерешающие. К счастью, те, кому сегодня 8-13 лет, — другие. У них лучше система образования, новое, более стройное мышление, великолепная логика. И мы делаем ставку на них как на поколение будущих суперинженеров. Для них мы вводим новые образовательные технологии, строим кванториумы, проводим олимпиады, в ходе которых ребята создают законченные продукты, отвечающие на ключевые вызовы. Мы полагаем, что они придут в университеты через несколько лет. И будут заканчивать их со своими стартапами, создавать и захватывать новые глобальные рынки, будучи организованными сетевым образом. Наша задача масштабировать количество таких детей с 50 до 500 тысяч. Тогда у нас у всех появится шанс, — сообщил куратор НТИ.

По его словам, для будущей экономики нужны высококвалифицированные рабочие и инженеры. Эксперты НТИ начали развивать в России движение WorldSkills. Четыре года назад на мировом чемпионате российские участники заняли почетные последние места. Сейчас ситуация изменилась кардинальным образом. В декабре 2016 года российская сборная по баллам выиграла европейский чемпионат WorldSkills. Причем не в парикмахерском искусстве, а в номинациях, связанных с электроникой, IT, робототехникой, 3D-дизайном и т. п. Япония, Англия, Корея, Канада не понимают, как это произошло. Чтобы понять, около 40 стран мира изъявили желание поучаствовать в чемпионате WorldSkills, который пройдет в России в конце мая. И по масштабам он превзойдет европейский.

О чем это говорит? Данный прорыв сделан за счет определенной концентрации усилий. Нужно брать лучшие советские и европейские практики, анализировать, отвергать их, экспериментировать. И тогда что-то может получиться. Без всякого мельдония. Таким образом, путь, который другие страны проходили десятилетия, Россия может преодолеть за два года.

То есть нужны экстраординарные ходы.

— Мы переделываем систему государственного управления, проводим реформу институтов развития, оттачиваем функции министерств, Правительства РФ, меняем госпрограммы. Несмотря на дикое сопротивление. Но наша логика бесспорна. Она получила множество независимых оценок. И мы будем продолжать ее реализовывать, — заверил Дмитрий Песков.

Больше амбиций

В конце своего доклада спикер ответил на вопросы аудитории.

Чем может помочь высокотехнологичному бизнесу государство? Что должно измениться в структуре госуправления? Министерства должны быть упразднены и превращены в сервисы. Меньше чиновников и больше кодифицированных программных решений. Национальная технологическая инициатива прописывает набор сервисов, которые региональная власть может оказывать экспортно ориентированным компаниям. Уже с 16 регионами России подписаны соглашения и дорожные карты по изменению регионального управления. Суть проста: чиновники-феодалы должны стать официантами. Только в этом случае система заработает.

Просить деньги у государства, добывать их в различных фондах — бесперспективно. Чтобы все работало успешно, невозможно опираться только на государство. В идеале компании должны про него забывать, учиться обходиться без денег, собирать коалиции и создавать глобальные виртуальные команды. Для регионов это единственный выход — входить в данного рода сообщества, таким образом преодолевая недостаточность человеческого капитала. Для этого нужны только воля, хороший английский язык, качественные оптиковолоконные линии. И все.

Что касается ориентации только на внутренние рынки, то нужно понимать, она является глубоко ошибочной. Если компания не экспортирует технологии, не ориентируется на уровень выше мирового, она будет производить второсортную продукцию. Внутри команды, которая намерена развиваться лишь на внутрироссийском рынке, будут развиты соответствующие компетенции, связанные с навыками продаж крупным госкомпаниям. Или госорганам власти через механизм госзаказа. Эти компетенции будут прямо противоположны тем, что необходимы для выхода и захвата мировых рынков. Передовая компания «Яндекс» при создании ориентировалась только на внутрироссийский рынок. Поэтому в дальнейшем ее попытки выйти на мировой простор с треском провалились.

Рынка технологических инноваций в России по большому счету нет. Вернее, он есть, но очень маленький. С точки зрения потребительских масштабов Россия — это один из нескольких китайских городов. Бюджет России — это бюджет крошечной Бельгии. Из 146 млн граждан потребителями являются 80 млн человек. Из них примерно 60 млн человек живут на расходовании госбюджета. Около 10 млн человек вносят вклад в производство валового внутреннего продукта. И лишь 15 млн человек — это средний класс, у которого есть покупательная способность. Денег в России не заработаешь. Устойчивая высокотехнологичная компания должна быть глобальной. Тогда и Россия будет частью этого рынка.

Навести фокус В качестве региональных экспертов выступили Вадим Филиппов, генеральный директор компании «ОКАС», являющейся резидентом бизнес-инкубатора Тюменского технопарка и IT-кластера Фонда «Сколково», и Алексей Бюлер, кандидат химических наук, директор по науке компании «Сахар Плюс», также являющейся резидентом бизнес-инкубатора Тюменского технопарка.

Вадим Филиппов в чем-то согласился со спикером, в чем-то поспорил. Так, по мнению Вадима Филиппова, высокотехнологичная компания с миллиардными оборотами может возникнуть необязательно в одном из мегаполисов, перечисленных Дмитрием Песковым. В частности, компания Microsoft родилась в небольшом американском городке Редмонд с населением 40 тыс. человек. Она там и базируется. Биотехнологии сегодня развиваются по всему миру, и опять же необязательно в крупнейших мегаполисах.

Что касается превращения феодалов в официантов, тут Филиппов снова усомнился в категоричности данного тезиса. Иосиф Сталин раз в неделю собирал советы конструкторов по определенному виду техники. Эти заседания имели большой организационный и стимулирующий эффект. И страна очень быстро продвинулась по пути индустриализации. При этом роль Сталина весьма трудно свести к роли «официанта».

Кроме того, Песков говорил об успехе компании лишь в том случае, если она выводит на рынок продукт в течение месяца от начала рождения идеи. И с этим тезисом тюменский эксперт вновь поспорил. В каких-то случаях данные сроки, может быть, и оправданы. А если речь идет о стартапах, связанных с глубокими и продолжительными научными экспериментами? Это не месяцы, а годы тщательной работы.

Да, грантовая помощь — это копейки. Уровень профессионализма специалистов — это проблема. Недостаточно интересных идей. Низок уровень экспертизы проектов. Хотя деньги у частных инвесторов есть. И есть типовые алгоритмы успешного поведения. Один из них — ориентация на мировой рынок. Тут Песков прав.

P. S. Наверное, есть и третья точка зрения. Технологии технологиями, но жизнь не сводится только к производству и продажам технически сложных товаров. Как однажды сказал бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр, «рок-н-ролл принес Великобритании больше доходов, чем ее шахты». Если под рок-н-роллом понимать невещественные ценности, то, может быть, у нас не так уж все и плохо?


Место проведения: