Государственный фонд фондов
Институт развития Российской Федерации

Media Review

Нужно догнать ведущие научные державы за шесть лет

08.02.2019
Источник: Известия

Министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков — о молодых исследователях и целевых показателях профильного нацпроекта

На то, чтобы преодолеть отставание от ведущих научных держав мира, у российской науки есть всего шесть лет. И справиться с этой задачей должны помочь 35 тыс. молодых исследователей, заявил «Известиям» министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков. Также он рассказал, что в стране будет налажено производство собственных реактивов для научных задач. Кроме того, модернизируют пять научно-исследовательских кораблей и создадут два новых — это позволит до 2024 года провести более 200 экспедиций. Всё это зафиксировано в профильном нацпроекте. О нем в День российской науки, который ежегодно отмечается 8 февраля, министр рассказал в эксклюзивном интервью «Известиям».

Ключевые вызовы

— Как национальный проект «Наука» связан со Стратегией научно-технологического развития, утвержденной указом президента России в 2016 году?

— Стратегия определяет семь приоритетных направлений, на которых должны быть сосредоточены главные научные силы. Эти семь направлений соответствуют ключевым вызовам нашего времени, создающим существенные риски для общества, экономики и системы госуправления. Стратегия задает главные направления, а национальный проект определяет задачи на ближайшие шесть лет. По сути, это первый этап реализации стратегии. Нацпроект «Наука» опирается на три столпа: обновление приборной базы и развитие инфраструктуры, развитие кадрового потенциала, развитие научно-технологической кооперации и международного сотрудничества.

— Одна из целей нацпроекта — обновление на 50% приборной базы научных организаций. Но ведь можно, например, оборудование 1970-х годов поменять на оборудование 1990-х. Это тоже можно назвать обновлением. Какое же оборудование будет закупаться и для каких именно организаций?

— Оборудование будет обновляться в тех организациях, которые уже сегодня демонстрируют лучшие научные результаты по итогам проведенной оценки по широкому кругу показателей. Уже проведен анализ существующих приборов. Совместно с Российской академией наук мы формируем программу обновления приборной базы. Конечно, мы будем ориентироваться на самые новые приборы.

— По каким параметрам ведется оценка научных организаций?

— Еще в 2015 году был сформирован перечень из 41 параметра, по которым оцениваются организации. Это и цитируемость, и совместные с индустриальными партнерами работы, и образовательная составляющая. Организации разделены на 39 референтных групп, чтобы физиков сравнивать с физиками, гуманитариев — с гуманитариями. То есть идет сравнение на уровне сопоставимых данных. Эти организации по итогам оценки отнесены к трем группам. 24% вошло в третью категорию, во вторую — 45%, к первой категории отнесен 31% организаций.

— Все ли ведущие организации получат новое оборудование?

— Сейчас речь идет о первой категории.

Меганаука

— Проект подразумевает создание уникальных установок типа мегасайенс. Что это будут за установки?

— Как минимум это пять проектов разных ускорителей: NICA в Дубне, СКИФ в Новосибирске, ИССИ-4 в Протвино, ПИК в Гатчине и источник фотонов на острове Русский.

— А ПИК еще можно реанимировать? Его же в 1976-м начали строить…

— Запланировано начало исследовательской программы в ближайшие шесть лет. Курчатовский институт, который ответственен за этот проект, уже сейчас готовит программу, обсчитывает ее реализацию и планирует, что в 2019 году будет осуществлен пуск энергетической установки.

Технологический зал реактора ПИК Петербургского института ядерной физики имени Б.П. Константинова в Гатчине

Фото: РИА Новости/Игорь Руссак

— Физики на данный момент самые цитируемые ученые из России, если брать суммарную цитируемость по специальностям. Получается, проект пытается усилить сильную сторону?

— Для того, чтобы быть еще сильней. Но важно, чтобы физики здесь поднимали уровень компетенции и в других областях. Например, они могут очень многое сделать для развития наук о жизни.

— В проекте запланировано большое привлечение сторонних исследователей для работы на установках мегасайенс. Возникает вопрос: а что, сам институт, на базе которого создана установка, не может ее загрузить исследованиями?

— Не может загрузить и не должен этого делать. Это как раз принципиальный вопрос. Мегасайенс — это слишком большая установка, чтобы с ней работал отдельно взятый институт. Впрочем, это касается и более простых научных инструментов. У каждого уникального научного прибора должен быть в хорошем смысле один хозяин. Но хозяин должен действовать по принципу открытости и допуска на этот прибор всех исследователей, имеющих перспективную повестку. Независимо от места работы.

— А сколько в стране таких уникальных научных приборов, на допуск к которым нужно объявлять конкурс?

— На данный момент нами выявлены все центры коллективного пользования и уникальные научные установки. Есть специальный реестр. На сегодня зарегистрировано 592 центра коллективного пользования и 351 уникальная научная установка. Стоит задача, чтобы балансодержатель работал максимально открыто. Мы это всячески поддерживаем, специально создали программу поддержки этих установок, чтобы на них могли работать внешние исследователи.

— Деньги выдаются под открытую систему работы?

— Да. Это и обеспечивает доступность исследовательской инфраструктуры для ученых. То есть время работы прибора является по-настоящему конкурсным, и на него могут подать свои заявки коллективы из разных организаций. Задачи совета, который при этом приборе функционирует, провести экспертизу заявок и отобрать в режиме рейтингования приоритетные. И дальше уже выдать заключение для балансодержателя, который будет обеспечивать доступ к этому прибору.

Океан потенциала

— Какие научно-исследовательские суда (НИС) будут отремонтированы и когда?

— Мы делаем ставку на это направление. По количеству научных публикаций об исследованиях морей и океанов Россия удерживает лидирующие позиции в мире. Это очень перспективное направление исследований по различным составляющим: минеральные ресурсы, биоресурсы, само устройство океана.

Российское научно-исследовательское судно «Академик Мстислав Келдыш»

Фото: ТАСС/Зарембо Игорь

С 2022 года планируется модернизация НИС «Академик Николай Страхов», с 2023 года — модернизация НИС «Академик Сергей Вавилов» и «Академик М.А. Лаврентьев», с 2024 года — НИС «Академик Мстислав Келдыш» и «Академик Иоффе». Кроме того, будут заложены два научно-исследовательских судна неограниченного района плавания. Обновление научно-исследовательского флота позволит до 2024 года провести более 200 экспедиций. И я вижу здесь большой потенциал, в том числе и для развития исследовательских и образовательных проектов. Традиционно в экспедициях участвовали сотрудники НИИ, сейчас мы активно прорабатываем вопрос вместе с университетами, чтобы обязательно включать молодых исследователей в состав экспедиций.

— Какими методами вы планируете бороться с труднодоступностью исследовательских реактивов?

— Проблема реактивов — экономическая. Производство реактивов тоже экономический процесс, который подчиняется законам рынка — спрос-предложение. Российский спрос недостаточно велик для того, чтобы здесь был конкурентный рынок. Первое, что мы хотим сделать, — обеспечить сами свои потребности. Если не нужны большие объемы, требуемое количество реагентов можно производить в лабораторных условиях. Для этого нужно спрогнозировать объем потребности. Сибирские ученые уже готовят такую программу.

Сократить отставание

— Какой проект из трех представляется вам самым сложным для реализации?

— Развитие кадрового потенциала. Это самый масштабный и сложный проект. По сути, мы должны в короткое время подготовить новое поколение исследователей. Нам нужно порядка 35 тыс. молодых ученых, которые могли бы приступить к исследованиям уже в ближайшие 5–6 лет.

— А сегодняшние школьники в основном хотят быть чиновниками…

— Не все. Хотя, бесспорно, необходимо вернуть авторитет и доверие общества к научному сектору. Вот все вспоминают, каким уважением пользовались советские ученые. А ведь и российским ученым есть чем похвастаться! Например, нам точно можно гордиться тем, что за прошлые шесть лет общее количество российских научных публикаций в общемировом пространстве выросло в два раза. В два раза! И это при достаточно стабильной численности исследовательского корпуса. И даже с некоторой оптимизацией. То есть у нас очень серьезно возросла производительность труда.

— И всё же по этому показателю мы отстаем от ведущих научных держав…

— Да. России нужно догнать ведущие научные державы за шесть лет. Это, как мы рассчитываем, будет сделано за счет привлечения в науку молодых исследователей. Для этого продуман перечень шагов. Мы будем активно поддерживать создание новых лабораторий, которые состоят из молодых ученых и ими возглавляются, будет развернута система дополнительной поддержки тех проектов, которые реализуются на уровне аспирантуры. Будет развиваться академическая мобильность, чтобы можно было обеспечить перемещение людей между разными институтами и регионами.

— А зарплата?

— Зарплата научных сотрудников сегодня увязана со средним уровнем доходов в регионе. Такое соотношение будет сохраняться и впредь. Но это средние показатели. А вот заработная плата конкретного научного сотрудника зависит от его вклада в реальное дело.

— Будут ли молодым ученым выдавать служебные квартиры?

— И не только молодым. Разным. Академическая мобильность — возможность поработать в различных научных организациях по стране — это один из инструментов развития. То служебное жилье, которое выдается на срок, когда человек работает в том или ином институте, несомненно, хороший стимул, и мы будем развивать это направление. И, конечно, сохраняется программа поддержки молодых исследователей, которые получают сертификат.

— По каким направлениям нацпроекта уже начата активная исследовательская работа?

— Могу сказать, что в 2018 году было выполнено 26 морских экспедиций на научно-исследовательских судах неограниченного района плавания. Они были направлены на изучение широкого спектра вопросов: ученые занимались поиском новых активных веществ, обладающих антимикробной, противоопухолевой и иммуномодулирующей активностью. Часть комплексных исследований касалась состояния морских экосистем. В конце прошлого года совместная с РАН рабочая группа утвердила перечень экспедиций на 2019 год.

Сейчас также ведется работа по созданию селекционно-семеноводческих центров. Наши ведущие ученые совместно с Минсельхозом и сельхозпроизводителями создают такие центры в области селекции и семеноводства картофеля и сахарной свеклы. Работа ведется в рамках реализации Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017–2025 годы. В 2019-м были начаты совместные исследования научных коллективов по разработке и внедрению современных методов селекции и семеноводства сахарной свеклы. Задача — обеспечить отрасль конкурентными российскими семенами. В данной работе задействовано порядка 10 научных институтов.

Сегодня активно ведется работа по подготовке энергопуска реактора ПИК. Сформированы план развития сети международных математических центров и программа развития центров геномных исследований. Перечислять можно долго — работа ведется по всем направлениям реализации национального проекта «Наука».



Справка

Стратегия технологического развития включает семь приоритетов. Среди них — переход к цифровым технологиям, к экологически чистой и ресурсосберегающей энергетике, а также к высокотехнологичному здравоохранению и высокопродуктивному, экологически чистому агро- и аквахозяйству. Пятый приоритет подразумевает противодействие техногенным, биогенным, кибер- и социокультурным угрозам. Также в стратегии поставлена цель связать территории России за счет интеллектуальных, транспортных и телекоммуникационных систем. Документом предусмотрена и возможность ответа России на большие вызовы с помощью методов гуманитарных и социальных наук.

Автор: Анна Урманцева


Место проведения: